Клерк.Ру

Евразийский банк: в чем секрет успеха?

Волатильность на валютном рынке, резкий рост ключевой ставки, дефицит ликвидности — все это негативным образом сказалось на процессе кредитования. Некоторые финансово-кредитные организации вынуждены были практически полностью «заморозить» соответствующие программы обслуживания своих клиентов. Но в то же время на рынке проявились и участники, которые, напротив, стали увеличивать объемы выдаваемых кредитов, и к их числу относится Евразийский банк. О том, за счет чего удалось обеспечить подобные результаты и о бизнес-стратегии организации в целом, NBJ попросил рассказать председателя правления Евразийского банка Елену НАБИТОВСКУЮ.

NBJ: Елена Михайловна, наш первый вопрос обычно носит вводный характер. Хотелось бы узнать Ваше мнение — как Вы оцениваете нынешнюю ситуацию на российском банковском рынке? С какими главными вызовами и проблемами приходится сталкиваться сейчас нашим финансово-кредитным организациям?

Е. НАБИТОВСКАЯ: Не думаю, что буду оригинальной, если скажу, что в начале года главной проблемой был дефицит ликвидности. К настоящему моменту она немного утратила остроту, благодаря, в первую очередь, действиям Центрального банка, «насытившего» рынок рублевой ликвидностью. Но это не значит, что дефицита ликвидности нет. Некоторое напряжение сохраняется, а то, что дальнейшее развитие ситуации, как в экономике страны, так и в геополитике, трудно спрогнозировать, не способствует снижению спроса на ликвидность со стороны банков. 

Отключить рекламу

Естественно, что одним из очень серьезных вызовов стала ситуация с заемщиками. Мы все понимаем, что кредиты, выдаваемые по действующим в настоящее время процентным ставкам, может обслужить далеко не каждый бизнес. Поэтому вряд ли кто-то из экспертов сомневается в том, что доля проблемных долгов в совокупном кредитном портфеле российских банков будет расти. Нужно быть готовыми к этому и принимать превентивные меры, чтобы держать ситуацию под контролем. 

Ну, и третий вызов, очень актуальный сейчас для российской банковской системы — докапитализация. Для большого числа участников рынка это действительно проблема, можно даже говорить о том, что это проблема для банковского сектора в целом на данном этапе.

NBJ: То есть мы можем убедиться в том, что, несмотря на очень большое влияние геополитического фактора, нынешний банковский кризис, по сути, развивается стандартно. Первой возникает и обостряется проблема ликвидности, а потом все уходит в «плоскость» «плохих» долгов и докапитализации кредитных организаций?

Е. НАБИТОВСКАЯ: Да. В банковской системе это действительно стандартная схема развития кризиса. И Вы правы, говоря о том, что причины, которые стоят за кризисом, не оказывают сильного влияния на этот сценарий. 

NBJ: Недавно глава Сбербанка РФ Герман Греф заявил, что наиболее острую фазу кризиса российские банки уже прошли. Честно говоря, его слова прозвучали довольно неожиданно: Герман Оскарович обычно склонен к пессимистичным прогнозам и оценкам. Согласны ли Вы с этим его наблюдением?

Отключить рекламу

Е. НАБИТОВСКАЯ: Трудно не согласиться с ним. Острая фаза кризиса действительно осталась позади. Стабилизировался курс рубля по отношению к двум основным резервным валютам — доллару и евро. Можно говорить и об относительной стабилизации мировых цен на нефть, что тоже является успокаивающим фактором. Но проблема в том, о чем я говорила выше — в неопределенности. Никто не может спрогнозировать, как поведут себя дальше рынки капитала, как будут действовать иностранные инвесторы. Да и по динамике цен на нефть больше вопросов, чем ответов. Никто не знает, что будет с котировками нефтяных контрактов после традиционного летнего затишья, не увидим ли мы нового падения. Вот эта общая неопределенность и влияет на поведение банков, удерживая их «в тонусе». 

