Клерк.Ру

ТОП-10 решений Верховного Суда РФ за 2016 год

Фото Бориса Мальцева, ИА «Клерк.Ру»

В конце года мы решили подвести итоги и рассказать о десяти интересных решениях Верховного Суда, вынесенных в этом году. Интересны они для граждан. ВС РФ десять раз встал на их сторону в спорах с госавтоинспекцией, банками, страховыми компаниями, застройщиками и управляющими организациями. Хорошо, если решения ни вам, ни вашим знакомым никогда не пригодятся. Но, если вдруг возникнет какая-либо из описанных ситуаций, то указания Верховного Суда могут оказать большую помощь в защите ваших интересов.

Водителя без вины ГИБДД штрафовать не может

В Верховный Суд РФ поступила жалоба водителя, которого суды трех инстанций с подачи госавтоинспекции оштрафовали на 5000 рублей за то, что у машины на положенном месте не было номера. Но гражданин был категорически не согласен со штрафом, так как не видел в этом своей вины.

Он пояснил, что 8 января ехал по трассе на грузовике.

Водитель обгонявшей машины дал понять, что у него оторвался номер. Он остановился и увидел, что от мороза и вибрации сломалось крепление номерного знака — «рамка», и знак остался висеть на месте на одном страховочном «хомуте».

Устранить поломку на месте не удалось, и во избежание утери знака он снял его, убрал в салон автомобиля и в соответствии с Правилами дорожного движения, с соблюдением необходимых мер предосторожности (по крайней правой стороне, с малой скоростью, с включенной аварийной сигнализацией) проследовал до ближайшей платной автостоянки, чтобы устранить неисправность.

Однако через 2–3 км был остановлен инспектором ДПС.

Тот составил протокол по ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ, и передал материалы в суд.

Мировой судья вынес решение: штраф 5000 рублей за управление транспортным средством без установленных на предусмотренных для этого местах государственных регистрационных знаков.

Районный и областной суды признали это решение законным и обоснованным.

Однако водитель недоумевал: в чем же его вина?

Верховный Суд разделил его недоумение, согласился с жалобой и отменил все решения.

Высшие судьи напомнили, что одной из задач производства по делу является выявление причин и условий, способствовавших совершению правонарушений (ст. 24.1 КоАП РФ). В том числе, каждый раз нужно выяснять, виновен ли водитель в случившемся на дороге (ст. 26.1 кодекса).

В данном случае гражданин неоднократно заявлял о необоснованности привлечения его к ответственности, ссылаясь на то, что при обнаружении в пути следования неисправности, предусмотренной перечнем неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, он предпринял меры к ее устранению на месте обнаружения.

Однако, сделать это не представилось возможным. В связи с чем, действуя в соответствии с п. 2.3.1 ПДД, он проследовал к месту стоянки и ремонта с соблюдением необходимых мер предосторожности.

В протоколе он написал: «Задний номер тягача оторвался недалеко от поста ДПС. На месте устранить не было возможности из-за отсутствия крепления».

Аналогичные объяснения он приводил и в жалобах, поданных на постановление по делу об административном правонарушении.

Однако заявленные им доводы в рамках судебного разбирательства должным образом проверены не были, тогда как обстоятельства, на которые он ссылался, имеют значение для разрешения дела.

В связи с изложенным, ВС РФ постановил, что, поскольку вина водителя не была доказана, его жалоба подлежит удовлетворению, все решения по делу — отмене, а само дело — прекращению.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 19.08.2016 № 46-АД16-19

Примечание редакции:
это постановление заслуживает внимания, поскольку всем водителям должно быть хорошо известно: сотрудники ГИБДД и судьи выписывают штрафы и лишают водительских прав практически автоматически. Наперекор закону применяется презумпции виновности. Работает логика: если инспектор говорит, что ты нарушил ПДД — значит, так оно и есть. И ты априори в нем виновен. Если он составил протокол и передал его в суд — значит, суд с наибольшей вероятностью накажет тебя штрафом или на какое-то время лишит прав. Доводы самих водителей об отсутствии нарушения или их вины в нем, зачастую, остаются без внимания. К сожалению, это так.

