Клерк.Ру

Консолидация усилий

Как выстраивается процесс взаимодействия между регулятором рынка и поднадзорными субъектами в лице банковских организаций в посткризисный период? Какие риски являются сейчас для российских банков наиболее актуальными, и можно ли утверждать, что России удалось преодолеть наиболее острую фазу кризиса? На эти и другие вопросы ответил в интервью NBJ президент Ассоциации банков Северо-Запада Владимир ДЖИКОВИЧ.

NBJ: Владимир Велийкович, как бы Вы охарактеризовали период, через который сейчас проходит наша банковская система, и каковы, по Вашему мнению, главные вызовы, с которыми приходится сталкиваться российским финансово-кредитным организациям?

В. ДЖИКОВИЧ: Период достаточно непростой, и следует признать, что нынешняя ситуация далека от идеала. Казалось бы, самые острые моменты кризиса остались в прошлом, но мне кажется, что нам не стоит обольщаться. России предстоит пройти сложный путь для того, чтобы банковская система полностью восстановилась и начала нормально работать. 

NBJ: Это связано с тем, что, несмотря на стабильность рубля, национальная экономика по-прежнему стагнирует?

В. ДЖИКОВИЧ: Безусловно. Мы не должны забывать, что банковская система отражает ту ситуацию, в которой находится экономика страны в целом. Поэтому было бы странным ожидать здоровья от наших финансово-кредитных организаций в условиях, когда экономический рост в стране является либо нулевым, либо даже отрицательным. 

Отключить рекламу

NBJ: Можно ли выделить некие реперные точки или, точнее сказать, зоны риска для банковской системы?

В. ДЖИКОВИЧ: На мой взгляд, главная опасность в том, что резко сократилась потребность как со стороны юридических, так и со стороны физических лиц в привлечении кредитных средств. Это одна сторона медали. Вторая – в том, что банки резко ужесточили требования к потенциальным заемщикам. Сочетание этих двух факторов приводит к тому, что либо кредитный процесс не восстанавливается, либо восстанавливается, но отнюдь не так быстро, как этого хотелось бы. 

Второй момент, или, точнее, риск, который необходимо отметить – ухудшение платежеспособности заемщиков и, как результат, рост доли просроченной задолженности в кредитных портфелях банков. Мы уже сегодня видим, как этот показатель стабильно увеличивается. При этом, как я уже сказал, роста кредитования не наблюдается, и складывается очень неблагоприятная ситуация, при которой «плохие» долги догоняют «новые». 

NBJ: По опыту предыдущих кризисов мы знаем, что банки в такое время легко могут попасть в процентные «ножницы», когда разрыв между ценой привлечения средств и ценой их размещения окажется слишком большим. Насколько, по Вашим оценкам, этот риск велик сейчас?

В. ДЖИКОВИЧ: Пока трудно оценить, но он, безусловно, есть. С другой стороны, здесь все не так пессимистично – банки подошли к решению этой проб-лемы индивидуально, так что говорить о формировании на рынке некой общей отрицательной тенденции пока не приходится. 

Отключить рекламу

Мы видим это по результатам первого квартала. На первый взгляд это может показаться странным, но далеко не все наши финансово-кредитные организации закончили этот отчетный период с убытком. Это говорит о том, что некоторые участники рынка – должен сказать, что таких примерно 50%, – проявили здравый смысл и сдержанность, когда речь шла о привлечении средств в самый острый период кризиса. 

NBJ: В середине июня было принято решение об очередном снижении ключевой процентной ставки. В связи с этим хотелось бы задать Вам вопрос: как Вы оцениваете, с одной стороны, это событие, а с другой – ту денежно-кредитную политику, которую Центральный банк РФ проводит в последние несколько месяцев?

В. ДЖИКОВИЧ: Мне кажется, что снижение ключевой процентной ставки на один процентный пункт ни на что серьезно не повлияет – ни на доступность кредитных ресурсов, ни на участь заемщиков. Центральный банк свой выбор сделал и озвучил: он будет делать все, чтобы победить инфляцию. И именно в угоду борьбы с ней он будет сдерживать темпы удешевления денежных ресурсов, чтобы деньги не «выливались» на валютный рынок и с их помощью нельзя было проводить некие спекулятивные действия. 

