Клерк.Ру

Последняя позиция судей по налоговым проверкам, НДС, налогу на прибыль и спецрежимам

Обзор свежей практики Верховного суда по налоговым спорам для нас подготовил юрист Максим Юзвак. Если напротив дела стоит плюс, то его выиграла компания, минус - инспекция. 

Налоговый контроль

Определение от 29.03.2018 № 303-КГ17-19327 (с. Завьялова Т.В., Першутов А.Г., Тютин Д.В., ИП Бурдинский Андрей Владимирович) +

По общему правилу в случаях, не предусмотренных разделом V.1 НК РФ, налоговые органы не вправе оспаривать цену товаров, указанную сторонами сделки и учтенную при налогообложении, а доначисление предпринимателю НДС и НДФЛ исходя из рыночных цен товаров, реализованных взаимозависимому лицу, по результатам выездной налоговой проверки является незаконным.

Отличие примененной налогоплательщиком цены от уровня цен, обычно применяемых по идентичным (однородным) товарам, работам или услугам другими участниками гражданского оборота, также не может служить самостоятельным основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, возникновении у него недоимки, определяемой исходя из выявленной ценовой разницы, поскольку судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности. Если налоговым органом оспаривается соответствие отраженной в налоговом учете операции ее действительному экономическому смыслу, то многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться в качестве одного из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, порочащими деловую цель сделки (взаимозависимость сторон сделки, создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, использование особых форм расчетов и сроков платежей и т.п.). Между тем установленное по результатам налоговой проверки отклонение цен по спорным сделкам с взаимозависимым контрагентом в диапазоне от 11 процентов до 52 процентов, по сравнению с ценами на аналогичный товар по сделкам Налогоплательщика с другими контрагентами, многократным не является.

Определение от 16.03.2018 № 305-КГ17-19973 (с. Завьялова Т.В., Першутов А.Г., Тютин Д.В., Т Плюс) +

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит правильным вывод судов об отсутствии ограничения по глубине проведения повторной выездной налоговой проверки в рассматриваемой ситуации. Налогоплательщик не ограничен каким-либо сроком в праве подачи уточненной налоговой декларации и согласно абзацу третьему пункта статьи 89 НК РФ в случае ее представления в рамках соответствующей выездной налоговой проверки проверяется период, за который представлена уточненная налоговая декларация (в части внесенных уточнений). Данное правило исключает применение трехлетнего ограничения на глубину проведения выездной проверки, установленного абзацем вторым пункта 4 статьи 89 НК РФ. Между тем это не означает, что в случае подачи налогоплательщиком уточненной налоговой декларации повторная выездная проверка может быть инициирована налоговым органом в любое время – без учета разумности срока, прошедшего с момента подачи уточненной налоговой декларации.

При оценке разумности срока назначения повторной выездной проверки должны учитываться все обстоятельства, имеющие отношение к обеспечению баланса частных и публичных интересов, в том числе: существование у налогового органа при должной организации контрольной работы возможности по своевременному выявлению обстоятельств хозяйственной деятельности налогоплательщика, указывающих на необоснованность изменений в исчислении налога, заявленных в уточненной декларации способность налогоплательщика в случае проведения повторной выездной проверки обеспечить защиту своих прав по прошествии установленного пунктом 1 статьи 23 НК РФ четырехлетнего срока хранения документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов; наличие или отсутствие в действиях налогоплательщика признаков противодействия налоговому контролю (предоставление налоговому органу недостоверных и (или) неполных документов и т.п.). Бремя доказывания обстоятельств, позволяющих сделать вывод о разумности срока назначения повторной выездной проверки, при этом в силу части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лежит на налоговом органе.

При рассмотрении настоящего дела суды установили, что повторная выездная налоговая проверка назначена спустя 1 год 10 месяцев после представления в налоговый орган налоговой декларации, что само по себе является значительным сроком. При этом доводы налогового органа, обосновывающие обстоятельства, связанные с назначением повторной выездной налоговой проверки, суды оставили без соответствующей правовой оценки.

