Клерк.Ру

Что ждать от внедрения FATCA в российском финансовом секторе?

Российский финансовый сектор вступил в FATCA — по сути, первый работающий механизм международного обмена информацией для налоговых целей. Многими банками и финансовыми организациями уже была направлена первая отчетность в налоговые органы США.

С 1 января 2015 года вступили в силу поправки в Налоговый кодекс, обеспечивающие работу механизма «деофшоризации» для российского бизнеса, и позднее была запущена кампания по добровольному декларированию иностранных активов российскими налогоплательщиками в обмен на освобождение их от текущих налоговых обязательств и предоставление ряда гарантий. Следующий этап на этом пути — включение России в систему глобального автоматического обмена информацией в рамках общего Стандарта ОЭСР — Common Reporting Standard (CRS). Этот этап позволит ответить на вопрос, который мы часто слышали последним в спорах о деофшоризации: «А как найдут?». Первый шаг уже сделан — 12 мая 2016 года Россия стала 82-й страной (всего на текущий момент заявила намерение 101 страна), подписавшей многостороннее Соглашение компетентных органов об автоматическом обмене информацией. Нет оснований сомневаться, что на этом этапе темп замедлится: идет активная работа над законопроектом, порядками получения информации и обмена ей. Предполагается, что в сентябре 2018 года произойдет первый обмен информацией между налоговыми органами государств-партнеров, что потребует вступления в силу новой методологии и процедур идентификации клиентов в финансовом секторе России с начала 2017 года.

Отключить рекламу

Опыт внедрения FATCA в российском финансовом секторе поможет и при внедрении указанного Стандарта, так как его положения во многом основаны на межгосударственном подходе FATCA, что напрямую сказано во вступительном слове к Стандарту. И, хотя Россия и США не заключили межгосударственного Соглашения, при внедрении требований Стандарта речь будет идти скорее о доработке существующей методологии и расширении объема принятых процедур. Более того, основные отличия Стандарта от FATCA выгодны российскому финансовому сектору:

  • правовая определенность Стандарта в России — ратификация международной правовой базы, наличие российского законодательства и нормативной базы для разработки методологии и процедур;
  • обязательства финансовых организаций перед российскими уполномоченными органами, межгосударственный обмен между уполномоченными органами и отсутствие неопределенности в отношении рисков прямых претензий от иностранного государства, судебных разбирательств за рубежом, а также возможных санкций;
  • отсутствие штрафного налога — Стандарт работает исключительно как механизм обмена информацией.
Внедрение Стандарта потребует отвлечения ресурсов, однако, по нашему опыту, уровень нагрузки будет заметно отличаться от внедрения требований FATCA. Так, нагрузка будет существенно меньше при выявлении финансовых организаций в структуре группы, подпадающих под требования об идентификации клиентов и о предоставлении информации. Однако нагрузка вырастет при разработке процедур идентификации клиентов и существенно вырастет при разработке процедур подготовки отчетности и ее направлении в уполномоченные органы, так как речь идет об идентификации и отчетности в отношении налоговых резидентов около 100 государств.

Отключить рекламу

Хотя ОЭСР признает наличие различной правовой базы для обмена информацией между государствами, основной задачей Стандарта является установление для участвующих государств общего подхода к идентификации клиентов и собственно автоматическому обмену информацией, что позволит снизить издержки для финансового сектора, особенно международных групп. При этом Стандарт предусматривает ряд аспектов, которые должны дополнительно быть определены при разработке законодательства участвующим государством, в частности Россией. Вот основные из этих аспектов:

  • перечень организаций и счетов, исключаемых из требований по идентификации и отчетности по причине низкого риска их использования в целях уклонения от налогообложения клиентами;
  • возможность расширительной трактовки некоторых определений, например определения ранее существовавших счетов, позволяющая упростить процедуру идентификации при открытии новых счетов действующим клиентам;
  • формы самосертификации клиентов;
  • ряд технических аспектов процедуры идентификации, например подход к расчету остатков по счетам, установление порогов в 250 тыс. долларов при идентификации существующих клиентов-организаций, а также возможность привлечения провайдеров услуг для проведения процедур идентификации клиентов;
  • требования к разработке финансовыми организациями политик и процедур;
  • меры контроля за исполнением требований Стандарта и локального законодательства (например, проведение аудита) и соответствующие штрафные санкции (например, за предоставление недостоверной самосертификации клиентом).
По данным вопросам рынок ожидает определенности, которая позволит российским финансовым организациям утвердить методологию и разработать детальные процедуры внедрения Стандарта.

