Клерк.Ру

Нездоровая ситуация

До кризиса потери российских компаний от болезней сотрудников достигали $23–24 млрд. Последние два года оставили существенный отпечаток на этой статистике: если до рецессии компании выделяли миллионы на health management, или «управление здоровьем» собственных кадров, то теперь акцент сместился в сторону всевозможных тренингов, призванных увеличить стрессоустойчивость сотрудников на фоне экономического спада.

Кризис на руку

В начале 90-х в России был популярен такой анекдот. Перед очередным повышением цен Борис Ельцин решил поговорить с народом. Выйдя из машины, он остановил неплохо одетого человека без лишней интеллигентности в лице и спросил: «Если мы поднимем цены на 50%, как вы будете жить?» — «Да ничего», — ответил мужчина. — «А на 100%?» — не отставал президент. — «Тогда, наверное, машину куплю». — «Ого, — удивился Ельцин. — А если сразу на 500% повысим?» — «Ну, тогда сразу дачу на Рублевке». «Да-а?! — протянул Ельцин. — А кем вы, простите, работаете?» — «Гробовщиком…»

📌 Реклама
Отключить

Этот «бородатый» анекдот рассказал обозревателю «Бизнес-журнала» замдиректора консалтинговой компании «Бизнес-решения» Борис Головешкин. Рассказал по той причине, что он наглядно иллюстрирует сложившуюся ситуацию, в которой роль повышения цен исполняет глобальный экономический кризис, а обязанности гробовщика — расплодившиеся как грибы после дождя компании, организующие всевозможные бизнес-тренинги.

— По образованию я психолог, специализирующийся на борьбе со стрессами, — рассказывает «Бизнес-журналу» Борис Головешкин. — И с началом кризиса ко мне начали вдруг активно обращаться друзья-бизнесмены. У всех была одна проблема: колоссальная неуверенность в завтрашнем дне. Как результат — многие стали пить. А кое-кто даже наркотиками начал баловаться.

По словам Головешкина, в январе 2009 года, когда он помог очередному приятелю, ему в голову пришла мысль: почему бы не превратить то, что у него хорошо получается, в прибыльный бизнес? Тем более что обстоятельства играли на руку. Рухнувшие цены на аренду помогли «прописаться» в престижном бизнес-центре, а тотальное «безрыбье» предложений на рынке труда обеспечило быстрый и дешевый набор команды толковых психоаналитиков. Первых клиентов помогли найти друзья, а дальше заработало «сарафанное радио». Теперь Борис уверяет, что пребывает «в шоколаде». Старенькую «девятку» сменил на BMW X5, приобрел квартиру в Москве. Среди его клиентов — такие уважаемые компании, как Магнитогорский металлургический комбинат и Mirax Group. «Теперь главное, чтобы кризис не кончился, — смеется Головешкин. — Тогда клиентов у нас явно поубавится, придется осваивать другие ниши».

📌 Реклама
Отключить

Болезни косят бизнес

Было бы наивным полагать, что российский бизнес страдает от одних только стрессов. Другие болезни тоже не отстают. Возьмем, к примеру, один из крупнейших металлургических холдингов страны — РУСАЛ. Согласно официальным данным, трудопотери компании за 2006 год составили 8 с половиной дней на человека (более свежую информацию в РУСАЛе не предоставили). Учитывая, что средняя зарплата здесь в 2006 году составила 23 тыс. рублей, а общее количество работников — 77 тыс. человек, легко подсчитать, что из-за болезней сотрудников алюминиевый гигант потерял около $19,3 млн.

Однако этим потери не ограничиваются. «Не секрет, что многие сотрудники, особенно те, кто занимает хорошие должности, часто ходят на работу даже несмотря на болезни, так как боятся недополучить премий и бонусов», — говорит руководитель проекта «Корпоративный менеджмент в области здоровья персонала» НИИ гигиены труда и профзаболеваний Академии медицинских наук России Сергей Соболев. А между тем проведенные американским Cornwall University исследования показали: потери фирм от сотрудников, вышедших на работу в нездоровом состоянии, втрое выше, чем от их отсутствия по болезни.