НДС

Определение от 22 марта 2018 № 306-КГ18-1234 (с. Антонова М.К., Ривьера Тауэр) –

Поскольку решением Арбитражного суда договор на выполнение предстроительных услуг и дополнительное соглашение признаны недействительными и применены последствия недействительности сделки в виде взыскания в пользу Налогоплательщика неосновательного обогащения данная денежная сумма не может быть использована для совершения операций, облагаемых НДС, следовательно, у Налогоплательщика, применившего налоговый вычет, возникла обязанность восстановить принятый ранее к вычету НДС.

Судами отмечено, что в рассматриваемой ситуации, заключенное между сторонами мировое соглашение является исключительно способом исполнения ранее установленных судом обязательств, определяет порядок их исполнения и не изменяет цену сделки. Кроме того, заключение мирового соглашения не было обусловлено разумными экономическими причинами (целями делового характера), поскольку им предусмотрено уменьшение активов Налогоплательщика (суммы, взысканной на основании вступившего в законную силу судебного решения) более чем в два раза.

Определение от 19.03.2018 № 310-КГ17-20259 (с. Павлова Н.В., ИП Нагурный Алексей Анатольевич) –

Отменяя постановление суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции исходил из того, что непредставление документов, предусмотренных пунктом 6 статьи 145 НК РФ, лишает права Налогоплательщика на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога на добавленную стоимость. При этом суды установили, что при ведении экономической деятельности и получении дохода спорная налоговая декларация по налогу на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года была представлена предпринимателем с нулевыми показателями. В связи с этим, установив занижение налогооблагаемой базы по НДС и непредставление в установленный срок налоговой декларации, инспекция доначислила Налогоплательщику НДС, пени и применила штрафы.

Определение от 12.03.2018 № 303-КГ17-20685 (с. Завьялова Т.В., С Технология) –

Суды учли, что Налогоплательщик финансирование строительства за счет собственных средств не осуществлял. Строительство осуществлялось за счет денежных средств (инвестиций), предоставляемых в соответствии с условиями инвестиционного контракта инвесторами (учредителями Налогоплательщика). Суды пришли к выводу о том, что Налогоплательщик не вправе заявлять налоговые вычеты по счетам-фактурам, предъявленных подрядными организациями при строительстве инвестиционного объекта.

Налог на прибыль

Определение от 23.03.2018 № 305-КГ18-1219 (с. Завьялова Т.В., РуссНефть) –

Суды установили отсутствие деловых и экономических целей при предоставлении Налогоплательщиком займов ООО «Энергосоюз-А», поскольку займодавцу было известно о неплатежеспособности заемщика ввиду неосуществления им деятельности, направленной на реальное получение прибыли, аффилированность и взаимозависимость всех участников данных операций, а также формальное, не направленное на реальное получение денежных средств от указанного юридического лица, взыскание спорной задолженности в рамках судебных дел № А40-92378/10 и № А40-92376/1, целью которого является включение расходов в налогооблагаемую базу по налогу на прибыть и для последующего банкротства юридического лица ООО «Энергосоюз-А».

Определение от 15 марта 2018 № 306-КГ18-594 (с. Антонова М.К., ЕвроХим-ВолгаКалий) –

Суды установив, что объект строительства - комбинат в эксплуатацию не введен, имущество с целью извлечения дохода не используется, Налогоплательщик спорные объекты не учитывал для целей налогообложения в составе амортизируемого имущества и не исчисляло по ним амортизацию в целях налогового учета пришли к выводу о неправомерном отнесении налогоплательщиком амортизационной премии по средствам, используемым при строительстве комбината, в состав косвенных расходов. Также установив, что находящиеся на балансе Налогоплательщика общежития, жилые дома, коттеджи, здание бани с прачечной в помещении бытового обслуживания с буфетом, сети газоснабжения, теплоснабжения и электроснабжения относятся к объектам обслуживающих производств и хозяйств, суды пришли к выводу о неправомерном завышении Налогоплательщиком убытка по результатам основной деятельности на убыток, полученный от деятельности всех объектов обслуживающих производств и хозяйств. Кроме того, судами отмечено отсутствие ведения раздельного учета деятельности объектов обслуживающих производств и хозяйств.