Отключить рекламу

Краеугольным камнем процедуры идентификации является определение статуса налогового резидента клиента в том или ином государстве, что уже успело заметно встревожить налоговых специалистов банков. Сам по себе вопрос определения налогового резидентства организации или физического лица требует высокой квалификации специалиста и в случае, к примеру, часто путешествующих физических лиц, имеющих бизнес и активы в разных странах, становится совсем не тривиальной задачей. Учитывая объективные пределы осведомленности финансовых организаций в рамках их деятельности, широкая трактовка данной обязанности финансовых организаций в законодательстве несет для них существенные риски. В этой связи необходимо учитывать, что Стандарт рассматривает определение налогового статуса скорее как процедуру, нежели как требование о суждении по этому вопросу со стороны финансовой организации.

Отключить рекламу

Основные источники информации, на которых строится данная процедура, включают в себя:

  • форму самосертификации, заполняемую клиентом (здесь и далее — или его бенефициаром), ответственность за достоверность которой принимает на себя клиент;
  • определение адреса местонахождения или пребывания клиента (включая документальное подтверждение и актуальность данных);
  • электронный поиск признаков статуса клиента, например адрес, номер телефона, наличие доверенностей и пр.;
  • для крупных клиентов — анализ имеющейся информации на бумажных носителях и интервью с менеджером клиента.
Стандарт предусматривает обязанности финансовых организаций по выполнению требований процедуры. Вопрос пределов осведомленности учитывается в Стандарте в рамках концепции «know or have reason to know», которая подразумевает, что финансовая организация на различных этапах процесса идентификации должна использовать информацию, которую «знает», то есть которая имеется в системах или документах, «или должна знать», то есть наличие которой требуют условия деятельности организации (например, требования общей процедуры принятия клиента, других документов или законодательства). Широкая трактовка данной концепции за рамками процедуры, предусмотренной Стандартом, а также требования о проверке достоверности и полноты предоставляемой информации создают существенные риски для финансовых организаций, которые они не смогут должным образом контролировать в силу объективных пределов осведомленности. Выражение же мнения о статусе налогового резидентства клиента является сферой ответственности клиента и его налоговых консультантов. Четкое разделение данных областей ответственности — один из важных моментов при разработке методологии и процессов внедрения требований Стандарта. Однако такое же разделение должно быть проведено при разработке законодательства.

Отключить рекламу

Для клиента финансовой организации (если он сам не является финансовой организацией) процесс участия в CRS, вероятно, будет проходить почти незаметно. Клиенту в ряде случаев будет необходимо заполнить и заверить форму самосертификации (в некоторых случаях — в отношении себя как бенефициара организаций), а также ожидать в целом более внимательного подхода к информации о себе и своих операциях. Вероятно, процесс ежегодного обновления информации станет более подробным, а сотрудники банка, проводящие его, — более требовательными. В случае непредоставления информации может возникнуть угроза закрытия счетов или отказа в проведении операций, включая зачисление средств. Несмотря на кажущуюся направленность Стандарта исключительно на финансовый сектор, анализ применимости его требований необходимо провести всему бизнесу. Определение финансовой организации в рамках Стандарта достаточно широкое и может включать в себя организации, не подлежащие специальному регулированию, однако инвестирующие в финансовые активы или имеющие определенные финансовые обязательства. Особые требования установлены для трастов, часто используемых в структурах управления капиталом состоятельных клиентов. Учредителям, управляющим и бенефициарам этих структур необходимо быть готовыми к новым требованиям и их последствиям.

Трудовые проверки становятся новыми налоговыми. Ошиблись в кадровом документе? Оштрафуют, умножив на количество сотрудников. 

Станьте гуру кадрового учета. Сейчас наш мега-популярный онлайн-курс по заполнению кадровых документов со скидкой 50 %.

Куча образцов документов и советов от практиков. Обучение полностью дистанционно, выдаем сертификат. Успейте купить (у нас еще пять курсов со скидкой).

Отключить рекламу