Налоговое право, НК РФ

Налоговые споры

Судебная практика по налоговым спорам, досудебное урегулирование и другие вопросы, связанные с оспариванием доначислений налогов и взносов

Все материалы

291 ЕНВД

Предпринимательница проиграла дело в Верховном суде о применении ЕНВД при торговле через один объект, формально арендуемый частями. О сути дела написала пресс-служба ФНС.

Инспекция в рамках выездной проверки установила, что ИП вела розничную торговлю через единый объект площадью более 150 кв. м. Три арендуемых ИП помещения находятся на втором этаже торгово-офисного здания в зале, который в техническом паспорте указан как торговый зал № 1 общей площадью 480,1 кв. м. На этих площадях располагаются три отдела: «Кожгалантерея», «Детская обувь» и «Детские товары». При этом отделы разделены только торговым оборудованием в виде невысоких напольных стоек, предназначенных для демонстрации товара. Покупатели могут свободно перемещаться по всей территории торгового зала.

ИП заключила договоры аренды торгового зала №1 как трех отдельных помещений. Инспекция сочла, что площадь торгового зала лишь формально разделена на несколько залов для необоснованного применения ЕНВД. По результатам проверки инспекция доначислила предпринимателю НДС, НДФЛ, пени и штраф.

ИП, не согласившись с инспекцией, обратилась в арбитражный суд. Она утверждала, что вела розничную торговлю через три отдельных магазина с различными группами товаров. Согласно договорам аренды, площади торговых залов каждого магазина в отдельности не превышали допустимый предел для применения ЕНВД.

Суды трех инстанций, рассматривая дело № А76-27948/2018, признали правомерными выводы инспекции. Они указали, что фактически функционирует единый магазин с несколькими торговыми залами, товары выставлены в виде образцов на всей площади магазина. Каждый из отделов не обособлен как отдельный магазин, чья площадь была бы меньше 150 кв.м. Складские помещения находятся в двух отделах, отделены от торговой площади панелями. Имеется единое административно-бытовое помещение для нужд сотрудников и кабинет предпринимателя.

Верховный суд РФ подтвердил  выводы нижестоящих судов, ИП дело проиграла.

Завод из Иркутской области не платил вовремя авансовые платежи по страховым взносам, хотя денег у него было достаточно. Инспекция вынесла предписание с требованием заплатить. Завод решил, что это предписание нарушает его права, пошёл в суд и выиграл. Как  рассказывают «Налоговые адвокаты».

Суды решили, что:

  • Это так называемое предписание было вынесено на основании статьи 31 Налогового кодекса. Никаких предписаний о необходимости исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в Налоговом кодексе нет. Получается, что инспекция изобрела это предписание сама, хотя НК ей такого права не давал.
  • В тексте предписания налоговая грозится применением санкций по статье 19.5 КоАП. Но в этой статье сказано о невыполнении законного предписания органа, осуществляющего государственный надзор или муниципальный контроль. Но инспекция не осуществляет ни то, ни другое. У неё налоговый контроль.
  • Инспекция может принудительно взыскивать налоги, взносы, сборы, но предписаний при этом она не выставляет.
  • Предусмотренный Кодексом порядок проведения налоговых проверок также не предусматривает возможность выставления каких-то предписаний.
  • В решении по результатам налоговой проверки указывается, сколько должна заплатить компания, а также сумма пеней и штрафов. В предписании не была указана сумма, которую компания должна была заплатить.
Инспекция заявила, что предписание не накладывает на компанию не предусмотренные законом обязанности. Документ лишь напоминает об обязанностях, которые законом установлены. Но суд решил, что сам факт вынесения неправомерного предписания нарушает права компании.

Семинары по теме Налоговые споры
Все семинары

Сроки проведения выездной налоговой проверки и принятия решения по итогам ее проведения не являются пресекательными и их истечение не препятствует выявлению налоговым органом фактов неуплаты налога. Такие выводы сделали суды трех инстанций и Верховный суд.

