Налоговое право, НК РФ

Налоговые споры

Судебная практика по налоговым спорам, досудебное урегулирование и другие вопросы, связанные с оспариванием доначислений налогов и взносов

Все материалы

Верховный Суд РФ признал правомерным доначисление налогов по общей системе налогообложения индивидуальному предпринимателю, который занижал доходы от своей деятельности путём составления формального документооборота с подконтрольной организацией. Об этом сообщает пресс-служба ФНС.

В ходе выездной проверки инспекция установила, что ИП сдавал в аренду подконтрольному ООО недвижимое имущество, в том числе склад для хранения товарно-материальных ценностей. ООО заключило со сторонней компанией (АО) договор ответственного хранения, по которому она перечисляла плату за оказываемые услуги. При этом ООО не оплачивало ИП аренду склада, не располагалось по юридическому адресу, а также не имело материально-технической базы для ведения предпринимательской и финансово-хозяйственной деятельности ввиду отсутствия имущества и персонала. По результатам анализа его расчетного счета инспекция выявила, что все поступавшие от АО денежные средства ООО перечисляло организациям с признаками проблемных контрагентов. Фактически услуги по хранению оказывал сам ИП, подконтрольная компания же являлась участником «схемы обналичивания» получаемых средств за услуги хранения. Поэтому инспекция доначислила налог по УСН, НДФЛ, НДС, пени и штраф.

Не согласившись с этим решением, предприниматель обратился в суд. Он сослался на то, что налоговый орган необоснованно включил в состав его доходов денежные средства, полученные ООО от АО. Он также обратил внимание на то, что ООО является самостоятельным и независимым от ИП участником экономической деятельности, поэтому такое включение приводит к незаконному двойному налогообложению.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований. Они указали, что налоговый орган собрал надлежащие доказательства, проанализировав движение денежных средств, сведения регистрационных дел, допросы свидетелей, протоколы осмотров и пр. Они свидетельствовали о том, что ООО являлось транзитным звеном, искусственно вовлеченным в документооборот ИП лишь для ухода от налогообложения. Именно предприниматель оказывал услуги по хранению товарно-материальных ценностей, а сама сделка между ним и подконтрольной организацией была нацелена на формальное соблюдение условий применения УСН. В связи с получением дохода, превышающего предельный размер для возможности применения УСН, ИП утратил право на применение данного специального режима. Поэтому инспекция правомерно исчислила налоговую базу по общей системе налогообложения.

Предприниматель обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения.

Верховный Суд РФ подтвердил, что инспекция правомерно признала разницу между суммой, поступившей на банковский счет предпринимателя, и той, что отражена в его учетных документах, налогооблагаемой выручкой, а не возвратом займов, и переквалифицировала ее в налогооблагаемый доход. Об этом сообщает пресс-служба ФНС.

В результате выездной проверки инспекция установила, что индивидуальный предприниматель незаконно занижал налоговую базу по НДФЛ и НДС. Так, он получал доход от розничной продажи товаров, однако часть выручки не учитывал при расчете указанных налогов. ИП выводил ее из-под налогообложения, заключая фиктивные договоры займа (ст. 807 ГК РФ) со своими контрагентами. Он якобы предоставлял им в долг суммы, равные неучтенному от реализации товара доходу. При этом фактически средства заемщикам не передавались и в их отчетных документах не учитывались. Это позволяло ИП занижать налогооблагаемую базу по НДС и НДФЛ, указывая неверную информацию в бухгалтерских документах.

Инспекция установила, что разница между суммой, поступившей на банковский счет предпринимателя, и той, что отражена в его учетных документах, является налогооблагаемой выручкой, а не возвратом займов. Поэтому налоговый орган переквалифицировал поступившую выручку в налогооблагаемый доход и доначислил предпринимателю НДС и НДФЛ, а также пени и штрафы.

Предприниматель не согласился с решением инспекции и обратился в суд. Он указал, что спорная сумма является возвратом займов и процентов по ним, поэтому он не включил ее в состав доходов, так как при определении налоговой базы такие средства не учитываются.

Суды отказали налогоплательщику, указав, что налоговый орган правомерно переквалифицировал указанную разницу в налогооблагаемый доход. Расходные и приходные документы (расходные кассовые ордера), которые представил предприниматель, не подтверждают выдачу займов. Более того, он их составил уже после выездной проверки.

