Клерк.Ру

Нашествие мигрантов может оказаться для ЕС даже прибыльным

Страхи перед нашествием мигрантов в Европу, похоже, совершенно излишни – по крайней мере с экономической точки зрения. Целый ряд исследований показывает, что даже беженцы в итоге приносят приютившему их государству гораздо больше прибыли, чем убытков. Есть от них и другие плюсы, например демографические.

Только с января этого года в Европу прибыло 362 тыс. нелегальных мигрантов, подсчитала Международная организация по миграции. По ее оценкам, 80% беженцев спасаются от насилия в своей стране. По европейским законам, которые были разработаны в 90-х годах, Европа должна предоставить им убежище в первой стране прибытия. Это привело к тому, что много мигрантов стало оседать в Греции, Италии и Венгрии. В 2004 году европейским странам разрешили самим решать миграционный вопрос, кого и сколько пускать. 

«Поступления в бюджет Великобритании от приезжих из Восточной Европы по крайней мере в 1,21 раза больше, чем расходы на них»

В этом году поток беженцев в Европу резко увеличился. Власти ЕС даже начали обсуждать варианты выдворения уже прибывших беженцев из некоторых стран. Сейчас правительства стран ЕС думают над тем, сколько беженцев переселить из Греции и Италии по всей Европе. Сначала говорили о 32 тыс. беженцев, но 14 сентября хотят обсудить повышение этого потолка до 160 тыс. 

В качестве одной из причин, почему страны боятся наплыва беженцев, указывают опасения, что мигранты станут экономическим бременем. Однако многие исследования доказывают, что этот страх необоснованный. 

В этом плане показательны два разных подхода к проблеме – немецкий и британский. Германия, судя по всему, прекрасно понимает, что мигранты не есть синоним обузы. Поэтому довольно спокойно относится к беженцам и возможности легально их трудоустроить на своей территории. Власти страны заявили, что в течение нескольких ближайших лет смогут ежегодно принимать около полумиллиона беженцев. Только в этом году страна готова принять 800 тыс. мигрантов. На них придется потратить 10 млрд евро, подсчитали немецкие СМИ. Это в четыре раза больше, чем годом ранее, когда в Германию приехало жить около 200 тыс. иностранцев. На содержание каждого мигранта уходит в год 12–13 тыс. евро. В статью расходов включено питание, размещение, медицинское обслуживание, а также средства на карманные расходы и обучение немецкому языку. 

Однако власти понимают, что только выиграют от такого потока мигрантов. Во-первых, это решает демографическую проблему. Только в 2012 году уровень смертности над рождаемостью в стране превысил 200 тыс. человек. Кроме того, немецкое правительство на прошлой неделе заявило, что каждый евро, который тратится на обучение мигрантов, означает вложения в то, чтобы избежать нехватки квалифицированной рабочей силы. В противном случае, уверяют они, им бы пришлось тратить куда больше на льготы безработным. 

Однако Великобритания под давлением общественности не хочет принимать незваных гостей. Премьер-министр Дэвид Кэмерон заявил, что страна примет только 20 тыс. сирийских беженцев до 2020 года. 

Между тем многие исследования показывают, что мигранты не только решают проблему старения населения Европы, но и «в большинстве стран они платят больше налогов и социальных взносов, чем получают» от государства. Такой вывод делается в недавно опубликованном докладе Всемирного банка, Международной организации труда ООН и ОЭСР.

«Есть более десятка хороших исследований в настоящее время, где говорится о чистом положительном эффекте мигрантов на экономику», – говорит Ян Голдин, директор Oxford Martin School, профессор кафедры глобализации и развития Оксфордского университета. 

Например, те, кто приехал в Великобританию в 2000–2011 годах, способствовали выплате налогов на 5 млрд фунтов, говорится в одном лондонском исследовании. Профессор по миграции в Оксфордском университете Карлос Варгас Сильва посчитал, что приток 260 тыс. иммигрантов в год может помочь Великобритании вдвое сократить государственный долг за 50 лет. 

Ранее разные модели исследований показали, что поступления в бюджет Великобритании от приезжих из Восточной Европы по крайней мере в 1,21 раза больше, чем расходы на них. По некоторым другим моделям разрыв еще больше – в 1,4 раза. Одна из причин «прибыльности» мигрантов в том, что они получают меньше пособий, чем коренные жители. Плюс обычно мигранты – это молодые люди, которые не получают пенсию и редко болеют. Это обстоятельство перевешивает тот факт, что приезжие меньше получают и, следовательно, платят меньше налогов. Причем Великобритании в этом плане везет еще больше, так как английским языком владеет куда больше людей, чем, например, шведским. Поэтому Британия получает наибольший экономический эффект. 

Единственное, что ряд исследований показывает, что европейские мигранты и «чужеземцы» дают разный экономический эффект. Например, шведский экономист из Университета Гетеборга Йоким Руйст считает, что сирийцы, йеменцы и египтяне – не самые выгодные мигранты. Мигранты из Восточной Европы, особенно русские, поляки и литовцы, оказывают более положительный эффект на экономику богатых стран, так как они много работают и не требуют пособий. Руйст исследовал влияние приезжих из Восточной Европы на ВВП родной Швеции. 

Его анализ также доказал, что доходы государства перевешивают его расходы. Средний вклад одного мигранта в бюджет страны в год составил около 12 тысяч крон, или около 1300 евро. Причем долгосрочный эффект тоже оказывается положительным. Даже с учетом того, что приезжие состарятся в Швеции и будут получать пенсию из бюджета, их вклад все равно окажется больше расходов, которые понесет государство.

Впрочем, Александр Беттс, руководитель Центра исследований беженцев в Оксфордском университете, отмечает, что положительное экономическое воздействие есть вне зависимости от того, кто мигрант. Хотя согласен, что эффект выше, когда мигранты хорошо образованы, как и большинство сирийцев, указывает он. 

Вот только, в отличие от иммигрантов, беженцев не выбирают. Но потенциально беженцы отличаются от них незначительно. Разве что тем, что они, скорее всего, предпочтут вернуться домой, если появится такая возможность, а если нет – тогда они адаптируются, как и другие мигранты, считает Беттс. В ряде случаев наплыв беженцев может привести к локальному негативному воздействию на рабочие места, однако не обязательно, добавляет он. 

Есть исследования, которые показывают, что мигранты вовсе не отбирают рабочие места у местных жителей. «Приток мигрантов может сбивать заработную плату, но в основном зарплату для других мигрантов, и лишь на 1–3%. В целом же влияние на заработную плату или количество рабочих мест нейтрально или позитивно», – говорит эксперт из Международного института миграции в Оксфордском университете. 

Так почему же другие страны закрывают свои двери перед беженцами? Эксперты указывают, что причины не экономические, ими движет страх культурного воздействия иностранцев. В августе, например, Словакия заявила, что будет принимать сирийцев только христианского вероисповедания. Однако Европе придется привести в порядок свои правила предоставления убежища и научиться справляться с культурными различиями, потому что беженцы бегут кто от голода, кто от войны, зачастую даже погибая по пути в Европу.