NBJ: В такой политике тоже есть своя логика.

В. ДЖИКОВИЧ: Да, но мы должны понимать, что сейчас для восстановления экономического роста главное, чтобы и предприятия, и население имели возможность привлекать кредиты. Причем такие, которые заемщики, с учетом сокращения доходов, смогут обслуживать. В противном случае экономика продолжит стагнировать, а в случае ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры может снова наступить острая фаза кризиса.

Отключить рекламу

NBJ: Давайте затронем еще один момент – надзорно-регуляторную деятельность Банка России. Не секрет, что банкам сейчас приходится работать не в самых благоприятных условиях. В то же время надзорные требования ЦБ остаются достаточно жесткими, и по всему видно, что он не планирует смягчать свою надзорную политику. Каково Ваше отношение к этому?

В. ДЖИКОВИЧ: Знаете, мы на самом деле не знаем, насколько жесткой надзорной политики придерживается ЦБ. Мы, скорее, имеем дело с результатами применения регулятором надзорных инструментов, и часто последствия этого применения оказываются для нас неожиданными. Например, банк эффективно работал на рынке, выполнял свои обязательства, пользовался доверием со стороны контрагентов, партнеров и клиентов – и вдруг, как гром среди ясного неба, выясняется, что у него было недостаточно капитала, или он проводил излишне рискованную кредитную политику, или нарушал законы, связанные с противодействием легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем. 

NBJ: Насколько это серьезные нарушения, насколько мотивированы суждения ЦБ по таким «делам»? 

В. ДЖИКОВИЧ: Мы не можем судить, поскольку обычно у нас недостаточно для этого информации. Однако мне хотелось бы пожелать регулятору одно – чтобы он, принимая соответствующие решения, не забывал, что банк не существует в безвоздушном пространстве.

NBJ: Это, очевидно, наша банковская система, если так можно выразиться, достаточно многочисленна.

Отключить рекламу

В. ДЖИКОВИЧ: Я имею в виду другое. Любой банк обслуживает достаточно большое количество клиентов, и чаще всего речь идет о компаниях, которые ведут законный бизнес, платят налоги и т.д. Когда ЦБ отзывает у финансово-кредитной организации лицензию, то ее клиенты – юридические лица, оказываются совершенно беззащитными. Хорошо известно, что страхование вкладов у нас распространяется только на клиентов – физических лиц, а компании теряют все средства, которые они держали на счетах в том или ином «рухнувшем» банке. 

NBJ: Но, с другой стороны, нельзя же оставлять на рынке либо нежизнеспособные, либо провинившиеся банки только потому, что кто-то из их клиентов может пострадать.

В. ДЖИКОВИЧ: Есть инструмент, который способен разрешить эту дилемму – санация. Я бы порекомендовал чаще применять его. Нет ничего страшного в том, чтобы забирать у проштрафившихся или неэффективных собственников активы и передавать их тем, кто сумеет этими активами распорядиться лучше. При этом средства клиентов будут в безопасности, и удастся избежать цепочки банкротств. А такой сценарий почти неизбежен, когда речь идет о клиентах – юридических лицах «рухнувших» банков. 

NBJ: Совсем недавно появилась идея создания некоей организации, которую условно называют «мега-санатором». Если я правильно понимаю, то речь идет о государственной структуре, отличной от Агентства по страхованию вкладов. И по замыслу авторов этой идеи, эта структура должна будет заниматься исключительно оздоровительными процедурами и последующей продажей санированных активов частным инвесторам. Каково Ваше отношение к этому предложению? И зачем в принципе нужно такое «дроб-ление», разве АСВ не справляется с функцией санатора?

Отключить рекламу

В. ДЖИКОВИЧ: Это непростой вопрос. С одной стороны, АСВ, безусловно, справляется со своими обязанностями. Я помню, что когда агентство только-только начинало работать, то высказывались опасения по поводу того, что оно будет совмещать в одном лице две ипостаси: агента, производящего страховые платежи, и санатора. Те, кто выражал эти опасения, указывали, что речь фактически идет об одном «денежном мешке». Из него будут брать деньги для выплаты компенсаций, и из него же – деньги на финансирование оздоровительных процедур по отношению к банкам. И в результате может сложиться ситуация, при которой денег не будет хватать ни на то, ни на другое.

