НК РФ

Налоговые споры

Судебная практика по налоговым спорам, досудебное урегулирование и другие вопросы, связанные с оспариванием доначислений налогов и взносов

Все материалы

На выплаты за период простоя надо начислять страховые взносы по дополнительному тарифу. Решение Арбитражного суда Северо-Западного округа по этому вопросу поддержал Верховный суд в Определении от 26.10.2020 № 307-ЭС20-15751.

Организация не начисляла страховые взносы по дополнительному тарифу на выплаты работникам, занятым на работах с вредными и опасными условиями труда, за время простоя. Объясняла она это тем, что в этот период работники не заняты на вредных и опасных работах. Пенсионный фонд (дело было до 2017 года) доначислил взносы, но компания с этим решением не согласилась.

Суды первой и второй инстанции встали на сторону работодателя, сославшись на то, что время, когда работник не был занят на работах с вредными, тяжелыми и опасными условиями труда, не включается в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Кассационная инстанция эти решения отменила. Судьи посчитали, что дополнительные тарифы имеют целью формирование государственного фонда для выплаты досрочных страховых пенсий и не связаны с индивидуальной трудовой деятельностью застрахованных лиц, в отношении которых они уплачиваются.

Отметим, что два года назад тот же Верховный суд не стал пересматривать решения по делу № А12-19335/2017, в которых содержался прямо противоположный вывод — выплаты во время простоя не облагаются допвзносами.

Налоговые органы выявили эпизод восьмикратного завышения стоимости оборудования при осуществлении поставок на стройку «Газпрома» через посредников, связанных с персоналом монополии. Суд в первой инстанции ФНС уже выиграла (дело А40-267202/2019).

Претензии у инспекторов вызвали налоговые вычеты по НДС в цепочке сделок на поставку оборудования. Завод получил за него 248 млн руб., а ЗАО «Газпром инвест Юг» заплатило первому посреднику — ООО «Промтехпроект» — 2,266 млрд руб. При этом, согласно материалам дела, оборудование было реализовано и доставлено на объекты строительства ПАО «Газпром» ранее даты фактического производства оборудования заводом-производителем.

В тендерной заявке «Промтехпроект» назвал себя официальным представителем завода. Но гендиректор этого завода заявил, что не имел отношений с такой фирмой, а по вопросам поставки оборудования общался с сотрудниками ЗАО «Газпром инвест Юг». Но это еще не все.

Учредитель «Промтехпроекта» состоял в трудовых отношениях с «Газпром инвест Юг», это следует из справок 2-НДФЛ. Гендиректор тоже ранее работал в структурах Газпрома.

ЗАО «Газпром инвест Юг» и ООО «Промтехпроект» находятся по одному адресу.

В 2020 году «Промтехпроект» был признан банкротом и в отношении него открыто конкурсное производство.

Деньги, который «Промтехпроект» получал от «Газпром инвест Юга», распылялись по классической схеме обналички через фирмы-однодневки.

Из-за этой схемы у ПАО «Газпром» были сняты вычеты за 1 квартал 2017 года. Это и пытается сейчас оспорить компания в суде, заявив в свое оправдание:

  • установленные Инспекцией обстоятельства, относящиеся к поставщикам последующих звеньев поставки, не препятствуют применению вычетов Обществом;
  • наличие посредников само по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Реальность поставки товара не оспаривается Инспекцией;
  • сумма НДС, в возмещении которой отказано Инспекцией, не соответствует обстоятельствам и существу вменяемого налоговым органом нарушения. При вынесении Решения налоговым органом нарушен принцип определения действительных налоговых обязательств налогоплательщика исходя из подлинного экономического содержания совершенной операции;
  • при вынесении Решения Инспекцией нарушен принцип последовательности позиции налоговых органов при формулировании выводов по результатам мероприятий налогового контроля.
Однако суд встал на сторону инспекции. Какова общая сумма налоговых санкций, в материалах дела не говорится. Упоминается только, что цена реализации товара для ПАО «Газпром» возросла на 2,017 млрд руб., в том числе 307,82 млн руб. НДС.

По материалам «Интерфакса».