📌 Реклама
Отключить

РОССИЯНЕ УМИРАЮТ НА РАБОТЕ В ПОЛТОРА РАЗА ЧАЩЕ, ЧЕМ ЕЩЕ 10 ЛЕТ НАЗАД. А ЧИСЛО СТРАДАЮЩИХ ОТ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ ЗА ПРОШЕДШЕЕ ВРЕМЯ УВЕЛИЧИЛОСЬ НА 800 ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК — ДО ЧЕТЫРЕХ МИЛЛИОНОВ

Но вернемся к РУСАЛу. Ум­но­жаем доступные цифры на 3 — и выясняем, что в 2006 году компания Олега Дерипаски от «прямых» и «косвенных» трудопотерь могла лишиться без малого $77 млн. В общероссийском масштабе цифры выходят еще более впечатляющими. Если учесть, что, по данным Минтруда, в 2006 году экономические потери российских компаний из-за болезней сотрудников составили около 1,4% ВВП, можно сделать вывод: скрытые потери бизнеса оказались никак не менее $70–75 млрд.

Эксперты уверены: дальше будет только хуже. По данным Федеральной службы государственной статистики, в прошлом году в России различные профзаболевания приобрели свыше 20 тысяч человек, причем рост числа заболевших по Москве составил аж 35%. «Подобная динамика — в основном за счет офисных работников, — говорит Сергей Соболев. — К настоящему моменту лишь 20–25% офисных площадей в Москве соответствует западным нормам в области экологии рабочих мест для сотрудников».

📌 Реклама
Отключить

Эксперт приводит и другую статистику. По оценкам его НИИ, до 40% компаний численностью свыше 500 человек не имеет стационарных медпунктов и штатных медиков. А массовую вакцинацию собственных кадров от обычного гриппа проводит всего 15–20% российских фирм. Информация Соболева подтверждается и данными «Деловой России»: в Европе на безопасность одного рабочего тратится около $85 в год, в России — не более $9. В результате, как утверждает главный санитарный врач страны Геннадий Онищенко, сегодня россияне умирают на работе в полтора раза чаще, чем еще 10 лет назад, причем за этот же срок число страдающих от психических расстройств увеличилось на 800 тыс. человек, из-за чего их теперь более четырех миллионов.

К слову, на Западе проблема финансовых издержек бизнеса из-за болезней сотрудников стоит не менее остро, чем в России. Достаточно сказать, что одна только General Motors, как говорится в отчете компании за 2008 год, потеряла из-за этого $3,5 млрд. В целом же по США, согласно расчетам Cornwall University, болезни персонала «съели» от доходов компаний в прошлом году не менее $180 млрд.

📌 Реклама
Отключить

Не кури!

Когда российским компаниям надоело терять деньги от болезней сотрудников, началось активное внедрение принципов health management, или «управления здоровьем» кадров. Что это за принципы? Помимо организации современных медицинских служб и заключения договоров ДМС, к ним можно отнести меры, стимулирующие персонал к ведению здорового образа жизни. Например, к отказу от курения. Так, в компании «Пивдом» недавно прошло мероприятие «Брось курить — получи 5 тысяч». По словам HR-менеджера компании Олеси **********, более 15 человек написали заявление, что не будут курить в офисе, за что получили обещанную сумму (нарушившие договор должны были вернуть компании по 8 тысяч). Правда, не курившие и раньше получили лишь… по упаковке молока.

Порой встречаются и более жесткие подходы. Взять, к примеру, компанию «Фаюр Союз» (занимается производством ликеро-водочной продукции). Раньше курение было для компании большой проблемой: ее московский офис располагается на седьмом этаже бизнес-центра, и для того, чтобы дойти до крыльца, сотрудники тратили по 7–10 минут. Что, учитывая частые перекуры, заметно снижало производительность труда. «Была внедрена электронная система учета рабочего времени, — делится опытом руководитель департамента по работе с персоналом «Фаюр Союза» Алена Ильич. — Чтобы отработать «прогулы», наиболее рьяным курильщикам приходилось оставаться после работы на один–два лишних часа». Кроме того, всем некурящим сотрудникам начали доплачивать по 10% в год от зарплаты. Результат не заставил себя ждать. Уже спустя полгода из 25–30 курящих работников верность табаку сохранили всего 3–4 человека. А время, проведенное каждым сотрудником на больничном, сократилось в среднем на 3–4 дня.