Относительно привлечения налогоплательщика к ответственности по пункту 2 статьи 120 НК РФ за грубое нарушение правил учета доходов (расходов) объектов налогообложения в виде штрафа в размере 15 000 рублей, суды поддержали выводы налогового органа, указав на наличие длящегося нарушения при ведении налоговых регистров по составу косвенных расходов, по причине неправомерного учета амортизационной премии по объектам комбината. Аналогичное нарушение установлено налоговым органом по результатам предыдущей выездной налоговой проверки.

Определение от 06 марта 2018 № 304-КГ17-8961 (с. Завьялова Т.В., Антонова М.К., Павлова Н.В., СУЭК-Кузбасс) +

Применительно к налогообложению трансграничных дивидендов понятие «капитал» включает в себя все, что относится к капиталу в соответствии с гражданским (корпоративным) законодательством и, дополнительно, ряд элементов, прямо не охватываемых гражданским (корпоративным) законодательством, в том числе, предоставленные российской организации займы, проценты по которым переквалифицированы в дивиденды на основании пунктов 2 и 4 статьи 269 НК РФ. , Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации полагает ошибочными выводы судов о невозможности применения пониженной ставки налога 5 процентов, мотивированные отсутствием прямого участия иностранной компании SUEK PLC в капитале общества и невыполнением в связи с этим такого предусмотренного подпунктом «а» пункта 2 статьи 10 Соглашения об избежании двойного налогообложения условия, как достижение определенного размера вложения в капитал.

Земельный налог

Определение от 21 марта 2018 № 305-КГ18-1112 (с. Антонова М.К., Элит-Дизайн) +

Право собственности общества на земельные участки, поскольку данные земельные участки перешли в общую долевую собственность собственников помещений многоквартирных домов. При таких обстоятельствах, у общества отсутствует обязанность по их декларированию и уплате соответствующего земельного налога как по основанию субъекта (не являлось собственником земельных участков), так и по основанию объекта (земельные участки входили в состав общего имущества многоквартирного дома и не являлись объектом налогообложения земельным налогом в соответствии с подпунктом 6 пункта 2 статьи 389 НК РФ).

Определение от 12.03.2018 № 307-КГ18-383 (с. Тютин Д.В., ИП Казарян Вардгес Арташович) –

Суды указали, что земельный налог подлежит исчислению и уплате исходя из действительной кадастровой стоимости земельного участка, установленной опубликованным нормативным правовым актом. При этом обязанность принять меры по проверке достоверности сведений о кадастровой стоимости спорных земельных участков возлагается на Налогоплательщика.

Налог на имущество организаций

Определение от 29 марта 2018 № 310-КГ18-1913 (с. Антонова М.К., ИНКАР) –

Частично отменяя решение суда, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что предусмотренные пунктом 25 статьи 381 НК РФ льготы распространяются на движимое имущество, приобретенное в результате сделок между взаимозависимыми организациями после 01.01.2015, следовательно, действие данной нормы не может распространяться на имущество, приобретенное до указанной даты в период с 01.01.2013 до 01.01.2015, поскольку это противоречило бы норме пункта 2 статьи 5 НК РФ и принципу определенности налогообложения, вытекающему из положений пункта 6 статьи 3 Налогового кодекса. Поскольку часть имущества была приобретена контрагентами налогоплательщика после 01.01.2013 и передана ими налогоплательщику до 01.01.2015, то есть данное имущество изначально не являлось объектом обложения налогом на имущество, на него не могут быть распространены ограничения, введенные Законом № 366-ФЗ, вступившие в силу с 01.01.2015.

Отменяя постановление суда апелляционной инстанции в части и соглашаясь с выводами суда первой инстанции, суд округа исходил из буквального толкования пункта 25 статьи 381 НК РФ в редакции Федерального закона от 24.11.2014 № 366-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и в отдельные законодательные акты Российской Федерации», согласно которому с 01.01.2015 спорная льгота не распространяется на движимое имущество, принятое налогоплательщиком с 01.01.2013 на учет в качестве основных средств в результате сделок между взаимозависимыми организациями. В связи с чем, суд округа отметил, что у Налогоплательщика обязанности уплачивать налог на имущество не возникает и корректировка налоговых обязательств по налогу на имущество за 2013, 2014 годы не производится. Вместе с тем, если у объектов движимого имущества в 2015 году имеется их остаточная стоимость, такие объекты в 2015 году подлежат налогообложению налогом на имущество в общеустановленном порядке. При этом судом кассационной инстанции указано на отсутствие в пункте 25 статьи 381 НК РФ каких-либо неустранимых неясностей, сомнений и противоречий, а также на отсутствие обстоятельств, изложенных в пункте 2 статьи 5 НК РФ.