NBJ: Обычно кризис — это не только время ответа на всевозможные вызовы, но и время пересмотра банками своих бизнес-моделей. Что вполне логично, ведь «в бою» становятся особенно очевидными слабые места, просчеты и допущенные ошибки. Пришлось ли Евразийскому банку вносить коррективы в свою бизнес-модель, или она доказала свою состоятельность и эффективность?

Е. НАБИТОВСКАЯ: Знаете, эти несколько месяцев с начала кризиса показали, что наш банк оказался способен противостоять негативным внешним воздействиям и ухудшению ситуации на рынке по вполне объективным причинам. Евразийский банк является дочерней организацией одноименного казахстанского банка, одного из крупнейших в Республике Казахстан. На рынке Российской Федерации он представлен через свою «дочку» с 2010 года.

Отключить рекламу

NBJ: То есть Евразийский банк вышел на российский рынок после того, как прошла острая фаза кризиса 2008 года?

Е. НАБИТОВСКАЯ: Да. Но тут следует учитывать, что в Казахстане события развивались несколько иначе, чем в России. Кризис там начался немного раньше — не осенью 2008 года, как в России, а где-то за год до этого, в 2007 году. Как только в США произошел первый дефолт на рынке ипотечных банков, внешние рынки капитала для Казахстана и его финансово-кредитных организаций практически полностью закрылись...

NBJ: Да, тогда очень много было написано о том, что Казахстан серьезно пострадал, поскольку слишком сильно был «подсажен на иглу» внешних заимствований.

Е. НАБИТОВСКАЯ: Так и было. Порядка 70% ликвидности банки Казахстана привлекали на внешних рынках капитала. Так вот, Евразийский банк был одной из тех немногих кредитных организаций — можно даже сказать, единственной — у которой не было в капитале ни цента внешних долгов. Этот факт позволил нам не только достаточно легко пережить кризис, но и укрепить свои позиции на рынке. Когда большинство банков полностью остановили кредитование, мы, напротив, приступили к его активному развитию и увеличению объемов кредитного портфеля. За относительно короткий период мы не только сформировали пул качественных клиентов, но и приняли решение трансформировать банк в универсальную финансово-кредитную организацию.

NBJ: А до этого Евразийский банк не был таковой?

Отключить рекламу

Е. НАБИТОВСКАЯ: До этого в банке в основном обслуживались предприятия его акционеров. В 2009 году менеджмент сменился, и, как я уже сказала, было принято решение о диверсификации бизнеса. Банк активно вышел на рынок розницы, расширил свою продуктовую линейку за счет новых продуктов. Естественно, изменилась и структура его клиентской базы...

NBJ: Недаром говорят, что для кого-то кризис — это испытание, а для кого-то — окно возможностей.

Е. НАБИТОВСКАЯ: Так и есть. Я бы сказала так: кризис — это палка о двух концах. Банки, которые до него «заигрываются» в рискованные игры, сталкиваются с серьезными последствиями своей непродуманной политики. А банки, которые, как мы, придерживаются продуманной консервативной стратегии, получают возможность использовать кризис как возможность для развития.

NBJ: Вы сказали, что Евразийский банк — как материнская компания, так и его «дочка» в России — придерживается достаточно консервативной стратегии. Отразилось ли это на динамике доли проблемных активов в кредитном портфеле банка?

Е. НАБИТОВСКАЯ: Безусловно. Если говорить о материнской компании, то показатель NPL (non-perfoming loans, неработающие кредиты. — Прим. ред.)  в ее совокупном кредитном портфеле не превышает 7%. Для крупнейшего розничного банка в Казахстане этот показатель является достаточно низким.  Если же говорить о российской «дочке», то он составляет на сегодняшний день менее 1%. Я полагаю, немногие кредитные организации могут похвастаться такими показателями. И при этом наша бизнес-модель — и это я хотела бы особо акцентировать — остается очень клиентоориентированной. Мы удерживаем показатель NPL на этом уровне не за счет того, что предъявляем слишком жесткие требования к заемщикам.

Отключить рекламу

NBJ: Хорошо, что мы заговорили о клиентоориентированности, поскольку в кризисные периоды эта тема, что вполне ожидаемо, выходит на первый план. Что Вы вкладываете в это понятие, чем, если так можно выразиться, наполняете этот термин?