📌 Реклама
Отключить

Нет больничного — есть билеты

Серьезные усилия в области health management компании прикладывают и в борьбе с упомянутыми больничными листами. В начале 2005 года руководство сети магазинов «Седьмой континент» выплатило 1,3 тыс. сотрудников, которые в течение двух последних лет не брали больничный, премию в размере $500. Тем временем петербургская сеть магазинов «Стройка» приобретает для своих сотрудников (в компании работают преимущественно мужчины), не бравших в течение года больничный и отказавшихся от курения, билеты на матчи культового для города клуба «Зенит». «Как правило, мы предоставляем сотрудникам по два билета на домашние матчи команды, — говорит коммерческий директор сети Руслан Потапенко. — И подобная мера имеет успех. Внутренние исследования показывают, что лояльность работников примерно вдвое выше, чем у ближайших конкурентов».

📌 Реклама
Отключить

Многие компании, особенно крупные, стремятся привнести в практику «менеджмента здоровья» элементы игры. В российском представительстве British Petroleum команды по 4 человека в каждой участвуют в своеобразном марафоне. Кто «в складчину» в течение 12 недель пройдет большее расстояние, тот получает специальные призы: игру в боулинг, квазар, билеты на представление Cirque du Soleil, подарочные сертификаты в магазины или корзину фруктов. Для определения же пройденного расстояния HR-отдел компании снабдил сотрудников специальными шагомерами.

«Это сделано для того, чтобы стимулировать наших сотрудников вести более активный образ жизни, — объясняет менеджер по охране труда представительства BP в России Крис Мауэр. — Дело в том, что, согласно исследованиям, 70% людей совершают в день менее 7,5 тыс. шагов, что говорит об их низкой физической активности. Для хорошей работы сердечно-сосудистой системы, снижения уровня холестерина и нормального сна нужно как минимум 10 тыс. шагов. И участие в соревновании позволяет сотрудникам достигнуть этих показателей».

📌 Реклама
Отключить

Кроме того, многие компании не стесняются устанавливать в рабочих помещениях различные спортивные снаряды, чтобы их сотрудники снимали напряжение в течение рабочего дня. Так, «Google Россия» расположила в своей штаб-квартире не только столы для пинг-понга, но и дартс, и массажные кресла. А руководство компании ABBYY пошло еще дальше, организовав в своем новом офисе даже два зала для физических упражнений. Один — с тренажерами, второй — для занятий йогой, аэробикой и танцами. И это еще без учета душевых и раздевалок, где установлены фены, а также небольшой зоны отдыха со шведской стенкой.

Впрочем, какими бы ни были методы health management, их эффективность налицо. «Программа «менеджмента здоровья» в течение года работала в трех офисах одного нашего крупного клиента и охватывала 2,3 тыс. человек, — говорит исполнительный вице-президент «Группы Ренессанс Страхование» Сирма Готовац. — В результате удалось снизить на 20% количество дней нетрудоспособности и на 40% — заболеваемость». В целом же, по ее словам, правильно организованное управление здоровьем снижает заболеваемость в коллективе на 40–50%, а выявляемость хронических заболеваний повышается на 10–15%.

📌 Реклама
Отключить

Тренируйтесь!

Не удивительно, что до кризиса принципы health management внедрялись российским бизнесом «на ура». Если еще в 2005 году лишь около 5% отечественных компаний активно практиковали различные методы управления здоровьем персонала, то к середине 2008-го их стало уже в 6–8 раз больше. Однако кризис нанес по этой красивой тенденции сокрушительный удар.

«Так как управление здоровьем персонала было новым вектором в деятельности компаний, в условиях нехватки «кеша» владельцы бизнеса в первую очередь «свернули» именно его, — говорит на условиях анонимности глава HR-отдела крупной телекоммуникационной компании. — Наши бюджеты и прежде были весьма скудными, а с ухудшением ситуации деньги на health management и вовсе давать перестали».

ЕЩЕ ОДНО СЛЕДСТВИЕ КРИЗИСА — УВЕЛИЧЕНИЕ ЧИСЛА «ИНТИМНЫХ» ПРОБЛЕМ У СОТРУДНИКОВ РОССИЙСКИХ КОМПАНИЙ. И, КАК РЕЗУЛЬТАТ, РОСТ РАСХОДОВ НА «ЛИКВИДАЦИЮ ПОСЛЕДСТВИЙ»

📌 Реклама
Отключить

И так считает далеко не он один. По общему мнению опрошенных «Бизнес-журналом» экспертов, главная тенденция последнего времени — это сокращение расходов на традиционный health management и рост финансирования всевозможных тренингов, призванных увеличить стрессоустойчивость сотрудников на фоне экономического спада и тем самым хотя бы сохранить на прежнем уровне их производительность труда.