Суды выявили, что бухгалтерский и налоговый учет и отчетность контрагентов ИП информацию по займам также не подтверждают. В ходе рассмотрения дела обнаружилось, что ИП не обладал денежными средствами в объеме, позволяющем предоставлять займы в проверяемый период. Поэтому суды пришли к выводу о недоказанности передачи денежных средств по договорам займа.

Не согласившись с позицией судов, налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения

Семинары по теме Налоговые споры
Все семинары

Верховный Суд РФ определением от 13.06.2019 № 305-ЭС19-7994 подтвердил, что инспекция имела право изъять документы налогоплательщика у взаимозависимой с ним организации.

В рамках выездной проверки инспекция изъяла документы и носители информации (жесткие диски, usb-накопители), которые принадлежали не только самому налогоплательщику, но и его контрагенту. Она посчитала, что их могли уничтожить или скрыть, так как вместе с несколькими организациями налогоплательщик являлся предполагаемым участником схемы уклонения от уплаты налогов. Была изъята переписка между налогоплательщиком и его контрагентом (подконтрольной ему компанией), которая свидетельствовала об их участии в этой схеме.

Контрагент проверяемой компании обратился в суд. Он посчитал, что инспекция незаконно вскрыла и осмотрела помещение, а также забрала документы, которые принадлежат компании и его сотрудникам, а значит нарушила его права при выемке (п.5 ст. 94 НК РФ).

Суды отказали ему в удовлетворении требований. Они указали, что налоговый орган действовал в соответствии с законодательством (ст. 31, 94 НК РФ). Инспекция имеет право изъять подлинники документов, если у нее есть основания полагать, что они могут быть уничтожены (п. 8 ст. 94 НК РФ). Суды учли довод инспекции, что обе организации (налогоплательщик и его контрагент) занимают одни и те же офисы, одни и те же лица управляли денежными потоками и отвечали за бухгалтерский и налоговый учет в проверяемом периоде с его контрагентами, из чего следовал вывод, что эти компании взаимозависимы.

Не согласившись с этими выводами, компания обратилась в Верховный Суд РФ, который отказал ей в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения, сообщает пресс-служба налогового ведомства.

Верховный суд впервые выступил против переквалификации движимого имущества в недвижимое.

10 июля Экономическая коллегия ВС отправила дело № А05-879/2018 на пересмотр, пишет Право.ru.

Инспекция по итогам проверки доначислила ЗАО «Лесозавод 25» 11 млн налогов за недвижимость. Это произошло из-за того, что налоговики квалифицировали цех древесных гранул как недвижимость, ведь без цеха оборудование не может функционировать и нельзя отделить его от цеха без ущерба. Завод считал, что оборудование движимое, пусть даже оно смонтировано.

Первые три инстанции ЗАО проиграло и только ВС отказался принять сторону налоговиков. Заявитель посчитал, что суды не учли одно из разъяснений ФНС: технологическое оборудование промышленных предприятий, установленное на фундаменте, нельзя считать недвижимостью. А цех древесных гранул можно демонтировать без ущерба для его эксплуатационных качеств и всех технологических функций.

Что относить к недвижимому имуществу, определяет Гражданский кодекс. Но определение размыто, что приводит к спорам налоговиков и бизнеса, пишут «Ведомости». С 2019 года налог на движимое имущество отменен и организации столкнулся с проблемой — налоговики начали переквалифицировать оборудование в недвижимое имущество и ретроспективно облагать промышленные компании налогом, убирая льготы по движимому имуществу, действующие с 2013 года. Иногда это касается до половины оборудования, жаловалась ассоциация «Русская сталь».

Минэкономразвития пыталось навести порядок и предложило поправки в Гражданский кодекс, в том числе новое определение недвижимости. В октябре 2018 г. законопроект был внесен в правительство, но пока проходит внутриведомственное согласование. При этом сам проект разрабатывается не для разрешения проблем, связанных с налоговыми проблемами, а для уточнения критериев разграничения движимых и недвижимых вещей, говорит представитель министерства.

Критериев нет, на практике — полный хаос, говорят эксперты. Например, налоговики и нижестоящие суды ориентировались в том числе на критерий технологической связанности, но Гражданским кодексом он не предусмотрен. Фактически, по логике инспекции, получалось, что любое оборудование, которое стоит на твердом фундаменте и не может быть перенесено, относится к недвижимому имуществу и должно облагаться налогом.

