Клерк.Ру

Долгосрочные последствия антикризисных решений

Краткосрочная ликвидность

Термин «ликвидность» обычно используют по крайней мере в четырех значениях. Например, краткосрочной ликвидностью называют способность банков вернуть вкладчикам средства в любое время. Вплоть до краха фондового рынка большинство российских банков имело избыток текущей ликвидности: у банков были ликвидные активы, наличные средства. Некоторые банки накапливали эту ликвидность и не размещали ее на межбанковском рынке. Тем не менее, если судить по бухгалтерским балансам банков, объемы ликвидных активов в системе были значительными.

Ситуация полностью изменилась, когда произошел крах фондового рынка. Многие банки держали часть запасов ликвидности в ценных бумагах. (Это второе использование термина «ликвидность», согласно которому ликвидный инструмент — тот, который может быть легко реализован.) Как только российский фондовый рынок стало лихорадить и торги были остановлены, ценные бумаги сразу же стали неликвидным вложением. Естественно, банки тут же вплотную столкнулись с проблемами краткосрочной ликвидности. По отдельным банкам, которые держали значительную часть всех своих активов в ценных бумагах, был нанесен весьма существенный удар.

Реакция Центробанка и Министерства финансов по поддержке рынка и быстрому обеспечению ликвидности была наилучшим решением, которое можно было придумать в тех обстоятельствах. Очевидно, что результатом этого шага станет долгосрочный рост инфляции. Однако сейчас главное — не инфляция, а сохранение доверия к банкам.

Давнишний недостаток банковской системы России немедленно выплыл наружу — Центральный банк России, призванный выступать последним кредитором, по закону «О Центральном банке» фактически такой возможности лишен. Он может кредитовать только под залог имущества. Но при кризисе как раз имущества-то и не хватает, так как оно, естественно, в первую очередь расходится на залоги. Поэтому Центральному банку надо было бы разрешить выдавать ссуды и под другие активы банков. (Это, кстати, основная причина, по которой Центральный банк мог обеспечивать рынку ликвидность лишь косвенно — через госбанки.)

Российское правительство использовало главное достоинство кризиса и решилось на те важные изменения, которые были необходимы давно. Буквально в течение пары недель после краха российской биржи Минфин и Центробанк предприняли целый ряд важных мер. Это знак силы и компетентности финансовых властей. Однако некоторые фундаментальные вопросы так и не решены.

Необходимо просто разрешить Центральному банку давать банкам краткосрочные ссуды без имущественного залога. Такие поправки на момент написания этой статьи уже находятся в Госдуме. Кризис явно помог устранить этот недостаток в банковском регулировании.

Среднесрочная ликвидность

Типичный производственный цикл включает в себя авансовый платеж, поставку оборудования и окончательные расчеты. Чтобы инвестиции в новое оборудование окупились, требуется от трех до пяти лет. Следовательно, предприятия нуждаются в заемных средствах как раз на срок три—пять лет, но российские банки располагают в основном короткими деньгами. Ведь мало кто оставляет в банках свои деньги больше чем на несколько месяцев. А розничные депозиты вообще можно забрать в любое время. В результате банки ссужают «короткие» деньги для «длинных» инвестиций. Не важно, что правовая форма ссуды может быть краткосрочной. Скорее, есть дефицит долгосрочной ликвидности, но не полное ее отсутствие.

В техническом смысле, делая краткосрочные заимствования и ссужая на долгий срок, банки идут на определенный риск (третий вариант использования понятия «ликвидность»). Пока банки в состоянии перехватить денег на межбанковском рынке или у вкладчиков (краткосрочный денежный рынок), у них нет проблем. Но когда происходит сужение краткосрочного денежного рынка, то ситуация такова: у банков вроде бы нормальные активы — ссуды предприятиям, однако вернуть эти активы быстро невозможно, потому что инвестиции долгосрочны. Следовательно, банки теряют краткосрочную ликвидность.

Но я называю это среднесрочной ликвидностью, потому что в нормальных обстоятельствах (когда на краткосрочных денежных рынках все спокойно) проблемы относятся к будущему. Эти риски реализуются во время кризиса, когда краткосрочная ликвидность не выдерживает испытаний.

Нехватка среднесрочных финансовых ресурсов измучила российские банки и банки СНГ с того самого момента, когда экономические системы этих стран перешли к рынку. Единственный способ, которым банки России и СНГ могли получить средне- и долгосрочные ресурсы, был выход на глобальные рынки и выпуск евро-облигаций. Именно так поступили казахские банки. Однако это поставило их в зависимость от глобальной финансовой системы, которая только что потерпела крах.

Заявления Минфина и Центробанка о выдаче банкам 5-летних субординированных кредитов являются эффективным решением этой проблемы. Такие кредиты дадут российским банкам определенный объем среднесрочных денег. Хотя, конечно, само это решение не является долгосрочным, так как российский рынок все равно нуждается в развитии негосударственных источников среднесрочных денег.

Обеспечивая банкам среднесрочное финансирование, Минфин и Центробанк также освобождают банки от проблем с краткосрочной ликвидностью. Российские банки будут использовать длинные деньги для выплат краткосрочных вкладчиков, сохраняя таким образом их доверие и возвращаясь к нормальным условиям работы.

Очевидно, что результатом станет рост инфляции. Однако сейчас главное — не инфляция, а сохранение доверия к банкам.

Долгосрочная ликвидность

Российские банки развиваются, поскольку растет экономика. Банки продолжат рост и в обозримом будущем, так как почти вся промышленность России нуждается в обновлении. Следовательно, российские банки нуждаются в капитале. Для российских банков существует крайне мало источников финансирования. Многие банки пытались выйти на глобальные рынки капитала. Но капитализация самих банков невысока, и они оказывались перед проблемой низкой ликвидности своих акций на внешних рынках капитала (четвертое использование понятия «ликвидность»).

Минфин и Центробанк пока не предприняли никаких мер для исправления этого фундаментального изъяна российской банковской системы. И все же такие меры должны быть приняты, если мы хотим видеть российские банки более сильными и устойчивыми во время будущих финансовых потрясений.