«По моим ощущениям, если до кризиса из общего числа бизнес-тренингов на борьбу с причинами и последствиями стрессов было ориентировано лишь 15–20% из них, то в начале 2010 года эта цифра уверенно преодолела отметку в 50%», — отмечает Борис Головешкин. В справедливости слов эксперта сомневаться не приходится. Достаточно набрать в любом из популярных поисковиков слово «бизнес-тренинг», и в окне поиска ваши глаза атакуют многочисленные словосочетания вроде «Правила ведения переговоров в стрессовых ситуациях», «Преодолей стресс и продвинься по службе» и даже «Бизнес-айкидо: победи стресс его же оружием».

📌 Реклама
Отключить

Каковы масштабы тренингового бизнеса? «По ощущениям, сегодня объем рынка столичных тренингов достигает цифры в $20–25 млн», — делится впечатлениями старший партнер компании «Тренинг-бутик» Марк Кукушкин. Учитывая, что, по данным Московской тренинговой ассоциации, примерно 35% рынка занимают именно бизнес-тренинги, можно прийти к выводу, что на последние сегодня приходится около $8 млн. При этом средняя цена бизнес-тренингов в столице в настоящее время колеблется вокруг цифры в $150 в день.

Художественная студия

Количество фирм, предлагающих такого рода тренинги, пока не установлено. Проведенный «Бизнес-журналом» опрос ведущих игроков рынка показал, что в настоящее время в Москве на этой ниве действует никак не меньше 200 компаний. Размах этому бизнесу придает относительно низкий порог входа на рынок (планка находится на уровне $10–20 тыс.).

📌 Реклама
Отключить

Как следствие, далеко не любой предлагаемый бизнес-тренинг можно назвать качественным вложением денег. «Многие компании просто паразитируют на бизнесе, — не скрывает раздражения Борис Головешкин. — То, что они предлагают, можно назвать только одним словом — очковтирательство. И это будет еще мягкое определение».

«Два месяца назад я отдал почти $500 за двухдневный тренинг по продажам, — вспоминает менеджер компании «Росгосстрах» Алексей. — Вроде бы все было чин-чинарем. Компания солидная, по документам — российское представительство крупной американской фирмы, тренер — веселый такой мужик, обо всем говорил живо и с огоньком. Я специально своих наиболее денежных потенциальных клиентов приберег на неделю после тренинга. И что бы вы думали? Я сделал все, как мне сказали, и три не знакомых друг с другом человека дали мне от ворот поворот уже в середине беседы. Я звоню с претензиями в фирму, а мне отвечают: сами виноваты, надо было верно интерпретировать полученные знания».

📌 Реклама
Отключить

При этом, стремясь как можно быстрее и больше заработать на волне охватившей российский бизнес тренингомании, многие «тренеры» не гнушаются даже спамерскими рассылками и утомительным обзвоном потенциальных клиентов. Доходит до курьезов. «Как-то звонит одна барышня и ангельским голосом предлагает мне оплатить стресс-тренинг наших сотрудников, — с трудом сдерживая смех, рассказывает замдиректора художественной студии «Арт-Профит» Олег Ковалев. — Я ей говорю: спасибо, мол, нам не надо, у нас люди работают индивидуально. Она мне: ну вы же мебель продаете, вам нужно уметь преодолевать стрессы. Я ей: какая мебель, мы — художественная студия! Вы что, перед тем как нам звонить, не могли зайти на наш сайт и посмотреть? А она: вот еще! Мне сегодня нужно обзвонить еще 30 компаний, и если я буду всех смотреть, то до конца недели не успею! Разумеется, даже если бы меня интересовал тренинг по преодолению стресса, я бы предпочел воспользоваться услугами другой компании».

📌 Реклама
Отключить

Интимный кризис

Еще одно следствие кризиса — резкое увеличение «интимных» проблем сотрудников российских компаний. И, как результат, рост расходов со стороны менеджмента на ликвидацию неприятностей столь деликатного свойства.