Но, к счастью, это понимают и в Верховном Суде и не соглашаются. Об этом стоит знать. Если подобные «приговоры» случатся, то их обязательно нужно оспаривать в высшей инстанции.

Ремонт машины более 30 дней в первый год — повод вернуть ее дилеру

Гражданин приобрел новый автомобиль.

В первый год эксплуатации машина ломалась 11 раз: выходили из строя генератор, коробка передач и система электронного контроля устойчивости. Из-за этого авто каждый раз отвозилось к дилеру на гарантийный ремонт. Всего машина пробыла в стенах сервиса в течение года более 30-ти дней.

В конце концов, владельцу это надоело.

Он захотел вернуть это «чудо техники» дилеру, но тот отказался.

Тогда гражданин решил обязать автофирму принять ненадежный автомобиль назад через суд.

В иске он указал, что на автомобиль установлен гарантийный срок — 36 месяцев или 50 тыс. километров пробега. Учитывая, что в течение первого года у машины неоднократно случались серьезные поломки и она более 30 дней находилась на ремонте, можно говорить о том, что у нее имеется существенный недостаток.

В связи с этим, ссылаясь на ст. 18 Закона «О защите прав потребителей», попросил суд расторгнуть договор купли-продажи и взыскать с продавца:

  • стоимость автомобиля;
  • стоимость КАСКО;
  • проценты по кредиту, взятому для приобретения машины;
  • неустойку;
  • компенсацию морального вреда;
  • штраф за отказ продавца удовлетворить эти требования добровольно.
Районный суд частично удовлетворил иск.

Но областной суд отменил его решение. По его мнению, у машины нет недостатков, которые проявлялись бы вновь после их устранения. Кроме того, в силу ст. 18 Закона № 2300–1 для отказа от исполнения договора купли-продажи автомобиль должен находиться на ремонте в совокупности более 30-ти дней в течение каждого года гарантийного срока, а не только в течение первых 365 дней.

Верховный Суд, изучив жалобу гражданина, решил, что судьи в апелляции ошиблись.

Во-первых, по смыслу ст. 18 Закона № 2300–1, право на отказ от исполнения договора купли-продажи в отношении технически сложного товара, предоставляется при невозможности его использования вследствие неоднократного устранения его различных недостатков в течение более 30-ти дней в любом году такого срока, а не в каждом году.

Во-вторых, согласно разъяснению в п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», к недостатку, который выявляется неоднократно, относятся различные недостатки, выявляемые во всем товаре. При этом каждый из указанных недостатков товара в отдельности должен делать товар не соответствующим или обязательным требованиям, предусмотренным законом, или условиям договора, или целям, для которых товар такого рода обычно используется.

Однако областной суд, не расценивая недостаток автомобиля как существенный, почему-то не дал оценки тому обстоятельству, насколько устранявшиеся при гарантийных ремонтах недостатки данного автомобиля могут препятствовать его использованию по целевому назначению.

В связи с изложенным, дело было направлено на новое рассмотрение в областной суд.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 21.06.2016 № 16-КГ16-19

Примечание редакции:
решение важное, поскольку формулировку в ст. 18 Закона «О защите прав потребителей» можно действительно трактовать по-разному.

Судите сами: «невозможность использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем тридцать дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков».

ВС РФ дает трактовку, удобную для потребителей: достаточно, чтобы машина первый год провела в сервисе более месяца. И для того, чтобы вернуть машину дилеру, повторять столько частые вояжи к нему на второй и третий год гарантии уже не нужно.

Кстати, в Законе № 2300–1 есть еще один лимитированный срок для ремонта гарантийной машины: 45 дней — это максимум для непрерывного нахождения железного коня в сервисе (в отличие от 30 дней, которые «набираются» по 1-му дню в течение года). И если машина провисела на подъемнике дольше полутора месяцев, то это также является самостоятельным и достаточным основанием для удовлетворения требований о возврате уплаченной за автомобиль суммы.

Пример разрешения такого дела также есть в практике Верховного Суда РФ: машина пробыла в сервисе 59 дней. Хорошевский районный суд г. Москвы обязал дилера принять авто обратно. Однако Мосгорсуд это решение отменил. Пришлось вмешаться Верховному Суду.