Е. НАБИТОВСКАЯ: Отвечу на Ваш вопрос так. В первую очередь, мы считаем клиентов, которым необходимы наши продукты и услуги, равноправными партнерами по бизнесу. Мы не ставим перед собой задачу получить высокую маржу с тех или иных продуктов и услуг в краткосрочной перспективе — мы хотим расти вместе с нашими клиентами, то есть изначально ориентированы на долгосрочное сотрудничество. Такой подход, разумеется, оказывает положительное влияние на развитие наших отношений с ними.

NBJ: А кто на сегодняшний день является клиентами Евразийского банка, какова структура его клиентской базы?

Е. НАБИТОВСКАЯ: В Российской Федерации мы придерживаемся следующей стратегии: основной акцент делается на привлечении клиентов из числа предприятий малого и среднего бизнеса и крупного корпоратив-ного бизнеса. 

NBJ: То есть в наиболее рискованные сегменты, например, в необеспеченное кредитование физических лиц, банк «не заходит»?

Е. НАБИТОВСКАЯ: Пока, во всяком случае, нет. В наших планах на 2015 год есть такой пункт, как запуск программы ипотечного кредитования. 

В то же время, при необходимости, мы можем предоставить нашим проверенным и долгосрочным партнерам и услуги необеспеченного кредитования. Я хотела бы отметить, что технологии обслуживания розницы и продвижения соответствующих продуктовых предложений нам хорошо известны — Евразийский банк является абсолютным лидером в автокредитовании в Казахстане. Стратегия нашего банка в России такова, что в 2015 году мы начнем с ипотеки, затем, возможно, подумаем и о развитии других направлений розницы. Но в любом случае мы будем действовать поступательно и продуманно, потому что, как я уже говорила, тот, кто «заигрывается» в рискованные игры, потом дорого расплачивается за это на волне очередного кризиса. 

Отключить рекламу

NBJ: Судя по рейтингу банков по темпам роста кредитного портфеля, составленном NBJ, Евразийскому банку удалось показать более чем впечатляющие результаты. Данный показатель вырос за период с 1 апреля 2014 года по 1 апреля 2015 года почти на 120%. Как удалось достичь этого? Как и в свое время в Казахстане, банк воспользовался ситуацией, когда остальные участники рынка фактически «заморозили» кредитование, а клиенты по-прежнему нуждались в заемных средствах?

Е. НАБИТОВСКАЯ: На начало года мы действительно оставались одним из немногих банков, который «не заморозил» свои программы кредитования. Я достаточно часто выезжаю в регионы и не понаслышке знаю о том, с какими проблемами в первом квартале 2015 года столкнулись очень многие российские компании, в первую очередь предприятия малого и среднего бизнеса. Даже очень крупные российские финансово-кредитные организации в этот период фактически закрылись для своих клиентов из этого сегмента, сфокусировав все свое внимание на обслуживании крупного «корпората». Конечно, мы в некотором смысле этого слова воспользовались сложившейся ситуацией, привлекли новых клиентов. 

NBJ: С другой стороны, Вы сами говорите, что ставки по кредитам, установившиеся на рынке на сегодняшний день, неподъемны для бизнеса. В то же время банки не могут существенно их снизить, поскольку стоимость заемных средств «привязана» к размеру ключевой ставки, а она до недавнего времени составляла 17%, да и сейчас исчисляется двузначной цифрой. Как Евразийскому банку удается привлекать клиентов — ведь сложно представить себе, что он кредитует их себе в убыток?

Отключить рекламу

Е. НАБИТОВСКАЯ: Безусловно, ни один банк не будет что-либо делать себе в убыток, и мы в этом смысле — не исключение из правил. Тем не менее мы действительно можем предложить потенциальным и имеющимся заемщикам очень выгодные условия кредитования. Каким образом? Мы не пользуемся кредитными линиями Центрального банка Российской Федерации. В основном наш банк работает за счет своего капитала, то есть за счет тех средств, которые «вливают» наши акционеры. А докапитализация нашей финансово-кредитной организации расписана в стратегии и осуществляется на регулярной основе. Так что, с одной стороны, мы не испытываем дефицита средств для кредитования, а, с другой, действительно можем предложить нашим клиентам комфортные ценовые условия.

