Клерк.Ру

«Должник на выдумки хитер». Как изменится рынок взыскания и как сейчас становятся банкротами

Иллюстрация: Ирина Григорьева / Клерк.ру

Все больше россиян не хотят или не могут платить по долгам. Доля «плохих» кредитов в портфеле банков без учета ипотеки уже составляет 15%, или 1,5 трлн рублей, и в ближайшие два месяца ожидается рост просрочки еще на 700 млрд рублей.

Что ждет рынок при новой модели упрощенного банкротства физлиц, как принудить банкрота вернуть до 70% долга и снять исполнительский иммунитет с единственного жилья? Тренды и триггеры отрасли обсудили эксперты на онлайн-конференции «Взыскание в условиях глобальной нестабильности»

Упрощенное банкротство

Упрощенную процедуру банкротства в Госдуме начали обсуждать еще год назад. Но как бутылка с зажигательной смесью, прилетевшая в квартиру должника, вынудила законотворцев в авральном режиме принимать Федеральный закон № 230-ФЗ о защите должников при взыскании, так и коронавирус заставил как можно раньше запустить новую модель упрощенного банкротства.

Была инициатива, чтобы финансирование упрощенного банкротства граждан легло на профессиональное сообщество арбитражных управляющих, саморегулируемых организаций. Но она потерпела крах, поскольку рынок не смог определить, кто войдет в национальное объединение СРО. В итоге от первоначальной внесудебной модели упрощенного банкротства решено было отказаться.

Сейчас законопроект выглядит так: гражданин, чей долг составляет от 50 до 500 тыс. рублей, может бесплатно подать заявление о признании себя банкротом в МФЦ. Правда, только в том случае, если хотя бы по одному из исковых заявлений кредиторов вынесено исполнительное производство, ничем не закончившееся.

В течение шести месяцев МФЦ проверит информацию, после чего должника признают банкротом и освободят от всех пени и штрафов. При этом у кредиторов на протяжении шести месяцев будет возможность перенести процедуру банкротства в суд.

📌 Реклама
Отключить

У участников рынка взыскания неоднозначное отношение к законопроекту об упрощенном банкротстве. Так, Олег Зайцев, председатель ассоциации «Банкротный клуб», сомневается в том, что МФЦ сможет проверить обоснованность притязаний должника на статус банкрота. Он не исключает в будущем исков к МФЦ со стороны кредиторов. Кроме того, Зайцев обращает внимание на юридическую коллизию. Судебное рассмотрение вопроса о банкротстве запрещает коллекторам общаться с должником, однако этот запрет не относится к людям, подавшим заявление о банкротстве в МФЦ. Это значит, что коллекторы могут воспользоваться пробелом в законодательстве и продолжать переговоры с должником. Но и сами должники, как выясняется, не лыком шиты.

«Должник на выдумки хитер»

Так охарактеризовал действия некоторых претендентов на банкротство Андрей Кузнецов, руководитель юридической службы Группы компаний «Траст».

Арбитражный управляющий Алексей Попов добавил, что, по субъективной оценке его коллег, доля добросовестных должников, подавших на процедуру банкротства, не превышает 10–30%. Остальные заранее начинают избавляться от имущества, переводят его на родственников и друзей, уходят в серую зону экономики, перестают получать официальный доход и т.д.

Партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру» Александр Стешенцев рассказал об интересных случаях снятия исполнительского иммунитета с единственного жилья. Он напомнил о знаменитом «деле Фращука», когда Верховный суд признал, что пятикомнатную трехуровневую квартиру в Одинцово площадью 198 кв. метров можно включить в конкурсную массу, поскольку единственной целью подачи заявления о банкротстве со стороны должника было не что иное, как попытка прекратить процедуру обращения взыскания на данную квартиру.

Оригинальное решение по возвращению в конкурсную массу единственного жилья должника принял кредитор банкротящегося физлица из Екатеринбурга. Взамен пятикомнатной двухуровневой квартиры площадью 147,3 кв. метров кредитор передал должнику жилье площадью 31,7 кв. метра.