Организация посчитала, что инспекция нарушила сроки вынесения решения по выездной проверке, и пыталась в суде добиться признания незаконным бездействия налоговиков.

По мнению компании, установленный законом срок в 10 дней для вынесения решения о проверке призван ограничить право налогового органа на затягивание рассмотрения материалов проверки. Тем самым этот срок направлен на защиту прав налогоплательщика от необоснованно длительного вмешательства налоговиков в его хозяйственную деятельность. Изменение сроков рассмотрения материалов налоговой проверки нарушает права плательщиков и влечет незаконность принимаемого ИФНС итогового решения. Однако суды трех инстанций признали действия ИФНС законными.

Судьи решили, что срок проведения выездной налоговой проверки и принятия решения по итогам ее проведения не является пресекательным. Кроме того, нарушение инспекцией сроков проверки потребовалось для проведения дополнительных мероприятий налогового контроля.

Судьи не нашли злоупотреблений у налоговой инспекции  при нарушении сроков, и посчитали, что сам факт этого нарушения не может повлечь недействительность итогового решения, принятого по результатам проверки.

Вердикт нижестоящих судов подтвердил Верховный суд в определении от 29.08.2019 № 305-ЭС19-13947.

Верховный суд решил, как надо доначислять НДС бывшим упрощенцам при выявлении дробления бизнеса.

Предпринимательнице, которая занималась продажей горюче-смазочных материалов, доначислили НДФЛ и НДС. Как выяснили налоговики, она фиктивно передавала свою автозаправочную станцию в аренду сыну и сестре, чтобы пользоваться упрощённой системой налогообложения. При сложении доходов трех предпринимателей, оказалось, что в 2013–2015 годах у предпринимательницы нет права применять УСН. И поэтому ей были доначислены налоги, в том числе и 4,5 млн НДС. Поскольку в документах НДС не выделялся, налоговики доначислили его «сверху».

Попытка оспорить результаты проверки в суде не удалась. Несмотря на то, что суд первой инстанции встал на сторону ИП, апелляционная его решение отменила. Кассационная инстанция так же поддержала налоговиков.

Однако когда дело дошло до Верховного суда, ситуация изменилась. Судьям не понравилось то, как налоговики посчитали НДС.

В своем решении от 30.09.2019 по делу № А05-13684/2017, судьи напомнили, что налоги надо рассчитывать исходя из настоящего экономического содержания операций (п. 7 и 1 Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года № 53). Если выявлены искажения, надо добавлять такую сумму налога, которую заплатил бы добросовестный налогоплательщик в этой ситуации. При этом размер налога не может зависеть от формы оплаты (наличной или безналичной). А тот факт, что продавец не выделял отдельной строкой НДС, говорит лишь о том, что он использовал неправильный налоговый режим. И если НДС в документах не указан, то это ещё не значит, что покупатель согласился бы на увеличение договорной цены на сумму налога. А НДС такой налог, который по сути оплачивают именно покупатели.

Таким образом, сумму налога надо определить так, как если бы НДС изначально предъявляли к оплате сторонним контрагентам, то есть выделять налог из выручки (по ставке 18/118). В противном случае получается, что ИП платит налог на неполученный доход.

Дело отправлено на пересмотр в первую инстанцию. Речи об отмене доначислений по выездной проверке не идет, но суд должен проверить доводы предпринимателя в части расчета НДС по ставке 18/118 и «принять законный и обоснованный судебный акт».

Верховный суд решил, как надо доначислять НДС бывшим упрощенцам при выявлении дробления бизнеса.

Предпринимательнице, которая занималась продажей горюче-смазочных материалов, доначислили НДФЛ и НДС. Как выяснили налоговики, она фиктивно передавала свою автозаправочную станцию в аренду сыну и сестре, чтобы пользоваться упрощённой системой налогообложения. При сложении доходов трех предпринимателей, оказалось, что в 2013–2015 годах у предпринимательницы нет права применять УСН. И поэтому ей были доначислены налоги, в том числе и 4,5 млн НДС. Поскольку в документах НДС не выделялся, налоговики доначислили его «сверху».

