Клерк.Ру

Индивидуальное и плановое

В моей статье «Отрицание отрицания» вычислено: уже к концу нынешнего десятилетия развитие информационных технологий сделает плановое хозяйство по всем показателям выгоднее (по многим — в несколько раз) рыночной экономики. Один либертарианец, адепт неограниченной свободы рынка, сразу спросил: почему бы не организовать планирование на коммерческих началах? Пусть некая фирма покупает у хозяйствующих субъектов все сведения, необходимые для вычисления плана, а затем продает им же рассчитанные указания.

Увы, поразмыслив над этой простой и заманчивой, как и все либертарианство, схемой, я пришел к выводу: она — как и практически все прочие известные мне либертарианские предложения — неустойчива. Слишком много в ней возможностей извлечь выгоду из сокрытия от «плановиков» каких-то важных сведений или уклонения от следования плану. Правда, во всех рассмотренных мною вариантах выгода достигается ценой несоразмерных потерь в других звеньях хозяйственного механизма: ведь полный, точный, оптимальный план, рассчитанный на основе всей технической и социологической информации, указывает действительно лучший из возможных образ действия. Но если хозяйствующие субъекты независимы — кому какое дело до ущерба, причиненного другим?

Выходит, плановое хозяйство должно быть социалистическим: все средства производства надлежит передать в собственность государства или — как было с кустарями и артелями в эпоху Джугашвили — структур, всецело подчиненных государству и не намеренных уклоняться от его предписаний. Только если план пересматривается единовременно для всех единой управленческой структурой, производственные возможности используются оптимальным образом.

Но где же в этой схеме остается место хозяйственной инициативе? Неужто нам предстоит вечное бездумное подчинение командам свыше?

Скорее наоборот. В полном соответствии с диалектикой: под­­чи­нение — освобождает.

Всякая хозяйственная деятельность подчинена какому-то плану. Если каждый составляет его сам себе — он может только гадать о возможностях партнеров. Если же план охватывает всех действующих, он позволяет точно оценить влияние каждого на всех остальных и таким образом заблаговременно выбрать наилучшие из всех предлагаемых вариантов действий. Иными словами, хозяйственная инициатива вписывается в общую структуру деятельности, получает всестороннюю поддержку ото всех, кто может ее оказать.

Правда, расчет плана — дело долгое. Поэтому, например, в советские времена внедрение многих новинок растягивалось на годы. Даже притом, что планировали упрощенно и приближенно. Да и на свободном рынке далеко не все осуществляется в мгновение ока. Но к 2020 году мировой компьютерный парк сможет точно рассчитывать оптимальный план деятельности всего мирового хозяйства менее чем за сутки. Поэтому любая новая идея будет немедленно оценена и в случае полезности обеспечена всем необходимым для осуществления. Если же предварительная оценка окажется неточной, сразу после обнаружения этой неточности появятся необходимые поправки.

Это относится не только к хозяйственникам. Так, новые книги будут допечатываться (или распространяться через Интернет с разумной оплатой копирования) в соответствии с текущей популярностью, а не с гаданиями издателей или мощностью рекламы. Выставочные залы тоже будут предоставляться с оглядкой на зрителей, уже пришедших на предыдущие выставки тех же авторов, а не на маршанов1с испытанными временем технологиями раскрутки конъюнктурно удобных стилей. Словом, творческая личность в любом роде занятий получит от общества наибольшую и наискорейшую возможную поддержку.

Но что делать человеку не столь творческому? Неужели, как в Китае времен культурной революции, ходить в запланированной для всех телогрейке?

Тоже нет. Былые ограничения социализма порождены простым техническим обстоятельством. Сложность планирования стремительно растет с числом названий планируемых изделий. Количество арифметических действий, нужное для расчета оптимального плана, пропорционально этому числу в степени «три с половиной». Чем меньше доступная вычислительная мощность, тем сильнее приходится ограничивать номенклатуру производства. Рост мирового компьютерного парка вскоре обеспечит индивидуальный пошив каждому желающему — благо раскройные и швейные машины нынче тоже переходят под автоматизированное управление. Даже от моды (инструмента ненавязчивого, но действенного для ограничения все той же номенклатуры производства) можно будет отказаться в пользу самовыражения и соответствия индивидуальным чертам.

Правда, тут нас подстерегает другая ловушка. Разнообразие желаний, на первый взгляд, ничем не ограничено. Как напоминает нам «Сказка о рыбаке и рыбке», желания способны рано или поздно перерасти любые возможности. Но куда важнее, что сам человек далеко не всегда в состоянии осознать все свои желания (и даже потребности), а потому может серьезно страдать от их неудовлетворенности даже в тех случаях, когда общество предоставляет ему все, что он смог внятно сформулировать. «Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что» — эта задача успешно решается разве что в сказках.

Конечно, в плановом хозяйстве расхождение желаний с возможностями можно уменьшить по сравнению с рыночной экономикой. Но рынок списывает это расхождение на неудачи или недостатки каждой личности. План же позволяет личности обвинять во всех своих проблемах общество. Так, в годы перестройки было модно утверждать: цели советских производственных планов не связаны с реальными интересами людей.

Но и тут помогут все те же информационные технологии. Прежде всего — изощренная математика.

Советский (а ныне — американский) математик Владимир Александрович Лефевр создал математическую теорию рефлексии — осознания человеком своих и чужих мыслей. Он получил в ней уже немало нетривиальных результатов. Ограничусь одним — важным для многих политтехнологов. Если предложить человеку вопрос, смысл которого ему заведомо непонятен, и потребовать только ответ «да» или «нет», то ответ «да» последует с вероятностью не 1/2, как кажется на первый взгляд, а 2/3. Это позволяет, например, одной лишь формулировкой вопроса направить голосование в нужную сторону.

Насколько я могу судить, теория рефлексии позволяет создать методы исследования всех возможных каналов выражения предпочтений и интересов граждан — от социологических опросов до статистики покупок и посещения учреждений культуры. Если на это наложить еще и результаты публичного обсуждения перспективных идей и проектов, станет возможно явным образом формулировать стратегические цели развития общества. И уже на их основе будет автоматически определяться критерий оптимизации — та формула, максимального значения которой должна добиваться система планирования.

Правда, тут еще непочатый край работы. Но отечественная математика, невзирая на четверть века реформ, все еще находится на высшем уровне в мире. И как только перед ней поставят соответствующую задачу — ее решение будет найдено в кратчайший срок. И к моменту появления технической возможности всеобъемлющего планирования наше общество подойдет во всеоружии — с готовыми методами использования этой возможности.

Есть и другие нетривиальные задачи. Например, рассчитывать план поначалу придется параллельно на всех компьютерах, подключенных к Интернету (в те моменты, когда они не заняты иными делами), — иначе не хватит вычислительной мощности. Значит, нужны алгоритмы распараллеливания, резервирования на случай отключения каких-то компьютеров, защиты от ошибок и злоумышленных искажений… Все это осуществимо — но требует усилий.

Словом, творческой личности найдется дело и при подготовке к переходу на полное планирование, и при использовании его преимуществ. А тот, кто пока не готов самосовершенствоваться на основе всех возможностей, доступных через план, может по меньшей мере наслаждаться благополучием, достигнутым благодаря наилучшему — плановому! — применению всех ресурсов человечества.

__________________________

1. От франц. marchand — торговец.