Определение от 20.03.2018 № 308-КГ17-21525 (с. Першутов А.Г., Новорослесэкспорт) –

Обжалуя судебные акты в Верховный Суд Российской Федерации, Налогоплательщик указывает на неправомерность начисления пеней по налогу на имущество за период действия льготы, предоставленной инвестиционным соглашением, полагая, что пени подлежат начислению с даты расторжения инвестиционного соглашения. Учитывая правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Определение от 10.03.2016 № 571-О, суды пришли к выводу, что получение Налогоплательщиком налоговой выгоды в виде необоснованного пользования льготой по налогу на имущество влечет взимание с Налогоплательщика пеней в качестве компенсации нанесенного бюджету ущерба от необоснованного применения льготы и использования денежных средств, не поступивших в бюджет в установленный срок. При этом суды указали, что пени начислены Налогоплательщику за несвоевременную уплату налога на имущество, а не за наличие недоимки.

Определение от 12.03.2018 № 307-КГ18-390 (с. Тютин Д.В., Арктикморнефтегазразведка) –

Суды исходили из того, что палубные краны, предназначенные для эксплуатации на буровой установке, являются неотъемлемой технологической (функциональной) частью недвижимого имущества (СПБУ «Мурманская») и были приобретены именно для его модернизации, при этом до проведения модернизации СПБУ «Мурманская» краны составляли с буровой установкой единый инвентарный объект. По данным основаниям суды отклонили доводы заявителя о том, что новые палубные краны, установленные на СПБУ «Мурманская», наделены признаками движимого имущества и подлежат учету как отдельные объекты основных средств, в отношении которых применяется льгота, освобождающая от уплаты налога на имущество организаций, предусмотренная пунктом 25 статьи 381 НК РФ.

Определение от 07 марта 2018 г. № 307-КГ18-3 (с. Антонова М.К., Территориальная генерирующая компания № 2) –

Здание главного корпуса (инвентарный номер 2100011018), здание главного корпуса АРХ.ТЭЦ в осях 36 – 39 (инвентарный номер 2100011032), наружные сети электрического освещения и молниезащиты (инвентарный номер 2300013018) и наружного освещения территории (инвентарный номер 2100013037) с учетом их функционального назначения не связаны с процессом передачи электрической энергии и не могут быть отнесены к имуществу, указанному в Перечне № 504. Суд поддержал выводы налогового органа о необоснованном применении налогоплательщиком в отношении названных объектов льготы и пониженной налоговой ставки.

НДФЛ

Определение от 26 марта 2018 № 309-КГ18-1527 (с. Антонова М.К., ИП Унанян Татьяна Александровна) –

Суды установили, что между Налогоплательщиком (заемщик) и обществами (заимодавцы) заключены договоры займа, во исполнение которых на расчетный счет Налогоплательщика поступили денежные средства в сумме 561 707 697 рублей 77 копеек. В счет обеспечения обязательств по договорам займа Налогоплательщик выпустил собственные векселя на сумму займа и передала их займодавцам по актам приема-передачи векселей. При этом спорные общества находятся в реестре «Риски» по критериям: отсутствие расчетных счетов; неисполнение требования о представлении документов (информации); отсутствие основных средств; представление «нулевой» налоговой отчетности; отсутствие работников и лиц, привлеченных по договорам гражданско-правового характера; непредставление налоговой отчетности. Вместе с тем общества не осуществляли перевод денежных средств на выплату заработной платы, аренду помещений, коммунальные платежи, транспортные и другие услуги. По результатам анализа движения денежных средств по расчетным счетам контрагентов не установлено пополнение расчетных счетов наличными денежными средствами, которые были бы возвращены данным организациям при предъявлении векселей в момент их погашения Налогоплательщиком. Доказательств того, что выданные векселя в реальности были обеспечены имуществом либо денежными средствами предпринимателя, не представлено. В связи с отсутствием доказательств возврата денежных средств в размере 561 707 697 рублей 77 копеек, суды согласились с выводом инспекции о возникновении у Налогоплательщика экономической выгоды и необходимости отражения дохода в размере суммы денежных средств, поступивших на расчетный счет, при исчислении налога на доходы физических лиц.

УСН

Определение от 22.03.2018 № 304-КГ18-1155 (с. Завьялова Т.В., Беркат) –

Суды с учетом правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 31.01.2017 № 309-КГ16-13100, пришли к выводу о том, что при передаче организацией-заемщиком заимодавцу имущества в счет погашения обязательства по договору займа стоимость этого имущества включается в состав доходов от реализации, учитываемых при определении налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН.

Определение от 15.03.2018 № 304-КГ17-20155 (с. Тютин Д.В., ИП Дорошук Вера Васильевна) –

Суды первой и апелляционной инстанций, частично удовлетворяя требования Налогоплательщика, руководствовались положениями Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», НК РФ, и исходили из того, что полученное арбитражным управляющим вознаграждение за осуществление регулируемой Законом о банкротстве профессиональной деятельности не является доходом от предпринимательской деятельности и не может облагаться УСН. При этом суды приняли во внимание, что данный вывод был сделан в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации от 26.06.2015 № 2 (2015), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.06.2015, что являлось изменением судебной практики по отношению к Постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.03.2014 № 17283/13. С учетом правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 14.09.2015 № 301-КГ15-5301, суды первой и апелляционной инстанций заключили, что доначисление НДФЛ со спорного дохода за 2015 год незаконно, а Налогоплательщик был вправе применять в указанном периоде УСН.

Суд округа, отменяя акты судов первой и апелляционной инстанций в соответствующей части, отметил, что указанная правовая позиция высшей судебной инстанции была сформирована в 2015 году (определения Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2015 № 87-КГ14-1, от 14.09.2015 № 301-КГ15-5301, Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации от 26.06.2015 № 2 (2015), Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с применением главы 23 НК РФ от 21.10.2015 (пункт 13)), в связи с чем Налогоплательщик имел возможность в 2015 году вести учет своих доходов и расходов в целях исчисления НДФЛ. Данный вывод суда округа является правильным. Правовая позиция, изложенная в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 14.09.2015 № 301-КГ15-5301, касалась иных фактических обстоятельств (по проверяемы периодам в совокупности с датами принятия решений налоговым органом и судом).

Определение от 06 марта 2018 г. № 308-КГ17-14457 (с. Антонова М.К., Пронина М.В., Тютин Д.В., ИП Мокин Денис Геннадьевич) +

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. По смыслу данной нормы направленность действий гражданина на систематическое получение прибыли, как признак деятельности предпринимателя, состоит в активных действиях - вовлечении соответствующих ресурсов (оборудования, рабочей силы, технологии, сырья, материалов, энергии, информационных ресурсов и тому подобное), нацеленности произведенных затрат на получение положительного финансового результата. При рассмотрении настоящего дела судами не исследована совокупность такого рода обстоятельств.

Вопрос законности доначисления налога по УСН с продажи доли в праве собственности на недвижимое имущество, как с предпринимательской деятельности, напрямую зависит от того, имел ли налоговый орган достаточную информацию в период сдачи имущества в аренду для того, чтобы квалифицировать данную деятельность, как предпринимательскую и воспользовался ли он данной информацией для того, чтобы предложить предпринимателю уплачивать налоги с учетом такого характера деятельности. При ином подходе нарушается требование защиты правомерных ожиданий предпринимателя.

ЕНВД

Определение от 20.03.2018 № 308-КГ18-1087 (с. Завьялова Т.В., Пинта-Регион) –

Установив, в числе прочего, что спорный товар приобретался покупателями Налогоплательщика с целью дальнейшей перепродажи, товар доставлялся до покупателя силами самого продавца, а также оценив систематичность и длительность хозяйственных отношений проверяемого Налогоплательщика и его покупателей, суды пришли к выводу о том, что в данном случае имеет место деятельность по оптовой реализации товара на основе договоров поставки, результаты от занятия которой подлежат налогообложению по общей системе налогообложения.