NBJ: Но все немного не так…

В. ДЖИКОВИЧ: Совершенно верно. На практике мы видим, что АСВ всегда может обратиться за кредитом к Центральному банку и восполнить недостаток средств, если вдруг таковой образуется. 
Но, с другой стороны, я не вижу ничего предосудительного в том, чтобы у нас появилась отдельная структура, которая будет выполнять функции санатора. Ведь уже бывали прецеденты, когда никто из частных инвесторов не хотел участвовать в процедурах оздоровления. Кому-то актив казался недостаточно привлекательным, кого-то не удовлетворял размер кредита, который ЦБ был готов предоставить для проведения необходимых мероприятий. А иногда банк оставался без санатора или санаторов вообще без видимых причин, что сразу же порождало многочисленные слухи и сплетни. Так вот, чтобы избежать этого впредь, почему бы действительно не создать отдельную организацию, естественно, государственную, полностью контролируемую правительством?

Отключить рекламу

NBJ: Хотелось бы задать еще вопрос по «надзорному блоку». Часто можно услышать, что в сфере внедрения требований базельских стандартов Россия привыкла «бежать впереди паровоза». Как Вы думаете, возможно, с учетом неблагоприятной ситуации на банковском рынке и явного охлаждения отношений между Россией и Западом, ЦБ следовало бы замедлить процесс внедрения международных стандартов?

В. ДЖИКОВИЧ: Надо понимать, что о каких бы «базелях» речь не шла: один, два, три или два с половиной – дело всегда в одном и том же. В требованиях к капиталу банков. В условиях, когда существуют определенные санкции, введенные против России, когда международные рейтинговые агентства, мягко говоря, не проявляют объективности при выставлении рейтингов российским эмитентам, и…

NBJ: И когда многим банкам просто не удается увеличить капитал, потому что они не могут привлечь необходимые для этого средства ни на внешних, ни на внутренних рынках…

В. ДЖИКОВИЧ: Совершенно верно. Так вот, с учетом всех этих условий, жесткий подход к выполнению требований по капиталу действительно излишен. Хотя бы из тех соображений, что банки, стремясь выполнять все эти требования, будут и дальше снижать свои риски.

NBJ: То есть будут сокращать кредитование?

В. ДЖИКОВИЧ: Если и не сокращать, то точно не наращивать. Я понимаю мотивацию регулятора. Для ЦБ главное, чтобы у банка было достаточно капитала, и финансово-кредитная организация смогла выстоять в кризис, пережить оттоки капитала, период падения ликвидности и т.д. Но, с другой стороны, мы рискуем в таком случае столкнуться с тем, о чем я уже говорил выше – с «пересыханием» кредитного рынка. 

Отключить рекламу

NBJ: На рынке говорят, что во время острой фазы кризиса ЦБ проявил достаточно разумный подход к решению этой дилеммы.

В. ДЖИКОВИЧ: Так и было. На мой взгляд, тут вообще должен быть адресный подход. Регулятор должен предус-матривать возможные смягчения при реализации базельских стандартов отдельно для небольших и средних банков, и отдельно для крупных организаций. 

NBJ: Если я правильно Вас поняла, то один из основных вызовов для нашей банковской системы – это докапита-лизация. Безусловно, правительство кое-что сделало для решения этой проблемы, и всем известна цифра, на которую была докапитализирована наша банковская система – 1 трлн рублей. По Вашему мнению, является ли эта мера достаточной?

В. ДЖИКОВИЧ: Совершенно очевидно (и, кстати, правительство этого не скрывает), что речь шла и идет о докапитализации исключительно крупнейших игроков рынка. Причем из этих «счастливчиков» подавляющее большинство – банки с госучастием. Что же касается малых и средних участников рынка, и особенно региональных банков, то здесь дальше разговоров дело не идет. И им приходится искать свои источники увеличения капитала, поскольку инструменты, которые используются для докапитализации, им недоступны.

NBJ: Иными словами, в этом вопросе все как обычно?