«События последних полутора лет, безусловно, не лучшим образом сказались на половой жизни предпринимателей и их сотрудников, — не скрывает замдиректора медицинского центра «Он и Она» Валентин Зайнашев. — Стрессы, связанные с боязнью потери работы, привычного уровня доходов и образа жизни, в той или иной степени неизбежно влияют на качество интимных отношений. Могу привести оценочные данные. Согласно исследованию американской компании Teichman Consult, проанализировавшей интимную жизнь в различных странах мира, после кризиса на сокращение количества половых актов жаловались примерно 40% опрошенных, а на ухудшение их качества — и вовсе 60%».

📌 Реклама
Отключить

То, о чем говорят теоретики, подтверждается и практикой. «Если сравнивать с первым полугодием 2008-го, за аналогичный период текущего года в нашу клинику стали примерно в полтора–два раза чаще обращаться по таким проблемам, как простатит, цистит, эректильные дисфункции, аденома простаты», — говорит Валентин Зайнашев. При этом, по словам управленца, если поначалу сотрудники выправляли положение на интимном фронте за свой счет, то потом — видимо, осознав масштаб проблемы — к решению проблем работников подключился и бизнес. «Не менее 30% нашего портфеля — это корпоративные заказы со стороны среднего и крупного бизнеса», — комментирует Зайнашев.

КРИЗИС СПРОВОЦИРОВАЛ СТРЕСС У ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ СРЕДНЕГО КЛАССА. ЛЮДИ СТАЛИ БОЛЬШЕ НЕРВНИЧАТЬ, ЧТО ПРИВОДИЛО К ФОРМИРОВАНИЮ НАВЯЗЧИВЫХ ИДЕЙ, ФОБИЙ, А ЗНАЧИТ — И РАСХОДОВ НА ЛЕЧЕНИЕ

📌 Реклама
Отключить

В самих российских компаниях предпочитают не распространяться о величине расходов на решение «интимных» проблем своих сотрудников. Просьба прокомментировать подобный вопрос была оставлена без ответа в таких крупных организациях, как «РУСАЛ», «Норникель», Газпром. А вот на Западе бизнес вовсе не считает зазорным сообщать о своих «интимных» тратах. К примеру, в 2005 году General Motors потратила на закупку одной только «Виагры» $17 млн. А у нефтяной компании Shell и вовсе действует долговременная программа IntiMed, которая позволяет работникам, испытывающим интимные проблемы, обращаться за лечением в аккредитованные клиники и больницы. И, даже несмотря на кризис, в 2009 году на финансирование этой программы нефтяной гигант потратил $110 млн.

Справедливости ради заметим: далеко не всегда HR-отделы российских компаний соглашаются нести дополнительные расходы на урологию и гинекологию. Что порой приводит к весьма неоднозначным ситуациям. «Могу вспомнить такую историю, — рассказывает Валентин Зайнашев. — Три года назад, когда розничные сети активно развивались на дешевых кредитных деньгах, один известный столичный ритейлер выписал из-за рубежа директора по региональному развитию. А поскольку денег тогда практически никто не считал, контракт был заключен на условиях специалиста. И был там такой пункт: в случае если компания официально отказывается оплатить ему лечение по определенному кругу болезней, он может потребовать через суд компенсации в десятикратном размере». На фоне кризиса об этой строчке в контракте забыли. А когда управленец потребовал оплатить ему лечение проблем потенции в престижной клинике (заболевание входило в оговоренный список болезней), ему отказали. Тем более что срок контракта мужчины с ритейлером истекал, а продлевать соглашение никто не планировал.

📌 Реклама
Отключить

«В итоге иностранец подал в суд, а заодно намекнул HR-отделу, что абсолютно не стесняется того, чтобы «слить» информацию о процессе нескольким знакомым журналистам, — продолжает Валентин Зайнашев. — Глава отдела по работе с персоналом счел за лучшее известить гендиректора. Тот устроил ему страшный разнос и в итоге оставил без премии. Во-первых, из-за невнимательности. А во-вторых, из-за предчувствия появления пикантных материалов на страницах центральных деловых газет. В итоге проблему с управленцем решили в досудебном порядке: тот забрал заявление после того, как, по слухам, ему перевели что-то около $50 тыс.».

