Клерк.Ру

Налоговая служба на страже бюджета

Фото Бориса Мальцева, Клерк.Ру

Участники банковского рынка давно уже привыкли к тому, что функции конкурсного управляющего в делах, связанных с банкротством финансово-кредитных организаций, выполняет Агентство по страхованию вкладов. Но не менее активную роль в данных процессах играют ИФНС – инспекции Федеральной налоговой службы. 

О том, в чем заключаются функции и задачи ИФНС в данном контексте и на основании каких законов они действуют, рассказал в интервью NBJ начальник отдела обеспечения процедур банкротства Управления Федеральной налоговой службы по г. Москве Дмитрий СТРЕЛЕЦКИЙ.

NBJ: Дмитрий Юрьевич, расскажите, пожалуйста, в каких случаях инспекции Федеральной налоговой службы принимают участие в процедуре банкротства юридических лиц?

Д. СТРЕЛЕЦКИЙ: В соответствии с нормативными актами Федеральная налоговая служба является уполномоченным органом, представляющим интересы Российской Федерации в процедурах банкротства. Речь в таких случаях идет о задолженности компании, проходящей процедуру банкротства, по налогам перед государственными внебюджетными фондами и иными государственными органами. В качестве уполномоченного органа мы принимаем участие практически во всех процедурах банкротства, и, кроме того, ИФНС наделены правом на самостоятельную подачу заявления в арбитражный суд о признании должника несостоятельным, если у юридического лица существует задолженность перед бюджетом в размере не менее 300 тысяч рублей, которая не была погашена в течение трех месяцев. 

Отключить рекламу

Иными словами, мы обладаем всеми правами кредитора, и наша главная задача – погашение задолженности перед бюджетом. В этих целях мы отслеживаем деятельность конкурсного управляющего, смотрим за тем, чтобы он не нарушал закон при продаже имущества и формировании конкурсной массы. Если мы устанавливаем факт нарушения закона, то незамедлительно принимаем меры по обжалованию его действий либо, наоборот, бездействия. Также мы проверяем кредиторскую задолженность иных кредиторов с тем, чтобы исключить прецеденты возникновения так называемой фиктивной задолженности. Такие прецеденты имеют место быть: аффилированные с должником лица предъявляют требования, пытаясь при этом выглядеть как независимые кредиторы. Понятно, что в таких случаях собственники компании-банкрота пытаются вывести активы и тем самым уклониться от выполнения своих обязательств перед настоящими кредиторами, в том числе и перед бюджетом. Кроме того, мы проводим работу по установлению фактов вывода должником своего имущества, оспариваем сомнительные сделки, принимаем меры по привлечению недобросовестных руководителей к административной, субсидиарной и уголовной ответственности. 

NBJ: На основании каких законов и подзаконных актов ИФНС осуществляют свою деятельность?

Д. СТРЕЛЕЦКИЙ: Основным нормативным документом, которым на ФНС России возложены функции уполномоченного органа, является постановление Правительства РФ от 29 мая 2004 года № 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве». И, конечно же, главным правоприменительным документом в работе уполномоченного органа является Федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Кроме того, существует ряд подзаконных нормативных актов.

Отключить рекламу

NBJ: И насколько часто Вам приходится сталкиваться с такими «липовыми» кредиторами в рамках процедур банкротства юридических лиц?

Д. СТРЕЛЕЦКИЙ: Не могу сказать, что это неотъемлемая часть любой процедуры банкротства, но подобные прецеденты встречаются все чаще, и особенно распространена такая практика, когда речь идет о банкротстве крупных организаций, имеющих на балансе хорошие активы.

NBJ: Рискну предположить, что это часто случается, когда речь идет о банкротстве банков, потому что у них как раз обычно бывают хорошие активы. 

Д. СТРЕЛЕЦКИЙ: Наш опыт не подтверждает это предположение. Дело в том, что процедуры банкротства финансово-кредитных организаций ведет Агентство по страхованию вкладов, которое очень тщательно рассматривает требования кредиторов. Мы плотно взаимодействуем с АСВ, у нас на уровне ФНС заключено соглашение с Агентством, а также проработан порядок обмена информацией. Более того, при участии в собраниях кредиторов уполномоченный орган  обязан учитывать мнение Агентства по повестке дня.

NBJ: Когда идет процесс банкротства банков, кредиторы обычно подразделяются на три очереди. В какую из этих очередей попадает уполномоченный орган? 