NBJ: Иными словами, на размер ключевой ставки, устанавливаемой ЦБ РФ, Вы при определении стоимости заемных средств для тех или иных категорий заемщиков не ориентируетесь?

Е. НАБИТОВСКАЯ: Мы принимаем действующий размер ставки во внимание, так же как принимаем во внимание и среднюю температуру по больнице — те средневзвешенные показатели стоимости кредитов, которые на данный момент установились на рынке. Но для нас ни то, ни другое не является «привязкой». Как я уже говорила, такой подход является следствием нашей стратегии: мы хотим, чтобы клиент пришел к нам на обслуживание и остался с нами надолго, а для этого нужно, чтобы его компания не надорвалась под непосильной долговой нагрузкой. 

Отключить рекламу

NBJ: Но тем не менее, наверное, и у Ваших клиентов из числа компаний малого и среднего бизнеса возникают проблемы с обслуживанием кредитов. Как при этом удается решать такую задачу, как удержание доли NPL на очень низком уровне — как Вы уже сказали, меньше 1% от общего объема кредитного портфеля?

Е. НАБИТОВСКАЯ: Это опять-таки следствие выбранной нами стратегии. Наверное, я не открою большой тайны, если скажу, что очень многие банки при кредитовании клиентов-юридических лиц ориентируются преимущественно на залоги. Мы реализуем несколько иной подход, тщательно анализируя cash flow – денежные потоки, платежеспособность компании, окупаемость проектов, финансовые циклы и т.д. И по результатам этого анализа мы формируем свои предложения клиентам.

Если говорить о трудностях, с которыми сталкиваются сейчас потребители наших услуг при обслуживании своих заимствований, — глупо было бы утверждать, что их нет. Но вот тут как раз и возникает возможность для банка на деле доказать свою клиентоориентированность. Мы с пониманием относимся к их проблемам, к кассовым разрывам, которые у них возникают, и в таких случаях идем им навстречу, предлагая либо реструктуризацию задолженности, либо пролонгацию кредитов.

NBJ: Вы ссылались на опыт работы материнской компании в Казахстане. А насколько этот опыт востребован и применим в России? Вроде бы страны, хотя и «птенцы одного гнезда», но разные с точки зрения структуры экономики, культурных и исторических традиций, менталитета и т.д.

Отключить рекламу

Е. НАБИТОВСКАЯ: Разные, но в то же время очень близкие, и как раз по тем параметрам, которые Вы упомянули. С точки зрения менталитета народы наших республик очень близки, соответственно, близки и подходы к развитию бизнеса, и деловая культура. Большую роль играет, конечно, и создание Евразийского союза: экономические и миграционные связи между Россией и Казахстаном и до этого были очень тесными, но теперь они буквально с каждым днем укрепляются. Растет товарооборот, создаются новые совместные предприятия, и это создает для многих компаний, в том числе и для нашего банка, более комфортные условия деятельности.

NBJ: Создание ЕАЭС, безусловно, многое изменило на пространстве бывшего СССР и еще многое изменит.

Е. НАБИТОВСКАЯ: Да. И тут я хотела бы отметить еще один момент. Мы уже касались в нашей беседе того факта, что многие иностранные инвесторы под влиянием негативных геополитических факторов ушли из России. Это, на первый взгляд, нерадостная новость, но не будем забывать, что «природа не терпит пустоты». Если кто-то «свернул» свой бизнес, то наверняка появится и кто-то другой, кто захочет занять освободившееся место. И Евразийский банк — как раз одна из таких организаций. Мы очень заинтересованы в развитии и расширении своего бизнеса в России. 

NBJ: Итак, много общих интересов и планов...

Е. НАБИТОВСКАЯ: С другой стороны, стоит отметить различия в подходах регуляторов банковского рынка к поднадзорным субъектам. Я бы сказала так: в Казахстане банковский надзор является более систематизированным и формализованным.

