Клерк.Ру

Эксперт: позиция ФНС по поводу налогообложения бонусов торговых сетей от поставщиков лишена логики

Фото Бориса Мальцева, ИА «Клерк.Ру»

Как известно, 8 февраля Президиум ВАС РФ рассмотрел дело № А40-56521/10-35-297 - ООО «Леруа Мерлен Восток» против Межрайонной инспекции ФНС № 9 по Московской области. ФНС настаивала на том, что суммы маркетинговых премий, которые поставщик выплачивает ритейлеру за присутствие своих товаров в магазине, должны включаться в налоговую базу по НДС. Налоговики сочли эти премии оплатой за оказанные услуги и доначислили компании 91,27 млн. руб. НДС.

«Леруа Мерлен», в свою очередь, опротестовала такое решение в арбитраже и в итоге победила. Суды всех инстанций сочли, что компания не должна была включать маркетинговые премии в налоговую базу ввиду отсутствия объекта налогообложения – реализации услуг поставщикам.

Позиция ФНС в данном деле страдает отсутствием логики, заявил в ходе конференции «Налоговые маневры в 2012 году» партнер юридической компании «Пепеляев Групп» Сергей Савсерис. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

«В деле «Леруа Мерлен» ФНС не смогла объяснить, какие именно услуги, по ее мнению, оказывает поставщикам ритейлер, - заявил Савсерис. - Там действительно присутствовали услуги, но они регулировались отдельными договорами и облагались НДС. А это именно бонусы за количество товара.

В заключении эксперта, которое приложено к иску ФНС, говорится, что бонусы от поставщиков являются скрытой формой увеличения стоимости основных услуг гипермаркета. В свою очередь, под основными услугами подразумеваются «услуги по включению товаров поставщиков в ассортимент магазинов, поддержанию определенного уровня товарных запасов, укреплению приверженности к товарной марке и т.д.».

«Но эксперт, как мне кажется, перепутал гипермаркет с колхозным рынком, который выделяет дяде Васе место под торговлю (и этим действительно оказывает ему услугу), - отметил Савсерис. - А действия магазина (покупателя) являются предметом договора поставки (приобрести и затем продать). Иначе по этой логике ФНС могла бы приходить к поставщикам всех розничных магазинов (тех, которые бонусов не берут) и говорить – «вам оказали услугу, но вы ее не оплатили, так что мы вам доначисляем выручку».

«Если проанализировать судебную практику по налоговым спорам, то можно выделить следующие виды бонусов (премий), - продолжил Савсерис:

1. Бонус как плата за услуги

2. Бонус как безусловная скидка к цене

3. Бонус как стимул к «качественному» исполнению имеющихся обязательств (по договору поставки, наиболее распространенный тип, к которому относится и спор налоговой с «Леруа Мерлен»).

4. Бонус как стимул к качественному исполнению определенных действий».

«Четвертый вид я открыл для себя недавно, - заметил партнер «Пепеляев Групп», - это относительно новый инструмент на рынке. Отличие от третьего варианта в том, что эти действия не являются предметом иных гражданско-правовых обязательств между сторонами. Например, есть производитель, который продает продукцию через сеть региональных дистрибьюторов. Эти дистрибьюторы, в свою очередь, заключают договоры поставки в розничные магазины на территории своего региона. Т.е. непосредственных правовых отношений между производителем и розничным продавцом нет. Но производитель заключает отдельное соглашение с магазином о том, что при достижении определенных уровней закупки, поддержании определенного уровня товарного запаса, выплачивается премия (бонус).

И если в третьем варианте возможна квалификация премии как элемента ценообразования товара, поскольку есть отношения по поставке товаров, то в четвертом варианте это вовсе невозможно, поскольку правоотношений нет».

«Есть метод определения того, скидкой ли является бонус, - заключил юрист. - Это можно проверить при возврате товара: если расчеты идут исходя из цены за минусом бонуса (то есть бонус не возвращается), тогда он однозначно является элементом ценообразования. Если же стороны говорят, что будут исходить из первоначальной цены, то бонус «висит в воздухе» и ни на что не влияет».