Мотивировочного решения Верховного суда пока нет. Но если бы он полностью поддержал компанию, то не направил бы дело на новое рассмотрение, предупреждают эксперты. На практике же суд признал право налоговых органов определять грань между недвижимым и движимым имуществом, предупреждает он, споры будут продолжаться.

Канцелярский бренд и бывший спонсор интеллектуальной программы «Своя игра» Erich Krause перевел 298,3 млн руб. в фирму-однодневку на Кипре под видом оплаты рекламы в передаче.

Налоговые органы потребовали от компании заплатить 44,6 млн руб. неуплаченных налогов и штрафов imE, пишет РБК.

Налоговые органы выявили необоснованную налоговую выгоду во время выездной проверки за период с 2013 по 2015 год. В итоге Erich Krause начислили 44,6 млн руб. — 28,2 млн недоимки по налогу на прибыль, 10,7 млн пени и штраф 5,6 млн руб. По итогам налоговой проверки за 2013–2014 годы компании также предложили уменьшить задекларированный убыток в 157 млн руб.

Московский филиал Erich Krause в уменьшил налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, на сумму 298,4 млн руб. за рекламный контракт с кипрской Ееаma East European advertisement and marketing agency.

Налоговые органы установили, что на самом деле сумму перевел головной офис Erich Krause Finland на счета этой кипрской компании в банках Чехии. При этом кипрский офшор оказался фирмой-однодневкой и был создан за месяц до заключения рекламного контракта. Директором компании числится Димитрис Ахиллеос — сотрудник фирмы по регистрации компаний на Кипре Oxford Tax Solutions. Никакой деятельностью, кроме якобы рекламы для Erich Krause, компания не занималась.

Но и рекламные ролики в телепередачу «Своя игра» кипрский офшор снимал исключительно «на бумаге». Фактически же рекламные ролики сняли и разместили рекламное агентство «Рикс-Ком», производитель телевикторины «Студия 2В», «Газпром-Медиа» как агент телекомпании НТВ и, соответственно, сама «Телекомпания НТВ».

При этом реальные исполнители получили в 15 раз меньше средств, чем кипрский офшор, который ничего им не перечислил.

Более того, в цепочке посредников «также оказались другие фирмы-однодневки, которые выводили большую часть денег на рекламу в офшоры и лишь частично перечисляли плату реальному исполнителю — рекламному агентству «Рикс-Ком».

Erich Krause попытался оспорить начисление налогов, но суд первой инстанции встал на сторону налоговиков (решение Арбитражного суда г.Москвы от 04.07.2019 по делу А40-40782/2018)

Полномочия налоговых органов не абсолютны, а должны иметь правовые основания. На это указал Арбитражный суд Московского округа в постановлении от 30.04.2019 № Ф05-5289/2019, отменяя решения двух нижестоящих судов.

Налоговая потребовала от организации предоставить документы вне рамок налоговой проверки, не обосновав при этом причину. В списке значились:

  • расшифровки по счетам и показателям бухгалтерской отчетности;
  • расшифровка кредиторской и дебиторской задолженности с указанием ИНН контрагентов с копиями подтверждающих документов;
  • штатное расписание;
  • налоговые регистры расходов и доходов с разбивкой на прямые, косвенные, прочие, внереализационные по статьям затрат и доходов или расшифровки строк налоговой декларации по налогу на прибыль организации Приложений 1 и 2 к Листу 02 за указанный период.
И все эти документы надо было предоставить за три года. Организация посчитала, что запрашиваемые документы касаются исключительно деятельности самого налогоплательщика вне зависимости от конкретной сделки либо какого-либо контрагента (контрагентов). И фактически запрашиваемые документы касаются деятельности самого налогоплательщика на протяжении трех лет, что в отсутствие налоговой проверки противоречит пунктам 1, 2 статьи 93.1 Налогового кодекса РФ.

Жалоба в УФНС на действия инспекции ни к чему не привела и требование было признано законным. Суды первых двух инстанций также встали на сторону налоговиков.

Однако Арбитражный суд Московского округа решения нижестоящих судов отменил и отправил дело на новое рассмотрение.