Отключить рекламу

NBJ: А в России существенную роль при решении судьбы банков играет мотивированное суждение регулятора?

Е. НАБИТОВСКАЯ: Я не сравниваю российскую систему регулирования с казахстанской. Могу только отметить несколько иные правила игры. В то же время мы видим, что надзорная политика Центрального банка не стоит на месте, она меняется. Ужесточаются требования к размеру капитала финансово-кредитных организаций, рынок «зачищается» от недобросовестных и нежизнеспособных игроков. Кому-то может показаться, что российский регулятор действует в этом вопросе излишне жестко, а на мой взгляд, он действует совершенно правильно.

NBJ: У Евразийского банка, насколько я поняла, нет причин беспокоиться в связи с ужесточением требований ЦБ РФ к размеру капитала поднадзорных субъектов. Отвечая на один из ранее заданных вопросов, Вы сказали, что банк регулярно докапитализируется.

Е. НАБИТОВСКАЯ: Так и есть. На сегодняшний момент мы находимся в четвертой сотне по размеру капитала (по данным сайта www.banki.ru на 325 позиции в рейтинге по размеру капитала на 01 января 2015 года. – Прим. ред.), но будем постепенно подниматься все выше. Сейчас как раз завершается процедура регистрации очередного увеличения капитала, которое состоялось в начале этого года. 

NBJ: Есть ли у банка в распоряжении иные источники пополнения пассивной базы, кроме средств его акционеров? Вы сказали, что на рынки капитала заимствования не выходите, что же остается? Вклады физических лиц?

Отключить рекламу

Е. НАБИТОВСКАЯ: Главным образом — депозиты юридических лиц. Это для нас действительно очень важный источник пополнения пассивной базы. Что касается вкладов физических лиц, то наша стратегия в данном вопросе такова: их доля в нашей пассивной базе не должна превышать 30%. Это важный момент. Мы хотим обезопасить себя от бегства вкладчиков, аналогичного тому, которое имело место на российском рынке в конце прошлого года. Честно говоря, в прошлом году подобные события произошли и с некоторыми банками в Казахстане. Правда, не столько под влиянием геополитических факторов, сколько под влиянием масштабной черной пиар-акции, когда людей стали пугать угрозой банкротства сразу нескольких достаточно крупных банков.

NBJ: Но и 30-процентная доля — это немало.

Е. НАБИТОВСКАЯ: И тем не менее это как раз тот показатель, который дает уверенность, что банк выстоит даже в том гипотетическом случае, если все вкладчики — физические лица одновременно заберут со счетов банка свои сбережения. А для финансово-кредитных организаций главное в такие «минуты жизни трудные» — сохранить стабильность, не допустить задержек при возврате депозитов. Все это возможно только при условии, если, с одной стороны, есть необходимый запас ликвидности «под рукой», а, с другой стороны, если пассивная база банка является сбалансированной, и она избавлена от «перекосов» в сторону того или иного источника ее пополнения.

Отключить рекламу

NBJ: Привлечение вкладов физических лиц, пусть даже и в ограниченных размерах, требует наличия у банка филиальной сети. Расскажите, пожалуйста, подробнее о ее нынешнем состоянии и о планах ее дальнейшего развития.

Е. НАБИТОВСКАЯ: На сегодняшний день наша филиальная сеть в соответствии со стратегией банка сосредоточена в приграничных с Казахстаном регионах. Банк имеет кредитно-кассовые офисы  в Новосибирске и в Омске. Оба они работают достаточно успешно, несмотря на то, что были открыты недавно: Новосибирский филиал — около года назад, а в Омске — буквально на днях. В планах открытие еще одного кредитно-кассового подразделения в Челябинске и офиса в Москве.

NBJ: То есть в этом вопросе банк тоже придерживается весьма осторожной стратегии — не стремится резко наращивать свое присутствие.