Попытка оспорить результаты проверки в суде не удалась. Несмотря на то, что суд первой инстанции встал на сторону ИП, апелляционная его решение отменила. Кассационная инстанция так же поддержала налоговиков.

Однако когда дело дошло до Верховного суда, ситуация изменилась. Судьям не понравилось то, как налоговики посчитали НДС.

В своем решении от 30.09.2019 по делу № А05-13684/2017, судьи напомнили, что налоги надо рассчитывать исходя из настоящего экономического содержания операций (п. 7 и 1 Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года № 53). Если выявлены искажения, надо добавлять такую сумму налога, которую заплатил бы добросовестный налогоплательщик в этой ситуации. При этом размер налога не может зависеть от формы оплаты (наличной или безналичной). А тот факт, что продавец не выделял отдельной строкой НДС, говорит лишь о том, что он использовал неправильный налоговый режим. И если НДС в документах не указан, то это ещё не значит, что покупатель согласился бы на увеличение договорной цены на сумму налога. А НДС такой налог, который по сути оплачивают именно покупатели.

Таким образом, сумму налога надо определить так, как если бы НДС изначально предъявляли к оплате сторонним контрагентам, то есть выделять налог из выручки (по ставке 18/118). В противном случае получается, что ИП платит налог на неполученный доход.

Дело отправлено на пересмотр в первую инстанцию. Речи об отмене доначислений по выездной проверке не идет, но суд должен проверить доводы предпринимателя в части расчета НДС по ставке 18/118 и «принять законный и обоснованный судебный акт».

Инспекция разместила на своем сайте информацию, что компания задолжала по налогам больше 1 тыс. рублей, и задолженность передана приставам для взыскания.

Но это ошибка: у банка, через который компания оплатила налоги, отозвали лицензию, и деньги не дошли до бюджета. Из-за этого налоговая решила, что компания не заплатила налоги, однако впоследствии Арбитражный суд признал, что компания все-таки исполнила обязанность.

Компания пошла в суд и потребовала взыскать с налоговой 500 тыс. руб. компенсации за причинение вреда деловой репутации. Суды отказали, сославшись, что компания не доказала обстоятельства, необходимые для определения и взыскания справедливой компенсации. Что это за обстоятельства? Это: 

— сформированная репутация;

— наступление неблагоприятных последствий из-за распространения порочащей информации.

Суды указали, что сам факт распространения сведений, порочащих деловую репутацию, не говорит о том, что у компании возникли убытки. И в компенсации отказали. 

«Налоговые адвокаты» объясняют, как доказать сформированную репутацию. 

Чтобы доказать деловую репутацию, можно ссылаться на рекомендательные письма, положительные отзывы контрагентов. Можно использовать любую информацию, которая характеризует компанию как добросовестного контрагента.

Как доказать ущерб, нанесенный публикацией порочащих сведений? Здесь тоже допустимы любые доводы, например, тот факт, что контрагент прекратил сотрудничество после публикации этих сведений, сокращение числа клиентов, уменьшение прибыли и т.д. Можно попросить у бывших или несостоявшихся контрагентов письма, в которых они пояснят, что не работают с компанией именно из-за публикации порочащих сведений.

1526 газ

Верховный Суд РФ подтвердил, что газозаправочные станции не имеют права применять ЕНВД при продаже газа, даже если он в виде жидкости, сообщает пресс-служба ФНС. Налогообложение этого вида деятельности должно осуществляться  по общей системе или УСН..

В ходе выездной налоговой проверки инспекция установила, что организация занималась продажей пропана на газозаправочной станции. Его покупателями являлись физические и юридические лица. Доходы от реализации газа компаниям организация учитывала по УСН. Выручку же от граждан она считала полученной от деятельности, облагаемой единым налогом на вмененный доход. Инспекция указала, что реализация газа не относится к розничной торговле в силу определения, данного в статье 346.27 НК РФ, поэтому для ее налогообложения ЕНВД применяться не может. Она пришла к выводу, что организация занижает налоговую базу по УСН и доначислила ей налог по упрощенке и пени.