Д. СТРЕЛЕЦКИЙ: Мы принимаем участие в этой процедуре сразу в двух очередях. В первой – поскольку к уполномоченному органу переходят кредитные требования, возникающие в результате осуществления выплат вкладчикам страхового возмещения по вкладам. После совершения всех выплат налоговый орган представляет интересы Агентства в рамках процедуры банкротства.

Отключить рекламу

NBJ: Честно признаться, я была уверена, что Агентство самостоятельно представляет свои интересы как кредитор первой очереди.

Д. СТРЕЛЕЦКИЙ: Нет, поскольку в этом случае возникал бы конфликт интересов: АСВ, как я уже отметил, является в таких делах конкурсным управляющим, и оно в какой-то момент становится и кредитором первой очереди. Чтобы избежать возникновения этого конфликта, кредитные требования передаются уполномоченному органу, и уже он занимается их истребованием. Если же у организации, проходящей через процедуру банкротства, имеется задолженность перед бюджетом, то мы становимся и кредитором третьей очереди. 

NBJ: Есть расхожее убеждение, что «стоящим» в третьей очереди обычно достается очень мало либо вообще ничего.

Д. СТРЕЛЕЦКИЙ: Не совсем так. У нас есть опыт участия в процедурах банкротства банков, когда оказывались полностью удовлетворенными требования всех кредиторов, в том числе и третьей очереди. Например, так было с кредитными организациями «Мой Банк» и «Роскомветеранбанк». Должен сказать, что в случаях, когда мы участвуем в процедуре банкротства банков, дело обстоит не так печально, как это может показаться на первый взгляд: финансово-кредитные организации обычно обладают имуществом, которое может быть выставлено на продажу. Куда хуже складывается ситуация с организациями, занимающимися торговлей: у них чаще всего нет на балансах объектов недвижимости, имущество находится в аренде, товары – на реализации. В таких случаях процесс погашения требований кредиторов оказывается очень непростым и не всегда результативным. Однако и в таких, на первый взгляд, самых безнадежных случаях мы принимаем меры, исключающие уход от ответственности недобросовестных собственников, и тому тоже есть положительные примеры.

Отключить рекламу

NBJ: Но наверняка приходится долго ждать, пока имущество банка будет реализовано и требования ИФНС как уполномоченного органа удовлетворены.

Д. СТРЕЛЕЦКИЙ: Безусловно, это так. Процедура банкротства финансово-кредитной организации действительно длительная по времени. Это связано с тем, что АСВ занимается взысканием дебиторской задолженности, в обязательном порядке привлекает руководителей и учредителей банков к субсидиарной ответственности и т.д. То есть речь идет о целом комплексе мероприятий, и очевидно, что весь процесс не может уложиться в месяц-два. 

NBJ: А уполномоченный орган участвует в процессе привлечения собственников и руководителей банков-банкротов к субсидиарной ответственности, и если да, то во всех ли случаях, когда инспекции принимают участие в процедурах банкротства?

Д. СТРЕЛЕЦКИЙ: Конечно, мы участвуем в таких процедурах в обязательном порядке, но в то же время самостоятельно подобные иски в суд не подаем, поскольку это в случае банкротства банковских организаций является прерогативой Агентства по страхованию вкладов. В то же время мы обмениваемся с АСВ информацией и по этому вопросу и, если видим признаки целенаправленного доведения банка до банкротства собственниками и/или руководителями, то информируем об этом АСВ. 

NBJ: Наверное, сейчас у Вас немало работы именно по тому направлению, о котором Вы рассказываете. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть, сколько лицензий на осуществление банковской деятельности было отозвано за два последних года.

Отключить рекламу

Д. СТРЕЛЕЦКИЙ: Для примера приведу некоторые факты и цифры: в 2004 году, когда ФНС России были переданы функции уполномоченного органа, инспекции администрировали чуть более 400 организаций-банкротов. По состоянию на 1 апреля 2016 года в процедурах банкротства находились 3968 организаций. Из них мы принимаем участие в процедурах банкротства 86 банков, имеющих задолженность перед бюджетом и АСВ.

С учетом всего вышесказанного основной нашей задачей как уполномоченного государственного органа в делах о банкротстве является обеспечение максимальной эффективности процедуры банкротства в части погашения задолженности перед бюджетом.

Обучающий курс от команды «Клерка»
«Налоговые проверки. Тактика защиты»
Способы защиты, проверенные на практике, от Ивана Кузнецова, налогового эксперта, работавшего в ОБЭП.
  • Первое видео — бесплатно.
  • Даем сертификат в конце обучения.
  • Дистанционное обучение.
Записаться на курс за 5 500 руб.
Отключить рекламу