Клерк.Ру

Конституционный суд решил, как должна выплачиваться компенсация за неиспользованный отпуск

Конституционный суд запретил ограничивать право работника на компенсацию за неиспользованные отпуска при увольнении. Постановление №38-П от 25 октября 2018 года опубликовано и вступило в силу с даты публикации

Проводом для дела послужила жалоба четырех граждан на неконституционность части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса. Всем им не выплатили полностью компенсации за неиспользованные отпуска за много лет работы.  Защитить свои права в суде бывшие работники не смогли, поскольку судьи решили, что по требованиям о взыскании такой компенсации срок обращения в суд составляет 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск.

Предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный статьей 9 Конвенцией Международной организации труда № 132 «Об оплачиваемых отпусках» - 18 месяцев. Еще три месяца – срок для обращения за судебной защитой, установленный ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса. А это значит, что истцы могли обратиться в суд в течение трех месяцев со дня истечения 18-месячного периода, в течение которого у них было право на предоставление неиспользованного отпуска.

Доводы истцов, полагавших, что положения Конвенции МОТ № 132 в данном случае не подлежат применению, поскольку нормами национального права, а именно статьей 127 Трудового кодекса РФ, установлен более высокий уровень гарантий в части реализации работником права на отпуск при увольнении, судами признавались необоснованными.

Конституционный суд не стал признавать указанные статьи Трудового кодекса неконституционными, однако указал на то, что норма конвенции, которая устанавливает 18-месячный срок, в течение которого работнику во всяком случае должна быть предоставлена оставшаяся часть не использованного своевременно отпуска, по своему характеру является гарантийной нормой. Она предназначена для обеспечения права на отпуск путем его использования лишь для тех работников, которые продолжают трудиться, и «по своему буквальному смыслу не рассчитана на применение к увольняющимся или уже уволенным работникам». Истечение 18-месячного срока не может влечь за собой прекращение права уволенных работников на соответствующую часть отпуска и невозможность получения денежной компенсации взамен неиспользованных дней отпуска.

«...положения конвенции не затрагивают право работника на получение денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении и не ограничивают срок, в течение которого работник может обратиться в суд с требованием о ее взыскании», – указано в постановлении Конституционного суда.

При этом КС обратил внимание на то, что в случае судебных разбирательств судьи должны исследовать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, включая причины, по которым работник своевременно не воспользовался своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск. Компенсация - это не замена отпуска и не способ накопления, указал КС. Поэтому необходимо выявить наличие либо отсутствие нарушения права на отпуск со стороны работодателя, специфику правового статуса работника, его место и роль в механизме управления трудом у конкретного работодателя, возможность как злоупотребления влиянием на документальное оформление решений о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, так и фактического использования отпусков, формально ему не предоставленных в установленном порядке, и т.д.

Таким образом, споры о том, за сколько лет можно выплатить компенсацию за неотгуленный отпуск при увольнении, можно считать законченными. Но на всякий случай напоминаем, что срок обращения в суд при трудовых спорах очень короткий - три месяца с даты расторжения трудового договора.