Не согласившись с инспекцией, компания обратилась в суд. По ее мнению, реализуемый товар не подпадает под определение газа, так как является жидкостью под давлением. Поэтому деятельность по его реализации подпадает под ЕНВД.

Суды трех инстанций отказали налогоплательщику, согласившись с позицией инспекции. Они отметили, что с 1 января 2009 года реализация газа не относится к розничной торговле, а значит доходы от нее учитываются по общей системе налогообложения или УСН. Суды также указали, что определение «газ» понимается для целей налогообложения в том значении, которое используется в Федеральном законе от 31.03.1999 № 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации».

Верховный Суд РФ признал правомерным доначисление налогов по общей системе налогообложения индивидуальному предпринимателю, который занижал доходы от своей деятельности путём составления формального документооборота с подконтрольной организацией. Об этом сообщает пресс-служба ФНС.

В ходе выездной проверки инспекция установила, что ИП сдавал в аренду подконтрольному ООО недвижимое имущество, в том числе склад для хранения товарно-материальных ценностей. ООО заключило со сторонней компанией (АО) договор ответственного хранения, по которому она перечисляла плату за оказываемые услуги. При этом ООО не оплачивало ИП аренду склада, не располагалось по юридическому адресу, а также не имело материально-технической базы для ведения предпринимательской и финансово-хозяйственной деятельности ввиду отсутствия имущества и персонала. По результатам анализа его расчетного счета инспекция выявила, что все поступавшие от АО денежные средства ООО перечисляло организациям с признаками проблемных контрагентов. Фактически услуги по хранению оказывал сам ИП, подконтрольная компания же являлась участником «схемы обналичивания» получаемых средств за услуги хранения. Поэтому инспекция доначислила налог по УСН, НДФЛ, НДС, пени и штраф.

Не согласившись с этим решением, предприниматель обратился в суд. Он сослался на то, что налоговый орган необоснованно включил в состав его доходов денежные средства, полученные ООО от АО. Он также обратил внимание на то, что ООО является самостоятельным и независимым от ИП участником экономической деятельности, поэтому такое включение приводит к незаконному двойному налогообложению.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований. Они указали, что налоговый орган собрал надлежащие доказательства, проанализировав движение денежных средств, сведения регистрационных дел, допросы свидетелей, протоколы осмотров и пр. Они свидетельствовали о том, что ООО являлось транзитным звеном, искусственно вовлеченным в документооборот ИП лишь для ухода от налогообложения. Именно предприниматель оказывал услуги по хранению товарно-материальных ценностей, а сама сделка между ним и подконтрольной организацией была нацелена на формальное соблюдение условий применения УСН. В связи с получением дохода, превышающего предельный размер для возможности применения УСН, ИП утратил право на применение данного специального режима. Поэтому инспекция правомерно исчислила налоговую базу по общей системе налогообложения.

Предприниматель обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения.

Верховный Суд РФ подтвердил, что инспекция правомерно признала разницу между суммой, поступившей на банковский счет предпринимателя, и той, что отражена в его учетных документах, налогооблагаемой выручкой, а не возвратом займов, и переквалифицировала ее в налогооблагаемый доход. Об этом сообщает пресс-служба ФНС.

В результате выездной проверки инспекция установила, что индивидуальный предприниматель незаконно занижал налоговую базу по НДФЛ и НДС. Так, он получал доход от розничной продажи товаров, однако часть выручки не учитывал при расчете указанных налогов. ИП выводил ее из-под налогообложения, заключая фиктивные договоры займа (ст. 807 ГК РФ) со своими контрагентами. Он якобы предоставлял им в долг суммы, равные неучтенному от реализации товара доходу. При этом фактически средства заемщикам не передавались и в их отчетных документах не учитывались. Это позволяло ИП занижать налогооблагаемую базу по НДС и НДФЛ, указывая неверную информацию в бухгалтерских документах.