Он отправил дело на пересмотр и при повторном рассмотрении Мосгорсуд был уже более лоялен к потребителю — оставил решение первой инстанции в силе (Определение ВС РФ от 17.03.2015 № 5-КГ15-6, Апелляционное определение Московского городского суда от 16.06.2015 № 33–15145/2015).

Страховка выплачивается независимо от того, когда подано заявление

Страховая компания отказала в выплате по КАСКО, сославшись на то, что заявление было подано уже после истечения срока действия договора страхования.

Гражданин подал в суд, полагая, что это незаконно, поскольку:

  • страховой случай произошел еще в период действия договора;
  • водитель сразу сообщил о нем в страховую компанию по телефону «горячей линии».
В иске он пояснил хронологию событий.

7 июня 2013 года он застраховал свой автомобиль по КАСКО сроком с 07.07.2013 по 06.06.2014.

2 июня 2014 года в результате вылета камней из-под колес встречной машине было повреждено ветровое стекло его автомобиля. Он сообщил об этом по телефону «горячей линии».

11 июня он обратился в страховую компанию с заявлением о выплате страхового возмещения.

18 июня предоставил машину страховщику на осмотр.

1 июля компания отказала в выплате, мотивировав свой отказ тем, что страхователь подал заявление после прекращения действия договора страхования, а также в связи с тем, что им не представлены документы из компетентного органа, подтверждающие факт наступления страхового события.

Суд первой инстанции удовлетворил иск и взыскал сумму страхового возмещения — 45 тыс. рублей, неустойку — 74 тыс. рублей, штраф за нарушение добровольного порядка удовлетворения законного требования потребителя — 60 тыс. рублей и судебные расходы.

Суд апелляционной инстанции отменил это решение, указав на то, что в деле отсутствуют доказательства о сообщении истцом о страховом событии ответчику 2 июня 2014 года по телефону. Кроме того, гражданин не представил документы из ГИБДД, чем нарушил правила страхования.

Верховный Суд отменил решение апелляции и направив дело на новое рассмотрение.

Согласно п. 2 ст. 9 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату.

Как разъяснено в п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 27.06.2013 № 20 при выявлении причиненного вреда за пределами срока действия договора, страхователь имеет право на страховую выплату, если вред был причинен либо начал причиняться в период действия договора.

Таким образом, в случае причинения вреда имуществу в период действия договора страхования страхователь имеет право на выплату страхового возмещения, которая не может быть поставлена в зависимость от того, что подача заявления о выплате страхового возмещения имела место после прекращения действия договора страхования.

Соответствующие разъяснения Верховного Суда РФ по применению судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан применены не были.

Поскольку, как указал суд первой инстанции, о наступлении страхового случая страховщик был уведомлен в период действия договора страхования, суду апелляционной инстанции следовало установить, в какой день страховая компания была информирована о наступлении страхового случая, а также то, действовал ли в этот день договор страхования. Однако эти юридически значимые обстоятельства судом установлены не были.

Что же касается документов из ГИБДД, то согласно тем же правилам страхования, представление документов из компетентных органов не требуется в случае повреждения, в том числе одного элемента остекления кузова автомобиля (за исключением остекления крыши). В данном случае поврежден один элемент остекления — стекло ветрового окна.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 02.08.2016 № 44-КГ16-14

Автостоянка, в отличие от парковки, обязана возместить ущерб автомобилю

У гражданки при хранении на автостоянке сгорел автомобиль.

Она обратилась в суд с иском к организации, владеющей автостоянкой, о возмещении убытков в размере 525 тыс. рублей — стоимости машины.

В иске указала, что на охраняемой автостоянке в результате поджога, совершенного неустановленным лицом, сгорела принадлежащая ей машина. По данному факту было возбуждено уголовное дело, по которому она была признана потерпевшей, однако лицо, совершившее поджог, не установлено. Поскольку ответчик не обеспечил надлежащее хранение автомобиля, истец просила взыскать с него материальный ущерб.

Суд первой инстанции удовлетворил иск.

Он исходил из доказанности того, что между истцом и ответчиком путем совершения действий по сдаче-принятию автомобиля на хранение был заключен договор хранения. Суд также указал на то, что ответчиком, фактически принявшим автомобиль на хранение, не было принято должных мер к его сохранности, не обеспечено надлежащее его содержание, а также контроль за качеством охраны объекта.