В. ДЖИКОВИЧ: Да. Мы не раз и не два говорили о том, что масло надо размазывать по хлебу более равномерно, но, к сожалению, пока наши слова остаются гласом вопиющего в пустыне.

Отключить рекламу

NBJ: Можно ли с учетом этого сделать вывод, что конкурентное поле на нашем банковском рынке сильно нарушено?

В. ДЖИКОВИЧ: Конечно. Как я уже сказал, большинство банков отрезаны от финансирования со стороны государства. Они не могут участвовать ни в аукционах по размещению средств Минфина и ЦБ, ни в различных конкурсах. Причина в одном и том же – у них либо недостаточно высокие рейтинги для того, чтобы привлекать такое фондирование, либо вообще нет рейтингов. И очевидно, что это ставит их в заведомо ущемленное положение с точки зрения конкуренции.

NBJ: Тем не менее, если посмотреть на статистику отзывов лицензий, то мы увидим, что региональные банки сравнительно редко лишаются права на осуществление банковской деятельности. Складывается впечатление, что им как-то удается выкручиваться.

В. ДЖИКОВИЧ: Да, в основном за счет оперативного принятия решений и большей близости к клиентам. 

NBJ: Обычно в кризисные и посткризисные периоды возрастает роль профессиональных банковских объединений, в том числе ассоциаций. В связи с этим я хотела бы задать еще один вопрос: в чем, по Вашему мнению, заключается главная задача Ассоциации банков Северо-Запада сейчас?

В. ДЖИКОВИЧ: Главная задача у нас всегда одна и та же – лоббирование интересов национальной банковской системы и создание благоприятного имиджа этой самой системы в глазах потребителей финансовых услуг. И то, и другое очень важно, и за то, чтобы население и нефинансовые предприятия относились к банкам с доверием, борются во всех странах, не только в России.

Отключить рекламу

NBJ: Но в России, наверное, эта борьба является наиболее сложной, так как у нас, скажем честно, финансово-кредитные организации не пользуются особой популярностью.

В. ДЖИКОВИЧ: Вы думаете, в странах с развитой экономикой дело обстоит иначе? Тогда я должен сказать, что Вы ошибаетесь. Всем профильным банковским организациям, независимо от того, работают ли они в Лондоне, Москве или Вашингтоне, приходится решать задачу преодоления недоверия к банкам. Мы тут ни в коем случае не исключение.

NBJ: Недоверие, которые испытывают потребители финансовых услуг, часто бывает следствием недостатка финансовой грамотности. 

В. ДЖИКОВИЧ: Совершенно верно. Это еще одна проблема, которую нам, как банковской ассоциации, приходится решать. Чем выше финансовая грамотность клиентов, тем легче становится предлагать им новые современные продукты и услуги. С одной стороны, это способствует сокращению издержек банков, с другой – повышает безопасность работы с деньгами (особенно, если речь идет о различных формах расчетно-кассового обслуживания). В общем, это идет на пользу всем.

Еще одна задача ассоциации, конечно же, – отслеживание всех изменений в законодательном поле, всех постановлений и указаний Центрального банка, других госструктур. И, естественно, мы пытаемся оказывать влияние на процесс принятия новых законодательных актов и стремимся вносить в них коррективы, если члены нашей ассоциации считают, что это необходимо, что законодатель или регулятор не учитывает каких-либо тенденций, которые складываются в нашей экономике. 

Отключить рекламу

В заключение я хотел бы сказать, что цель Ассоциации банков Северо-Запада – формирование консолидированного мнения участников нашей организации. Мы сейчас переживаем такой период, когда банкам необходимо слышать регулятора, и регулятору необходимо слышать и прислушиваться к банкам. Преодоление кризиса – не тот процесс, который можно совершать в одиночку, тут требуется объединение усилий всех участников процесса: и банков, и регулирующих органов, и клиентов.    

Обучающий курс от команды «Клерка»
«Налоговые проверки. Тактика защиты»
Способы защиты, проверенные на практике, от Ивана Кузнецова, налогового эксперта, работавшего в ОБЭП.
  • Первое видео — бесплатно.
  • Даем сертификат в конце обучения.
  • Дистанционное обучение.
Записаться на курс за 5 500 руб.
Отключить рекламу