Инспекция установила, что разница между суммой, поступившей на банковский счет предпринимателя, и той, что отражена в его учетных документах, является налогооблагаемой выручкой, а не возвратом займов. Поэтому налоговый орган переквалифицировал поступившую выручку в налогооблагаемый доход и доначислил предпринимателю НДС и НДФЛ, а также пени и штрафы.

Предприниматель не согласился с решением инспекции и обратился в суд. Он указал, что спорная сумма является возвратом займов и процентов по ним, поэтому он не включил ее в состав доходов, так как при определении налоговой базы такие средства не учитываются.

Суды отказали налогоплательщику, указав, что налоговый орган правомерно переквалифицировал указанную разницу в налогооблагаемый доход. Расходные и приходные документы (расходные кассовые ордера), которые представил предприниматель, не подтверждают выдачу займов. Более того, он их составил уже после выездной проверки.

Суды выявили, что бухгалтерский и налоговый учет и отчетность контрагентов ИП информацию по займам также не подтверждают. В ходе рассмотрения дела обнаружилось, что ИП не обладал денежными средствами в объеме, позволяющем предоставлять займы в проверяемый период. Поэтому суды пришли к выводу о недоказанности передачи денежных средств по договорам займа.

Не согласившись с позицией судов, налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения

Верховный Суд РФ определением от 13.06.2019 № 305-ЭС19-7994 подтвердил, что инспекция имела право изъять документы налогоплательщика у взаимозависимой с ним организации.

В рамках выездной проверки инспекция изъяла документы и носители информации (жесткие диски, usb-накопители), которые принадлежали не только самому налогоплательщику, но и его контрагенту. Она посчитала, что их могли уничтожить или скрыть, так как вместе с несколькими организациями налогоплательщик являлся предполагаемым участником схемы уклонения от уплаты налогов. Была изъята переписка между налогоплательщиком и его контрагентом (подконтрольной ему компанией), которая свидетельствовала об их участии в этой схеме.

Контрагент проверяемой компании обратился в суд. Он посчитал, что инспекция незаконно вскрыла и осмотрела помещение, а также забрала документы, которые принадлежат компании и его сотрудникам, а значит нарушила его права при выемке (п.5 ст. 94 НК РФ).

Суды отказали ему в удовлетворении требований. Они указали, что налоговый орган действовал в соответствии с законодательством (ст. 31, 94 НК РФ). Инспекция имеет право изъять подлинники документов, если у нее есть основания полагать, что они могут быть уничтожены (п. 8 ст. 94 НК РФ). Суды учли довод инспекции, что обе организации (налогоплательщик и его контрагент) занимают одни и те же офисы, одни и те же лица управляли денежными потоками и отвечали за бухгалтерский и налоговый учет в проверяемом периоде с его контрагентами, из чего следовал вывод, что эти компании взаимозависимы.

Не согласившись с этими выводами, компания обратилась в Верховный Суд РФ, который отказал ей в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения, сообщает пресс-служба налогового ведомства.

Верховный суд впервые выступил против переквалификации движимого имущества в недвижимое.

10 июля Экономическая коллегия ВС отправила дело № А05-879/2018 на пересмотр, пишет Право.ru.

Инспекция по итогам проверки доначислила ЗАО «Лесозавод 25» 11 млн налогов за недвижимость. Это произошло из-за того, что налоговики квалифицировали цех древесных гранул как недвижимость, ведь без цеха оборудование не может функционировать и нельзя отделить его от цеха без ущерба. Завод считал, что оборудование движимое, пусть даже оно смонтировано.

Первые три инстанции ЗАО проиграло и только ВС отказался принять сторону налоговиков. Заявитель посчитал, что суды не учли одно из разъяснений ФНС: технологическое оборудование промышленных предприятий, установленное на фундаменте, нельзя считать недвижимостью. А цех древесных гранул можно демонтировать без ущерба для его эксплуатационных качеств и всех технологических функций.