📌 Реклама
Отключить

Но в целом в России банкротство для 70–90% должников превратилось в безусловное средство списания долгов, что противоречит мировой практике, поскольку финансовую индульгенцию еще нужно заслужить.

Другое дело, если речь идет о социальном банкротстве как о мере поддержки незащищенных слоев населения. В этом случае Алексей Попов предложил проводить банкротство по льготным ценам или на основе благотворительности. В среднем процедура банкротства обходится в 150 тыс. рублей, тогда как минимальная сумма расходов по социальному банкротству составит 12 тыс. рублей в месяц (в среднем процедура длится восемь месяцев). Из трат должника исключаются накладные расходы, оплата конкурсного управляющего и т.д.

Чтобы иметь право на социальное банкротство, человек не должен проводить никаких действий со своим имуществом в течение последних трех лет, быть официально трудоустроен или быть зарегистрированным в качестве безработного на бирже труда. Социальное банкротство в России пока не получило широкого распространения.

📌 Реклама
Отключить

По данным Casebook, на 1 мая 2020 года всего было подано 266 883 банкротных дела, из них принято к рассмотрению 238 668, без движения оставлено 5397, принято решений 234 111, а признано банкротами 194 778 человек.

Какой надзор устроит бизнес

Число профигроков растет: в конце 2019 года их было 292, сегодня — 314. Регионами-лидерами по количеству жалоб на взыскателей являются Москва и Московская область, Санкт-Петербург, Краснодарский и Красноярский край, Новосибирск, Иркутск, Самарская и Челябинская области, меньше всего жалоб на взыскателей из республик Северного Кавказа, Тувы и Чукотской автономной области.

На действия взыскателей в ФССП в 2019 году поступило 28 тыс. жалоб, больше всего — на МФО и коллекторов (46 и 33% соответственно).

Только 19% жалоб на банки по вопросам взыскания отвечают признакам обоснованности, в отношении МФО обоснованными признаны уже 25%. Но в целом число жалоб сокращается. Так, за первые пять месяцев текущего года количество жалоб на МФО сократилось сразу на 47%.

О том, как сделать механизм контроля за взыскателями, с одной стороны, более справедливым, а с другой — прозрачным, рассказал Эльман Мехтиев, президент СРО НАПКА. В частности, по мнению спикера, у всех взыскателей должны быть равные права и обязанности. Но сегодня банки в отличие от коллекторов и МФО не обязаны хранить записи телефонных переговоров с должниками, хотя тоже нарушают их права.

📌 Реклама
Отключить

Достаточно вспомнить дело Плюс Банка, когда кредитная организация дошла до Верховного суда и оспорила штраф в 20 тыс. рублей, наложенный ФССП за нарушение Федерального закона № 230-ФЗ. По мнению эксперта, налицо регуляторное неравенство, поскольку получается, что банки Закон о защите должников при взыскании могут нарушать.

Кроме того, Эльман Мехтиев говорит, что в соответствии с опытом США жалобы на взыскателей должны рассматривать сами взыскатели. И только если должника не устраивает разбор ситуации в коллекторском агентстве, то жалоба поступает в надзорный орган. НАПКА предлагает также разрешить коллекторам взыскивать все долги, в том числе и по ЖКХ, и общаться с должниками через портал Госуслуг, что создаст прозрачность переговорного процесса для регулятора.

В заключение конференции была отмечена еще одна интересная тенденция. Если просроченная задолженность в 2020 году растет и будет расти, то рынок цессии сжимается. За период январь — май 2020 года объем предложения сократился сразу на 35% и составил 67 млрд рублей. Видимо, в условиях глобальной неопределенности игроки рынка увидели «антихрупкость» своего бизнеса в «антиэкспансии».

Подборка полезных мероприятий

Разместить
📌 Реклама
Отключить