Суд апелляционной инстанции отменил это решение.

Он сослался на то, что в соответствии со ст. 887 ГК РФ договор хранения в данном случае должен быть заключен в письменной форме. Между тем, доказательств заключения сторонами договора хранения автомобиля не представлено. Кроме того, территория, на которой находился автомобиль, является не автостоянкой, а парковкой.

Верховный суд отменил решение апелляции по следующим основаниям:

Несоблюдение простой письменной формы договора хранения не лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания в случае спора о тождестве вещи, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем (п. 3 ст. 887 ГК РФ). Следовательно, несоблюдение простой письменной формы не влечет недействительности договора хранения, а лишь ограничивает стороны в средствах доказывания.

Парковка, как следует из п. 21 ст. 1 ГрК РФ и п. 1.2 ПДД, как правило, является принадлежностью автомобильной дороги, подэстакадных или мостовых пространств, площадей и иных объектов улично-дорожной сети, зданий строений или сооружений, создается как элемент их благоустройства и выполняет вспомогательную роль по организованной стоянке транспортных средств.

Автостоянкой, согласно п. 2 Правил оказания услуг автостоянок (утв. Постановлением Правительства РФ от 17.11.2001 № 795), являются здание, сооружение (часть здания, сооружения) или специальная открытая площадка, предназначенные для хранения автомототранспортных средств.

В силу п. 32 тех же Правил, в случае утраты (хищения), повреждения или нарушения комплектности автомототранспортного средства при хранении на автостоянке исполнитель обязан возместить убытки, причиненные потребителю, если иное не предусмотрено договором.

При разрешении вопроса о том, является ли место постановки автомобиля парковкой или стоянкой, суду следует исходить из конкретных обстоятельств дела, свидетельствующих о назначении данной площадки. В частности из их ограждения, оборудования, охраняемости, организации въезда и выезда транспортных средств.

В данном случае территория квалифицируется как автостоянка, поскольку:

  1. она является обособленной (имеет ограждение) и охраняемой (оборудована въездом с контрольно-пропускным пунктом);
  2. из договоров на передачу организации в аренду городских земель следует, что участок предоставлялся ответчику именно под строительство и эксплуатацию открытой автостоянки.
  3. эксплуатация автостоянки является одним из основных видов деятельности организации.
Истец утверждает: из обстановки следовало, что автомобиль принимается на хранение и она уплатила за это абонентскую плату в размере 1 800 рублей за один месяц. Однако квитанция, являющаяся одновременно пропуском для въезда на автостоянку и выезда с нее, сгорела вместе с автомобилем. В подтверждение своих доводов истец представила имевшийся у нее незаполненный корешок квитанции на оплату услуг по хранению автотранспорта с указанием адреса.

Ответчик, возражая против иска и ссылаясь на то, что автомобиль был принят не на условиях договора хранения, а на условиях предоставления парковочного места, не представил никаких данных в подтверждение этого обстоятельства, в том числе и данных о размере полученной от истца платы и основаниях ее внесения.

Суд апелляционной инстанции, ссылаясь на отсутствие у истца письменного договора и квитанции об оплате, не дал оценки тому, что обязанность по оформлению договора оказания услуги и кассово-бухгалтерскому учету оплаты услуги лежит на исполнителе, а утрата квитанции сама по себе не является основанием для лишения потребителя прав, предусмотренных законом.

При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое апелляционное рассмотрение, — резюмировал ВС РФ.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 07.06.2016 № 71-КГ16-3

Неустойка по кредиту должна быть снижена, если она больше ключевой ставки

Прокуратура и Роспотребнадзор провели плановую проверку в банке.

Изучая документы, обнаружили, что банк включил в типовую форму кредитного договора с физлицами условие о неустойке (пени).

Оно гласило, что неустойка будет начисляться в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства по уплате части кредита и/или процентов, предусмотренных графиком погашения, составляющей 20 процентов годовых на сумму просроченной задолженности за период просрочки (что соответствует 0,05 процентов в день).

Проверяющие решили, что это нарушает права потребителей.