За 5 тысяч долларов

Наравне с увеличением «интимных» расходов кризис привел к росту трат бизнеса и по другой статье — лечению всевозможных фобий. «Фобия — это психическое расстройство, при котором человека охватывают навязчивые неадекватные переживания своих страхов, — объясняет известный психолог Алексей Ильин. — Кризис вызвал колоссальный стресс в так называемом среднем классе, люди стали гораздо больше нервничать, отсюда — резкий рост навязчивых идей и фобий — и, как следствие, спрос на подобное лечение». Здесь уместно привести следующие данные: по оценкам журнала The New Scientist, за последние двадцать лет количество известных науке фобий возросло с 300 до 1 030, и на сегодняшний день ими в той или иной форме страдает каждый восьмой житель Земли.

📌 Реклама
Отключить

При этом фобии терроризируют не только «средний класс», но и весьма обеспеченных представителей высшего менеджмента. Алексей Ильин рассказывает о том, что в прошлом году в клинике его друга «один очень крупный сотовый ритейлер» оплатил лечение своего замдиректора по продажам. Причем лечение такой редкой болезни, как ксантофобия, то есть боязнь желтого цвета. «Проблема была в том, что в июле управленец получил предварительные объемы продаж за первое полугодие, и они оказались в разы хуже ожиданий, — говорит Ильин. — Если учесть, что на мужчине «висела» ипотека и дорогой автокредит, неудивительно, что он находился в предынфарктном состоянии из-за боязни увольнения».

Тогда управленца «пронесло». Здоровье поправилось, да и с работы не выгнали. «Однако из-за того, что те пресловутые данные принесли в папке желтого цвета, у него развилась ксантофобия, — говорит Ильин. — А если еще и учесть, что в цветах этой фирмы, скажем так, было много желтого, эффективная работа целого управления была фактически парализована». В итоге на лечение ксантофобии ушло около $5 тыс., и через пару недель управленец смог полноценно приступить к исполнению своих обязанностей.

📌 Реклама
Отключить

Туманные перспективы

Как будет развиваться ситуация с расходами на болезни, которые терзают российский бизнес, в ближайшем будущем? Большинство опрошенных «Бизнес-журналом» экспертов полагают, что уже этой осенью, когда крупный и средний бизнес будет составлять сметы расходов на 2011 год, ассигнования на тот же health management значительно возрастут.

«Сейчас, несмотря на то что кризис еще не завершился, на рынке наблюдается колоссальная борьба за кадры, которые многие компании поспешили сократить в 2008–2009 годах, — полагает Руслан Потапенко. — И все бОльшим аргументом в их привлечении становится богатый социальный пакет, в котором меры «менеджмента здоровья» играют далеко не последнюю роль». По мнению эксперта, инвестиции бизнеса на профилактику и лечение всевозможных заболеваний в 2011 году вырастут на 30–45%, и это еще «не самый оптимистичный показатель».

📌 Реклама
Отключить

С другой стороны, по мнению Бориса Головешкина, у HR-отделов не останется другого выхода, кроме как усиленно прорабатывать реализацию программ health management совместно с фитнес-клубами, медицинскими комплексами и спортивными центрами. «Кризис еще свеж в памяти предпринимателей, поэтому выделять много денег на управление здоровьем персонала они явно не будут», — полагает эксперт.

А как будет обстоять дело с «тренингоманией», повально охватившей российский бизнес? «Уже с начала нового года процесс пойдет на спад, — полагает Валентин Зайнашев. — К тому времени для российского бизнеса актуальность в «антистрессовой» обработке сотрудников начнет отходить на второй план, а на первый снова выйдет необходимость повышать их профессиональные качества, в частности умение производить и продавать».

📌 Реклама
Отключить

Впрочем, большинство экспертов склоняются к тому, что системный health management начнется лишь после того, как компании почувствуют реальную угрозу для своего бизнеса от болезней. «У менеджмента и так полно текущих и стратегических задач, и управление здоровьем еще не скоро войдет в число главных приоритетов, — с сожалением констатирует Сергей Соболев. 

— Кроме того, в России производительность труда во многих отраслях гораздо ниже, чем в западных компаниях, а следовательно, от болезней мы теряем значительно меньше, чем те же американцы».

По мнению Соболева, без потрясений извне, без успеха объявленной государством и крупным бизнесом программы по модернизации производства о резком росте затрат на health management (и, как следствие, снижении заболеваний среди работников) говорить можно только в сослагательном наклонении. И цифра в $23–24 млрд, которые теряет российский бизнес от болезней сотрудников, по-прежнему будет оставаться суровой реальностью.

Мероприятия

Разместить

Блоги компаний

Создать блог
📌 Реклама
Отключить