Е. НАБИТОВСКАЯ: Да. Конечно, технически нет ничего сложного в том, чтобы в разы увеличить количество «точек» в России. Но это предполагает затраты, значительная часть которых может не окупиться, и которые неизбежно придется переложить на плечи наших клиентов. Мы к этому не стремимся, и Вы правы, говоря о том, что и в этом вопросе мы придерживаемся сбалансированной и консервативной политики. 

NBJ: В последние несколько лет очень популярным стал тезис, что современный банк — это фактически ИТ-компа-ния, предоставляющая финансовые услуги. Согласны ли Вы с этим утверждением, и, если да, то какое внимание банк уделяет развитию своей технологической составляющей?

Отключить рекламу

Е. НАБИТОВСКАЯ: Я абсолютно согласна с озвученным Вами тезисом. Евра-зийский банк очень много вкладывает и средств, и человеческих ресурсов в развитие своей ИТ-инфраструктуры. У нас очень эффективный  интернет-банк для клиентов — юридических лиц и интернет-банк для клиентов — физических лиц. Кстати, как раз развитие ИТ и позволяет нам активно наращивать клиентскую базу без серьезных вложений в развитие собственной филиальной сети. Многим нашим клиентам — юридическим лицам, которые работают в российских регионах, достаточно одного-двух визитов в наш московский офис для заключения договора, идентификации и других немногочисленных формальностей. А потом все необходимые им операции они могут осуществлять в дистанционном режиме, и все новые продукты и услуги также получать в дистанционном формате. 

NBJ: Вернемся к кредитованию корпоративных клиентов. Насколько я поняла, это является магистральным направлением бизнеса банка на сегодняшний день. Скажите, пожалуйста, сотрудничает ли Евразийский банк в данном контексте с государственными организациями, созданными для поддержки и развития сегмента МСБ? С МСП Банком, Агентством кредитных гарантий, иными структурами?

Е. НАБИТОВСКАЯ: Безусловно. С МСП Банком мы сотрудничаем уже не первый год и очень довольны этим взаимодействием, поскольку оно позволяет нам более активно кредитовать заемщиков на местах — в различных российских регионах. Что касается Агентства кредитных гарантий, то оно возникло совсем недавно — летом прошлого года. На сегодняшний день мы нацелены на подписание соглашения с ним и надеемся, что наше сотрудничество с АКГ будет не менее успешным, чем сотрудничество с МСП Банком. 

Отключить рекламу

NBJ: Ожидаете ли Вы, что в этом году банк покажет такой же впечатляющий рост кредитного портфеля, как и в прошлом? Все-таки, наверное, надо учитывать то, что изменилась и платежеспособность заемщиков, и многие компании предпочли перейти на «подкожный жирок», поскольку им сложно обслуживать новые кредиты, выданные по очень высоким ставкам...

Е. НАБИТОВСКАЯ: Мы ожидаем, что результаты этого года будут не хуже, чем результаты прошлого. Специфика развивающихся рынков и новых предприятий и направлений такова, что компании, выходящие на эти рынки, могут на протяжении нескольких лет показывать очень хорошие результаты, не снижая темпов. Но тут, конечно, надо сделать оговорку. Если менеджмент компании оказывается «на высоте», то есть если существует хорошо продуманная стратегия, доказавшая свою эффективность, и команда, придерживающаяся этой стратегии. 

NBJ: У Евразийского банка, судя по составленным NBJ рейтингам, хорошие показатели за период с 1 апреля 2014 года по 1 апреля 2015 года не только по темпам роста кредитного портфеля, но и по темпам роста таких показателей, как прибыль и активы. Как удалось обеспечить такие результаты?

Е. НАБИТОВСКАЯ: Продуманная стратегия и хорошая бизнес-модель при эффективном риск-менеджменте и консервативном подходе к решению проблемы качества наших активов. Ну и, конечно, слаженная работа команды! 

Обучающий курс от команды «Клерка»
«Налоговые проверки. Тактика защиты»
Способы защиты, проверенные на практике, от Ивана Кузнецова, налогового эксперта, работавшего в ОБЭП.
  • Первое видео — бесплатно.
  • Даем сертификат в конце обучения.
  • Дистанционное обучение.
Записаться на курс за 5 500 руб.
Отключить рекламу