В соответствии с пунктом 1 статьи 93.1 НК РФ должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у контрагента или у иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика, эти документы (информацию). Но требование должно быть отправлено по установленной форме, при этом оно должно быть конкретным, исключающим возможность неоднозначного толкования.

Налоговый орган обязан указать в требовании мероприятие налогового контроля, в ходе которого возникла «обоснованная необходимость» в получении документов (информации) относительно конкретной сделки, равно как доказать наличие такой необходимости, поскольку полномочия налоговых органов не абсолютны, а должны иметь правовые основания.

Содержание требования должно однозначно свидетельствовать о том, что обязанность общества представить документы (информацию) возложена на него законно и у налогового органа действительно имелась необходимость в их получении.

АС Московсокго округа признал заслуживающими внимания доводы заявителя о том, что судами не устанавливалась обоснованная необходимость получения налоговым органом документов (информации). В частности судами не установлено в отношении какой конкретной сделки (сделок) запрошена информация и (или) в отношении какого конкретно контрагента (контрагентов) заявителя, что имеет существенное значение.

Поэтому дело было отправлено в первую инстанцию, которая и должна установить все обстоятельства дела и еще раз проверить доводы сторон.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа отменил решения нижестоящих инстанций, отказавшие налогоплательщику во взыскании процентов с налоговой инспекции за незаконную блокировку счета.

Налоговая инспекция не могла целый год разблокировать на счету 10 млн руб., пишет Право.ru.

Суды  первых двух инстанций исходили из того, что налогоплательщик должен доказывать наличие материальных потерь, вызванных блокировкой счета. Компания должна была пытаться перечислить куда-то деньги и получить отказ, отметили суды. Они также обратили внимание, что компания пользовалась деньгами в сумме, которая превышала заблокированные 10,2 млн руб. Проценты из Налогового кодекса имеют компенсационный характер и не предполагают неосновательного обогащения компаний, посчитали судьи.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа отменил решения нижестоящих инстанций. Он напомнил, что проценты компенсируют потери частного субъекта оттого, что он не мог пользоваться денежными средствами без законных оснований. Положение НК было принято во исполнение ст. 52 и 53 Конституции о том, что каждый имеет право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями госорганов или госслужащих. И в Налоговом кодексе не говорится о том, что налогоплательщик должен доказывать прямой ущерб.

Постановлением от 15.05.2019 по делу № А32-14521/2018 решение двух первых инстанций отменено и принято новое, согласно которому с ИФНС № 1 по г.Краснодару должно быть взыскано 998711,18 руб, плюс госпошлина.

Верховный Суд РФ подтвердил, что передача имущества в качестве отступного признается его реализацией, а полученный от нее доход подлежит учету при исчислении налоговой базы по УСН. Об этом сообщает пресс-служба ФНС.

Налогоплательщик заключил кредитный договор с банком и договор займа с индивидуальным предпринимателем. Позже его долг перед банком также был переведен на ИП. Чтобы погасить долги, налогоплательщик передал ИП в качестве отступного недвижимое имущество - магазин. Индивидуальный предприниматель же принял на себя обязательство оплатить долги налогоплательщика на сумму отступного.

Во время камеральной проверки декларации инспекция выявила, что при передаче магазина в качестве отступного у налогоплательщика возник доход, который не был отражен в составе налогооблагаемой базы по УСН. Поэтому она доначислила ему налог, штраф и пени.

Налогоплательщик не согласился с решением инспекции и обратился в суд. Он сослался на то, что не получал никакого дохода, а лишь рассчитался по заемным обязательствам. При этом передача денежных средств и имущества в счет погашения займа не облагается налогом, так как не является реализацией.

Суды трех инстанций отказали налогоплательщику. Они указали, что по соглашению об отступном заемщик становится продавцом, а заимодавец - покупателем. Поэтому вместе с имуществом передаются и права собственности на него на возмездной основе, что является реализацией (п. 1, 3 ст. 38), даже если она производится для погашения займа. Суды также обратили внимание на то, что при такой передаче стоимость имущества должна быть включена (определение от 31.01.2017 № 309-КГ16-13100) в состав доходов от реализации, которые учитываются (346.15 НК РФ) при определении налоговой базы по налогу по УСН.

Не согласившись с выводами судов нижестоящих инстанций, налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения.