Клерк.Ру

Любить тебя – нелегкий труд

На фото Иван Федоров, экс-предприниматель

Жалеть женщин и детей, плачущих от голода, — это нетрудно, это всякий умеет. А вот сумеете вы пожалеть здоровенного сытого мужика с таким вот, — Изя показал, — половым органом? Изнывающего от скуки мужика?

"Град обреченный", братья Стругацкие

Один мой друг недавно рассказал, что купил беговую дорожку, поставил ее на балкон, и теперь наслаждается бегом на свежем воздухе, никуда не выходя из дома. Вид прекрасный, сказал мой друг, с моего этажа людей уже не видно.

Мой друг – мизантроп, и не скрывает этого. Как слишком многие из нас, однажды он глубоко поверил в людей, и был предан, и не простил.

Понять его несложно. В нашей стране, в это самое время, стало очень трудно поддерживать в себе и без того едва тлеющий огонь любви к ближнему. Уверен, многие из вас переживают сходные эмоции каждый день. Достаточно на полчаса зайти в любую людскую толпу – реальную, на рынке, или в виртуальную – в соцсеть, чтобы стало понятно: большинство наших ближних - это прото-люди, которые на любое добро отвечают злом, и чьи примитивные желания редко выходят за рамки пищеварительно-репродуктивной повестки. Это йеху, которые стремятся сломать, испортить, использовать и изгадить все, до чего способны дотянуться, и что не может немедленно дать сдачи. Это рабы, которые рукоплещут своему сегодняшнему царьку с таким же восторгом, с каким завтра будут топтать его портреты. Им не важно, кто их ведет – бог, царь или герой, им важно, чтобы кто-то другой выбрал для них маршрут, принял решение, и снял с них бремя необходимости решать, что хорошо, что плохо. А когда этот кто-то возьмет, наконец, на себя смелость решить и указать им путь, они обвинят его во всех своих неудачах и проклянут его имя...  

Как можно любить это безжалостное, жрущее, жестокое стадо? Как научить их любить, ценить, уважать друг друга и себя самих? И стоит ли пытаться? Да, одному из нас удалось добиться существенных успехов, отдав себя в руки возлюбленным ближним и позволив им замучить себя на кресте, но эффект от пережитого толпой потрясения не продлился долго, и люди продолжили жрать, подличать, предавать и убивать друг друга со все возрастающим энтузиазмом, и продолжают до сих пор.

Так почему и за что я должен любить их, этих людей? Они делают то, что делают, безо всякого принуждения, по собственному выбору и с удовольствием. Они ленивы, неблагодарны, грубы, эгоистичны, безинициативны, примитивны.  Все, что сдерживает их инстинкты – это страх наказания, а вовсе не какие-то ванильные слюни про братскую любовь. Ни подвижнические поступки, ни принесение себя в жертву не производят на них ни малейшего впечатления. Так что же делать?

Я понимаю своего друга. Он – безусловный лидер, один из преобразователей нашего мира, которому приходится каждый день побуждать группу инертных и неблагодарных соплеменников к совершению несложных действий ради их же собственного блага, с постоянным риском получить в ответ предательство, обман, нож в спину, в лучшем случае – ядовитый плевок исподтишка. Я понимаю, почему он так не любит видеть людей со своего балкона.           

Я попытаюсь изменить его точку зрения прямо сейчас.

Начну с предложения посмотреть в ближайшее зеркало, и вовсе не для того, чтобы указать на то, как похожи все человеческие тела, хотя это и очевидно - различие между моим другом-мизантропом и остальными нелюбимыми им людьми сводится единственно к тому, что в данный момент определяет их поведение – презренная плоть или гордый дух.

Человеческое тело – это экосистема, структура высшей степени сложности, объединяющая колоссальное количество частей, элементов, органов, существ. Наша личность, душа, сущность – как ни называй – живет в этой экосистеме, содержится в ней, проявляет себя через нее и взаимодействовать с этим миром без нее не умеет.

Эту экосистему, наше тело, невозможно назвать ни красивой, ни надежной, ни благодарной.

Да, нам по силам навести внешний лоск. Да, мы способны до известной степени оптимизировать ее работу, продлив таким образом срок ее эксплуатации. Но что бы мы ни делали, в один из дней наше тело предаст нашу душу самым подлым образом, бессовестно отбросив коньки.

А что касается эстетической красоты этого вместилища души, то я даже иллюстраций приводить не стану, просто представьте, что там у вас творится в желудочно-кишечном тракте.

Человечество целиком и полностью состоит из таких искорок чистого духа, ползающих по грязи внутри полужидких комков умирающей плоти, дрожа от страха и тратя бОльшую часть своей коротенькой жизни на сон, еду, и борьбу за возможность делать то и другое как можно чаще. Мы все, от генсека ООН до распоследнего бомжа, активно пожираем непредставимое количество ресурсов, загрязняем среду своего обитания и постоянно уничтожаем – прямо или опосредованно – немыслимое множество других живых существ, немалая часть которых является такими же людьми, как мы сами.   

Тем не менее, именно в этом беспрерывном и бесконечно многообразном кишении рождается все то прекрасное, что создал людской род. Пирамиды, поэзия, клерк.ру, постмодернизм, усыновление чужих детей, нейлон, сказки, ринопластика, рибай стейк, Прекрасная Ольмьер, Парфенон, памперс, швейцарские часы, гейзерная кофеварка, Дукати Монстер, елочные украшения – все это и все остальное появилось и стало возможным исключительно благодаря синтезированным усилиям мирриадов ничтожеств, благодаря поступкам миллионов посредственностей, в результате тысяч и тысяч лет, прожитых целыми поколениями ленивых, примитивных, безинициативных, трусоватых, неблагодарных и эгоистичных л-ю-д-е-й.

Людей, которые изредка, вопреки своей скотской природе, вдруг почему-то останавливают свое кишение, и влюбляются, и вырубают из мраморной глыбы Мыслителя, открывают бозон, танцуют сальсу, пишут «Дон Кихота», лезут на Эльбрус, рисуют мелками на асфальте, описывают голожаберных моллюсков, красят общественную скамейку и готовят треску с душистыми травами, хотя могли бы без...

Да, мой дорогой мизантроп, люди в массе своей донельзя докучливы и неприятны, ленивы, неряшливы, завистливы, тупы, а иногда – жестоки и опасны. Но абсолютно любой из них имеет и способность, и возможность делать то, чего не умеет больше ни одно живое существо на этой планете.

Создавать объекты и концепции третьего порядка.

Те самые, которые совершенно не пригодны для удовлетворения животных инстинктов, несъедобны и бессмысленны с точки зрения выживания своего создателя. Те самые, которые и составляют наследие, культуру, цивилизацию людей.  

Просто задумайся, мой друг: любой «ночной волк» из этой омерзительной мотопехоты, любой метросексуальный фрик, любой растреклятый депутат, гопник, поп, любой ребенок, старик, сталевар, гламурная киса, вор или учительница начальных классов – каждый из этих людей способен внезапно и в любой момент перестать быть тем, кто он есть, и стать зодчим, демиургом, гением, творцом новых миров, небывалых чудес и артефактов.

А если сказать еще точнее, то не «станет», а осознает, что всегда им был.

И лучшее, что ты можешь сделать для мира, мой мизантроп, это способствовать наступлению этого момента всеми доступными тебе способами.

Глядя на бездомного, роющегося в мусорном контейнере, или на какого-нибудь, прости г-споди, дмитрия киселева в телевизоре, или на пару близнецов, проезжающих мимо тебя в коляске-тандеме, подумай о том, что услышал от меня только что, и увидь в каждом его феноменальный потенциал. Возможно, он так и не проснется, и родители этого человека напрасно напрягали свои гонады – никто не знает наверняка.

Но ведь и твои, и мои предки когда-то совсем недавно – мгновение, на самом деле – были убогими полуобезьянами с грязными обломанными ногтями, которые тратили почти все свое время на то, чтобы просто выжить. И каждого из них – до единого человека! – кто-то простил, принял, полюбил, дал возможность продолжить род. Увидел в нем не убогую полуобезьяну, а венец творения и свет в окне.

Тоненькие ниточки твоих ДНК, мой друг, сплетались в клетках самых разных людей, большинство из которых, скорее всего, прожили ничем не примечательные жизни.

Ничем, кроме одного: они передали эту ниточку своим детям, и нашли в своем забитом до отказа графике время вырастить их так, чтобы весной 2015 года от Р.Х. один очень добрый  и талантливый, но чуть разочаровавшийся в других людях мизантроп сейчас сидел в своем кресле, читая эти строки.

Отключить рекламу