Что относить к недвижимому имуществу, определяет Гражданский кодекс. Но определение размыто, что приводит к спорам налоговиков и бизнеса, пишут «Ведомости». С 2019 года налог на движимое имущество отменен и организации столкнулся с проблемой — налоговики начали переквалифицировать оборудование в недвижимое имущество и ретроспективно облагать промышленные компании налогом, убирая льготы по движимому имуществу, действующие с 2013 года. Иногда это касается до половины оборудования, жаловалась ассоциация «Русская сталь».

Минэкономразвития пыталось навести порядок и предложило поправки в Гражданский кодекс, в том числе новое определение недвижимости. В октябре 2018 г. законопроект был внесен в правительство, но пока проходит внутриведомственное согласование. При этом сам проект разрабатывается не для разрешения проблем, связанных с налоговыми проблемами, а для уточнения критериев разграничения движимых и недвижимых вещей, говорит представитель министерства.

Критериев нет, на практике — полный хаос, говорят эксперты. Например, налоговики и нижестоящие суды ориентировались в том числе на критерий технологической связанности, но Гражданским кодексом он не предусмотрен. Фактически, по логике инспекции, получалось, что любое оборудование, которое стоит на твердом фундаменте и не может быть перенесено, относится к недвижимому имуществу и должно облагаться налогом.

Мотивировочного решения Верховного суда пока нет. Но если бы он полностью поддержал компанию, то не направил бы дело на новое рассмотрение, предупреждают эксперты. На практике же суд признал право налоговых органов определять грань между недвижимым и движимым имуществом, предупреждает он, споры будут продолжаться.

Канцелярский бренд и бывший спонсор интеллектуальной программы «Своя игра» Erich Krause перевел 298,3 млн руб. в фирму-однодневку на Кипре под видом оплаты рекламы в передаче.

Налоговые органы потребовали от компании заплатить 44,6 млн руб. неуплаченных налогов и штрафов imE, пишет РБК.

Налоговые органы выявили необоснованную налоговую выгоду во время выездной проверки за период с 2013 по 2015 год. В итоге Erich Krause начислили 44,6 млн руб. — 28,2 млн недоимки по налогу на прибыль, 10,7 млн пени и штраф 5,6 млн руб. По итогам налоговой проверки за 2013–2014 годы компании также предложили уменьшить задекларированный убыток в 157 млн руб.

Московский филиал Erich Krause в уменьшил налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, на сумму 298,4 млн руб. за рекламный контракт с кипрской Ееаma East European advertisement and marketing agency.

Налоговые органы установили, что на самом деле сумму перевел головной офис Erich Krause Finland на счета этой кипрской компании в банках Чехии. При этом кипрский офшор оказался фирмой-однодневкой и был создан за месяц до заключения рекламного контракта. Директором компании числится Димитрис Ахиллеос — сотрудник фирмы по регистрации компаний на Кипре Oxford Tax Solutions. Никакой деятельностью, кроме якобы рекламы для Erich Krause, компания не занималась.

Но и рекламные ролики в телепередачу «Своя игра» кипрский офшор снимал исключительно «на бумаге». Фактически же рекламные ролики сняли и разместили рекламное агентство «Рикс-Ком», производитель телевикторины «Студия 2В», «Газпром-Медиа» как агент телекомпании НТВ и, соответственно, сама «Телекомпания НТВ».

При этом реальные исполнители получили в 15 раз меньше средств, чем кипрский офшор, который ничего им не перечислил.

Более того, в цепочке посредников «также оказались другие фирмы-однодневки, которые выводили большую часть денег на рекламу в офшоры и лишь частично перечисляли плату реальному исполнителю — рекламному агентству «Рикс-Ком».

Erich Krause попытался оспорить начисление налогов, но суд первой инстанции встал на сторону налоговиков (решение Арбитражного суда г.Москвы от 04.07.2019 по делу А40-40782/2018)