Дело в том, что на момент заключения кредитного договора учетная ставка рефинансирования Банка России была установлена в размере 8,25 процентов годовых (то есть, 0,02% в день), что в 2,3 раза меньше размера неустойки по кредитному договору.

Следовательно, банк определил размер ответственности больше, нежели установлен законом. При этом кредитные договоры являются типовыми, с заранее определенными условиями, а значит, потребитель как сторона в договоре, был лишен возможности влиять на его содержание.

В связи с этим банк был оштрафован по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ за включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя.

Банк пожаловался в суд.

В подтверждение правомерности своих действий он сослался на п. 21 ст. 5 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)», позволяющие, по его мнению, устанавливать размер неустойки 20 процентов.

Однако суд отклонил этот аргумент.

Действительно, указанной нормой предусмотрено, что размер неустойки (штрафа, пени) за неисполнение или ненадлежащее исполнение заемщиком обязательств по возврату потребительского кредита и (или) уплате процентов на сумму кредита не может превышать 20 процентов годовых.

Однако данная норма не позволяет кредитору произвольно устанавливать именно максимальный размер неустойки по кредиту.

Банк также привел довод о том, что спорное условие было включено в кредитный договор по соглашению сторон в индивидуальном порядке.

Однако суды отклонили и этот довод, поскольку он ничем не был подтвержден.

В итоге все суды, включая Верховный Суд РФ, согласились с наказанием.

При этом высшие судьи, оставляя все решения коллег в силе, дополнительно отметили, что согласно Постановлению КС РФ от 23.02.1999 № 4-П, гражданин является экономически слабой стороной и поэтому нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, то есть, для банков.

Размер кредитной неустойки несоразмерен учетной ставке рефинансирования Банка России (ст. 811, 395 ГК РФ). Установление же несоразмерно большого размера процентов может привести к неосновательному обогащению банка, осложнению возможности погашения долга и возврата кредита заемщиком.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 26.08.2016 № 309-АД16-7993

Примечание редакции:
решение ценное, поскольку суды на местах далеко не всегда толкуют законодательство аналогично. Например, суд отклонил аналогичную жалобу заемщика, заявив, что сам по себе размер договорной ответственности заемщика в виде неустойки за нарушение срока внесения ежемесячного платежа, согласованного сторонами в добровольном порядке, не свидетельствует о завышенности, тем более явной, размера неустойки в случае неисполнения заемщиком обязательств по договору. Размер неустойки не превышает предельного значения неустойки, установленного законом, а потому требованиям указанной правовой нормы оспариваемое истцом условие не противоречит.

Также суд заявил, что считает бездоказательными доводы подателя апелляционной жалобы о наличии в действиях банка признаков злоупотребления правом, обстоятельства, на которые ссылается истец в подтверждение указанного довода (типовая форма договора, завышенный размер неустойки), таковыми не являются (Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 25.10.2016 № 33–21774/2016).

Банк не может поднять ставку, если заемщик перестал быть «зарплатным клиентом»

Роспотребнадзор потребовал от банка исключить из типовых условий договоров потребительского кредита условия о том, что:

  1. банк вправе в одностороннем порядке изменять условия договора в сторону увеличения процентной ставки (увеличения размера платежей, ухудшения положений заемщика) в зависимости от поступления денежных средств от организации-работодателя заемщику на карту банка и просрочки исполнения обязательств по договору либо по иным договорам кредитования, заключенным с банком, а именно:
    • 23 процента годовых — это ставка, пока заемщик является «зарплатным клиентом»;
    • 28,5 процентов — когда он перестанет им быть и допустит просрочку по кредиту;
  2. споры в рамках договора по искам банка к заемщику подсудны суду по месту нахождения банка.
Банк, считая, что эти условия не противоречат законодательству, обратился в суд.

Однако судьи отклонили его иск.

Что касается первого условия, то согласно ч. 4 ст. 29 Закона «О банках и банковской деятельности», по кредитному договору с заемщиком-гражданином банк не может в одностороннем порядке сократить срок действия этого договора, увеличить размер процентов и (или) изменить порядок их определения, увеличить или установить комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

Данная статья Закона о банках, положения ГК РФ и иных федеральных законов такого права банка не предусматривают.

Что касается второго условия, то в соответствии с ч. 7 ст. 29 ГПК РФ и п. 2 ст. 17 Закона «О защите прав потребителей» иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора.

Таким образом, механизм защиты прав и законных интересов физлиц — потребителей установлен законодательством. При этом право выбора суда между несколькими судами, которым согласно указанным нормам подсудно дело, принадлежит потребителю)

Поэтому банк при оказании своих услуг не вправе выступать инициатором изменения подсудности потребителя.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВС РФ от 07.11.2016 № 304-АД16-14156

Примечание редакции:
про подсудность нужно дополнительно пояснить следующее.

Пункт 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей предоставляет потребителю возможность самостоятельно определить суд, когда именно он выступает истцом.

При этом законодатель не установил процессуальных правил для рассмотрения споров, в которых потребитель является ответчиком.

По общему правилу (ст. 28 ГК РФ) иск предъявляется в суд по месту нахождения ответчика. Так вот данная гарантия, предоставляемая потребителю-гражданину законом, не может быть изменена или отменена договором. Такие объяснения даны в п. 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146.

В связи с этим дела с участием потребителей всегда должны рассматриваться в суде по месту жительства потребителя.

Тот факт, что ВС РФ с этим тоже согласен, важен, поскольку ранее он заявлял, что «дела по искам кредитных организаций к гражданам о взыскании задолженности по договорам займа, содержащим условие о рассмотрении спора по месту нахождения кредитной организации, подлежат рассмотрению судом согласно договорной подсудности» (письмо Верховного Суда РФ от 20.07.2009 № 8/общ-1936).

Суд должен снизить процент по микро-займу до среднерыночных значений

Микрофинансовая организация подала иск к гражданину о взыскании с него суммы займа в размере 17 тыс. рублей и процентов в размере 72 тыс. рублей.

Судьи установили, что 28 февраля 2013 года между истцом и ответчиком заключен договор займа на сумму 17 000 рублей. Срок возврата — 20 марта 2013 года. Ставка — 1,5% в день, то есть, 549% годовых.

Заем возвращен не был, и к февралю 2014 года сумма процентов составила 72 750 рублей.

Суды пришли к выводу, что микрофинансовая организация, являясь субъектом предпринимательской деятельности, злоупотребила правом свободы договора и установила не соответствующие устойчивым и применяемым в подобных отношениях правилам предоставления кредитными организациями займов на платной основе условия о размере процентов.

В связи с этим судьи снизили размер просроченных процентов на основании ст. 404 ГК РФ и взыскали в пользу организации только 24 650 рублей.

Верховный Суд РФ отправил дело на новое рассмотрение, решив, что принципиально суды правы, но мотивировали свои решения неверно.

Высшие судьи указали, что сама по себе возможность установления размера процентов на сумму займа по соглашению сторон не может рассматриваться как нарушающая принцип свободы договора, в том числе во взаимосвязи со ст. 10 ГК РФ о пределах осуществления гражданских прав.

Положенный в обоснование отказа в удовлетворении требований истца вывод судебных инстанций о том, что он как микрофинансовая организация установил заемные проценты, не соответствующие заемным процентам, устанавливаемым кредитными организациям, также нельзя признать правильным.

Из положений Закона о микрофинансовых организациях (от 02.07.2010 № 151-ФЗ) следует, что их деятельность как специального вида юрлиц имеет особую специфику. в том числе выражающуюся в отсутствии установленных законом ограничений размера процентов, взыскиваемых за пользование микрозаймом.

Вместе с тем, принцип свободы договора, сочетаясь с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений, не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости.

При этом нужно учитывать, что условия договора займа не должны быть явно обременительными для заемщика, но и должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены в связи с неисполнением обязательства.

Применительно к договорам займа, заключенным с микрофинансовыми организациями, это предполагает, в частности, необходимость установления судом допускаемых среднерыночных значений процентных ставок, обычно взимаемых микрофинансовыми организациями за пользование заемными денежными средствами при сравнимых обстоятельствах.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 12.04.2016 № 59-КГ16-4

Примечание редакции:
спустя полгода после выхода этого Определения, Саратовский областной суд применил этот подход следующим образом.

В договоре микрозайма, заключенном на срок с 14 по 28 марта 2014 года (с последующим продлением срока возврата займа до 26 июля 2014 года), на сумму 11 тыс. рублей, полная стоимость потребительского займа составила 730% годовых (из расчета 2% в день).

Суд установил, что в соответствии с данными на официальном сайте Банка России, среднерыночное значение полной стоимости потребительских кредитов за период с 01 по 30 сентября 2014 года для категории потребительские микрозаймы без обеспечения от 2 до 6 месяцев до 30 тыс. рублей составляет 284,589% годовых. Предельное значение для данных договоров — 379,452% годовых.

Таким образом, установленная в договоре микрозайма полная стоимость потребительского займа превышает более чем на одну треть среднерыночное значение, что позволяет уменьшить размер процентов до допускаемого предела.

С учетом изложенного суд удовлетворил иск микрофинансовой организации о взыскании с ответчика сумму процентов из расчета 379,452% годовых (Апелляционное определение Саратовского областного суда от 04.10.2016 № 33–6854/2016).

Банк не вправе запретить ипотечному заемщику сдавать квартиру внаем

Роспотребнадзор решил, что банк не имел права включать в кредитные договоры с гражданами-заемщиками условия о том, что:

  1. банк вправе списывать в безакцептном порядке суммы неисполненного денежного обязательства с открытых у кредитора счетов заемщика;
  2. заемщику запрещается распоряжаться предметом ипотеки посредством сдачи его внаем, в безвозмездное пользование либо иного обременения его правами третьих лиц без предварительного письменного согласия кредитора.
Данные условия являются незаконными и нарушают установленные законом права потребителя. За что банк был оштрафован по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

Кредиторы решили с этим поспорить в суде.

Представители банка заявили:

  • в отношении первого условия: оно включено в договор правомерно, поскольку соответствует Положению Банка России № 383-П от 19.06.2012 «О правилах осуществления перевода денежных средств» и Федеральному закону от 27.06.2011 № 161-ФЗ «О национальной платежной системе». Сложившиеся правоотношения не могут рассматриваться вне связи с указанными Положением и Законом. Кроме того, это условие допускается ст. 421 ГК РФ, согласовано сторонами и является элементом договора банковского счета. Предусмотренный способ погашения кредита не является безальтернативным, а зависит от воли заемщика, поэтому вывод Роспотребнадзора о том, что условие устанавливает не предусмотренные законом ограничения, является неверным. В конечно счете, проверяющие не указали, в чем выражается нарушение прав потребителя, каким образом включение в кредитный договор спорного пункта нарушает его права;
  • в отношении второго условия: Федеральным законом от 16.07.1998102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» предусмотрено ограничение права распоряжения заложенным имуществом. Передача прав на заложенное имущество сопряжена с возникновением рисков. Спорный договора регулирует действия залогодателя по распоряжению имуществом, такими как сдача внаем, безвозмездное пользование либо иное обременение правами третьих лиц, потому необходимо согласие кредитора на их совершение. Указанное требование установлено ст. 346, 351 ГК РФ и соответствует Определению КС РФ от 17.07.2013 № 1299-О.
Однако судьи в регионе и Верховный Суд признали эти доводы несостоятельными.

ВС РФ отметил, что безакцептное списание со счета заемщика по заранее подписанному акцепту в соответствии с Положением Банка России от 19.06.2012 № 383-П возможно только со счета, открытого непосредственно для обслуживания кредита.

Право же залогодателя использовать по назначению имущество, заложенное по договору об ипотеке, предусмотрено Федеральным законом от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке» и не может быть ограничено договором.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВС РФ от 14.10.2016 № 309-АД16-8799

Завышенные коммунальные платежи — это обман потребителя и штраф 40 тыс. рублей

Роспотребнадзор оштрафовал энергосбытовую компанию по ст. 14.7 КоАП РФ на 40 тыс. рублей за обман потребителя, совершенный путем обсчета на сумму 383 рубля 58 копеек. Данную сумму компания предъявлена потребителю к оплате в качестве перерасчета в квитанции за месяц в отсутствие правовых оснований.

Не согласившись с наложением штрафа, компания обратилась в арбитражный суд.

Суды всех инстанций, включая ВС РФ, отказали в отмене штрафа, признав его наложение законным.

Согласно ст. 14.7 КоАП РФ обмеривание, обвешивание, обсчет потребителей при реализации товара (работы, услуги), влечет наложение административного штрафа на юрлиц в размере от 20 тыс. до 40 тыс. рублей.

Согласно ст. 23.49 КоАП РФ органы Роспотребнадзора уполномочены рассматривать дела об административных правонарушениях по ст. 14.7 кодекса.

Согласно пп. «ж» п. 69 Правил предоставления коммунальных услуг (утв. Постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 № 354) в платежном документе указываются сведения о размере перерасчета (доначисления или уменьшения) платы за коммунальные услуги с указанием его оснований.

В данном случае основания перерасчета платы за коммунальную услугу «электроэнергия» на общедомовые нужды в квитанции за октябрь предъявленные потребителю, не указаны. Перерасчет платы, не предусмотренный действующим законодательством, неправомерен.

Таким образом, поскольку из представленных компанией документов не представляется возможным установить правомерность перерасчета размера платы за общедомовые нужды, привлечение ее к ответственности правомерно.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 15.01.2016 № 306-АД15-17408

Суд не может без оснований урезать неустойку по ДДУ

Гражданка обратилась в суд с иском к строительной компании, которая нарушила срок передачи квартиры на 311 дней.

В иске отмечалось, что акт приема-передачи квартиры был подписан до сдачи дома в эксплуатацию. Кроме того, при оформлении технического паспорта истица обнаружила уменьшение общей площади квартиры.

В связи с этим просила признать акт приема-передачи квартиры недействительным и взыскать с ответчика неустойку в соответствии с п. 2 ст. 6 Закона № 214-ФЗ в размере 218 тыс. рублей, денежные средства за уменьшение общей площади квартиры в размере 49 тыс. рублей, компенсацию морального вреда, штраф, а также судебные издержки.

Суды первой и апелляционной инстанции удовлетворили иск частично: признали акт недействительным, но неустойку взыскали в размере лишь 20 тыс. рублей, плюс компенсацию морального вреда, штраф, а также судебные издержки.

Снижение неустойки суды мотивировали ее несоразмерностью последствиям нарушения обязательства (ст. 333 ГК РФ).

Тогда гражданка обратилась с жалобой на эти решения в Верховный Суд РФ.

Высшие судьи заключили, что с такими решениями действительно согласиться нельзя по следующим основаниям.

Право на неустойку за просрочку передачи квартиры участнику долевого строительства ему гарантировано ч. 2 ст. 6 Закона об участии в долевом строительстве многоквартирных домов.

Согласно п. 1 ст. 333 ГК РФ суд вправе уменьшить неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Бремя доказывания несоразмерности неустойки возлагается на ответчика. При этом он должен представить доказательства исключительности случая, при котором имеются обстоятельства, препятствующие оплате законной неустойки и позволяющие уменьшить ее размер.

Однако никаких доказательств в обоснование необходимости применения ст. 333 ГК РФ ответчик не представил.

Его доводы о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения, наличия задолженности перед другими кредиторами, неисполнения обязательств контрагентами сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки.

Таким образом, в нарушение указанных норм суды не привели мотивы, обосновывающие допустимость уменьшения размера взыскиваемой неустойки. Судами также не было учтено, что длительность просрочки исполнения ответчиком обязательств составила почти год (311 дней).

Судебные решения были отменены и дело направлено на новое рассмотрение.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 14.06.2016 № 80-КГ16-5

ВНИМАНИЕ!

15 декабря на «Клерке» стартует обучение на онлайн-курсе повышения квалификации для получения удостоверения, которое попадет в госреестр. Тема курса: управленческий учет.

  • Длительность 120 часов за 1 месяц
  • Ваше удостоверение в реестре Рособрнадзора (ФИС ФРДО)
  • Выдаем Удостоверение о повышении квалификации
  • Курс соответствует профстандарту «Бухгалтер»

Повышайте свою ценность как специалиста прямо на «Клерке». Подробнее

Подборка полезных мероприятий

Разместить