Определение от 12.03.2018 № 302-КГ18-270 (с. Тютин Д.В., ИП Прудецкий Андрей Егорович) –

Суды установили, что поскольку деятельность Налогоплательщика фактически сводилась к организации процесса перевозки грузов, доход (выручка) от этого вида услуг, которые не являются непосредственно перевозкой грузов, должен облагаться по общей системе налогообложения. При этом установленные судами обстоятельства, связанные с применением инспекцией неверной методики исчисления некоторых обязательств налогоплательщика, вопреки его доводам, не свидетельствуют о незаконности оспоренного ненормативного акта в целом.

Вопросы добросовестности

Определение от 29 марта 2018 г. № 307-КГ18-1946 (с. Антонова М.К., Зубцовский машиностроительный завод) –

Ссылка Налогоплательщика на необходимость применения положений статьи 54.1 НК РФ признается ошибочной, поскольку положения указанной нормы права в силу статьи 2 Федерального закона от 18.07.2017 № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» применяются к проверкам только после вступления данного закона в законную силу.

(см. также Определение от 02 марта 2018 № 309-КГ18-199 (с. Антонова М.К., УралСибСтрой) – )

Определение от 28.03.2018 № 306-КГ18-1506 (с. Завьялова Т.В., Камышинский стеклотарный завод) –

Суды учли, что совокупность установленных обстоятельств дает основание полагать, что реализация товара происходила напрямую конечному покупателю, минуя спорных контрагентов. При этом в ходе проверки установлено, что реализация продукции в адрес названных организаций, которые обладают признаками «недобросовестных контрагентов», производилась Налогоплательщиком по цене, значительно ниже цены за аналогичную продукцию, реализованную в адрес иных организаций. Таким образом, по результатам оценки представленных в материалы дела доказательств суды пришли к выводу о фиктивности сделок, заключенных между заявителем и его контрагентами, их направленность на создание искусственных оснований для получения налоговой выгоды.

Определение от 27 марта 2018 № 306-КГ18-1650 (с. Антонова М.К., Випойл–гиперцентр) –

В части эпизода, касающегося убытков от выхода Налогоплательщика из состава учредителей ООО «Стимул», суды исходили из необоснованности отнесения в состав внереализационных расходов списанной как безнадежной дебиторской задолженности ООО «Стимул» по возврату стоимости доли в уставном капитале, поскольку налоговым органом доказана совокупность обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии у ООО «Стимул» финансово-хозяйственной деятельности и согласованности действий Налогоплательщика и ООО «Стимул», направленной на получение необоснованной налоговой выгоды в виде искусственного завышения дебиторской задолженности по невозвращенному уставному капиталу (искусственно сформированных убытков), в целях уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль. При этом суды установили, что в нарушение законодательства об обществах с ограниченной ответственностью ООО «Стимул» не уменьшило уставный капитал на сумму, необходимую для выплаты доли Налогоплательщику. Кроме того, Налогоплательщик мог получить обратно имущество (имущественные права на финансовые активы), внесенное правопредшественником в качестве вклада в уставный капитал, поскольку ООО «Стимул» не осуществляло реальной деятельности и вклад оставался в неизменном состоянии, однако не было заинтересовано в возврате доли в том же виде, так как денежная оценка размера вклада изначально не соответствовала его действительному содержанию.

Определение от 27.03.2018 № 305-КГ18-2045 (с. Завьялова Т.В., БИГИНФОРМ) –

Совокупность установленных обстоятельств дает основания полагать о наличии схемы, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды, при которой услуги заказчикам (клиентам) Налогоплательщика оказывались силами самого Налогоплательщика, а также сотрудниками иных организаций, привлеченных в рамках договоров аутсорсинга, при этом оформлялись как выполненные спорными контрагентами.

Определение от 26.03.2018 № 303-КГ18-1551 (с. Першутов А.Г., Ванино-Групп) –

Реальность хозяйственных операций со спорными контрагентами определяется не только представленными документами и фактическим выполнением работ (оказанием услуг), но и реальностью исполнения этих работ (услуг) именно силами этих контрагентов.

Определение от 26 марта 2018 № 309-КГ18-1292 (с. Антонова М.К., ИНСАЙТ-менеджмент) –

Суд, оставляя судебные акты без изменения и соглашаясь с выводами инспекции о том, что налогоплательщик при выборе контрагентов действовал без должной осмотрительности, отметил, что в силу правовой позиции, выраженной в пункте 10 постановления № 53, данное обстоятельство является достаточным основанием для отказа в применении налогового вычета по НДС в условиях недоказанности поставки товара конкретным поставщиком.

Определение от 23 марта 2018 г. № 301-КГ18-1241 (с. Антонова М.К., Производственное объединение «Ресурс») –

Суд установил, что во исполнение обязательств по договорам Налогоплательщик (поставщик) осуществлял реализацию товаров (мебели) индивидуальным предпринимателям, при этом выставляя для оплаты счета-фактуры с указанием налога на добавленную стоимость. Впоследствии реализация товаров от индивидуальных предпринимателей по договорам поставки, заключенным с дилерскими салонами, осуществлялась без налога на добавленную стоимость. Регистрация индивидуальных предпринимателей прекращена по их заявлению одновременно с прекращением действия договоров поставки. При этом у Налогоплательщика и ИП существовали одни и те же схемы работы с заказами конечных покупателей, изготовление, хранение, погрузка и транспортировка товара, оформление документов, осуществление функций одного субъекта предпринимательской деятельности работниками другого субъекта, что противоречат общим принципам ведения самостоятельной предпринимательской деятельности и указывает на то, что весь товар (вне зависимости от документального оформления от имени того или другого предпринимателя) определялся Налогоплательщиком как свой собственный и, соответственно, реализовывался (независимо от наличия перепродавца) как собственный. Доказательств наличия каких-либо объективных обстоятельств, препятствовавших осуществлению поставок мебели непосредственно от Налогоплательщика в адрес дилерских салонов, не представлено, наоборот, материалами дела подтверждено осуществление Налогоплательщиком поставки продукции в адрес дилерских салонов до заключения договора, во время действия и после прекращения действия договора с ИП.

Определение от 22.03.2018 № 305-КГ18-1263 (с. Першутов А.Г., Торгово-Промышленная группа «Империя») –

Ссылка на статью 54.1 НК РФ подлежит отклонению, поскольку вопреки доводам жалобы суды исходили не из формальных претензий к контрагентам (нарушение законодательства о налогах и сборах, подписание документов неустановленным лицом), а из установленных фактов, опровергающих реальность сделок.

(см. также Определение от 20.03.2018 № 307-КГ18-1278 (с. Першутов А.Г., Модуль-Плюс) –

Определение от 16 марта 2018 № 306-КГ18-909 (с. Антонова М.К., ТехноГрупп) –)

Определение от 07 марта 2018 г. № 308-КГ17-22691 (с. Антонова М.К., Стиль) –

Доводы Налогоплательщика, сводящиеся к тому, что налоговое законодательство не разъясняет, какие действия могут свидетельствовать о проявлении должной осмотрительности, не может являться основанием для отмены обжалуемых судебных актов, поскольку налогоплательщиком должны быть приведены доводы в обоснование выбора контрагента, имея в виду, что по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставления обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2010 № 15658/09, определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.04.2010 № ВАС-3940/10).

Определение от 02 марта 2018 № 309-КГ18-2 (с. Антонова М.К., ТСЦ «Мотор-Сервис) –

Вопреки позиции налогоплательщика, признание налоговым органом расходов при исчислении налога на прибыль и дальнейшая реализация товара не могут служить бесспорным основанием для получения вычетов по НДС, поскольку предъявляя к вычету НДС по операциям с контрагентами налогоплательщик должен подтвердить не только факт реального приобретения товара (работ, услуг), но и то, что товар приобретен непосредственно у того контрагента, который заявлен в документах, представленных в налоговый орган.

Видео-обзор

Мнения

Упс, комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, .