Герб

Третий кассационный суд общей юрисдикции: Определение № 88-9320/2022 от 22.06.2022

УИД - 78RS0003-01-2020-005312-63

 

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Лепской К.И.,

судей Смирновой О.В., Шлопак С.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-649/2021 по иску М. к обществу с ограниченной ответственностью "ДХЛ Глобал Форвардинг" (далее - ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг") о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, судебных расходов по встречному иску ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг" к М. о признании соглашения о прекращении трудового договора недействительным, применении последствий недействительности сделки по кассационной жалобе ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг" на решение Дзержинского районного суда города Санкт-Петербурга от 2 марта 2021 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 января 2022 г.

Заслушав доклад судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции Смирновой О.В., выслушав объяснения представителя ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг" адвоката Выходцева А.С., судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

 

установила:

 

М. обратилась в суд с иском к ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг", уточнив исковые требования, просила взыскать заработную плату за время вынужденного прогула за период с 17 октября 2020 г. по 10 ноября 2020 г. в размере 46 909,12 руб., компенсацию морального вреда 50 000 руб., расходы на оплату услуг представителя 30 000 руб.

ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг" обратилось в суд со встречным иском к М., просило признать соглашение о прекращении трудового договора от 14 октября 2020 г., заключенное между ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг" и М., недействительным ввиду заключения его сторонами под влиянием заблуждения согласно статье 178 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс), применить последствия недействительности сделки путем взыскания денежных средств 258 000 руб. переданных по соглашению.

Решением Дзержинского районного суда города Санкт-Петербурга от 2 марта 2021 г., оставленным без изменения апелляционным определениям судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 января 2022 г., исковые требования М. удовлетворены частично, с ответчика в пользу М. взысканы заработная плата за время вынужденного прогула 46 909,12 руб., компенсация морального вреда 3 000 руб., расходы на оплату услуг представителя 20 000 руб., с ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг" в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина 1 907,27 руб., в удовлетворении встречных исковых требований ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг" к М. о признании соглашения о прекращении трудового договора недействительным, применении последствий недействительности сделки отказано.

В кассационной жалобе ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг" ставится вопрос об отмене судебных постановлений.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на жалобу, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения судебных постановлений, предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский процессуальный кодекс).

Судом при рассмотрении дела установлено, что 1 января 2015 г. М. принята на работу в ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг".

14 октября 2020 г. М. с ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг" заключили соглашение о расторжении трудового договора с выплатой работнику вознаграждения в размере 258 000 руб., полученное истцом. Последним днем работы стороны признали 16 октября 2020 г.

10 ноября 2020 г. истцу стало известно о беременности, срок которой на указанную дату составлял 4 - 5 недель, в связи с чем направила ответчику посредством электронной почты справку о беременности и заявление об аннулировании соглашения о расторжении трудового договора, продублировав обращение 11 ноября 2020 г. посредством почтовой связи. 13 ноября 2020 г. работодатель уведомил работника об отказе в аннулировании соглашения о расторжении трудового договора.

18 декабря 2020 г. издан приказ о восстановлении М. на работе на основании заявления работника. Заработная плата за время вынужденного прогула за период с 11 ноября 2020 г. по 18 декабря 2020 г. выплачена работодателем в процессе судебного разбирательства.

Разрешая спор, частично удовлетворяя исковые требования М., суд первой инстанции, руководствуясь статьями 5, 9, 77, 78, 137, 157, 261, 394 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - Трудовой кодекс), разъяснениями, содержащимися в пункте 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 января 2014 г. N 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних", в пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела", исходил из того, что гарантия в виде запрета увольнения беременной женщины по инициативе работодателя, предусмотренная частью 1 статьи 261 Трудового кодекса, подлежит также применению к отношениям, возникающим при расторжении трудового договора по соглашению сторон (пункт 1 части 1 статьи 77 Трудового кодекса).

Квалифицировав заявление М. об отказе от исполнения достигнутой с работодателем договоренности о расторжении трудового договора в связи с наличием у нее беременности, как отсутствие волеизъявления одной из стороны соглашения, пришел к выводу о фактическом прекращении трудового договора не по соглашению сторон, а по инициативе работодателя с нарушением запрета, предусмотренного частью 1 статьи 261 Трудового кодекса, что указывает на незаконность увольнения и влечет в силу абзаца второго статьи 234 Трудового кодекса выплату заработной платы за все время вынужденного прогула, начиная с момента незаконного увольнения - 17 октября 2020 г.

Учитывая доказанность факта нарушение трудовых прав М., суд первой инстанции взыскал в пользу истца компенсацию морального вреда, а также расходы на оплату услуг представителя с учетом принципа разумности и справедливости в присужденных размерах.

Отказывая в удовлетворении встречных исковых требований ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг", суд первой инстанции, руководствуясь статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс), статьей 5 Трудового кодекса, исходил из различного правового регулирования гражданских и трудовых правоотношений. Трудовое право имеет свой предмет и метод регулирования общественных отношений отличные от предмета и метода гражданского права. Это обусловлено тем, что трудовые договоры представляют особый вид договоров, объект которых выполнение трудовой функции (работы по определенной специальности, квалификации или в должности) с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка.

В силу статьи 9 Трудового кодекса трудовые договоры не могут содержать условий, снижающих уровень прав и гарантий работников, установленный трудовым законодательством. Если такие условия включены в трудовой договор, то они не могут применяться. Вследствие чего невозможен возврат сторон в первоначальное положение после исполнения условий трудового договора полностью или частично, поэтому в трудовом законодательстве отсутствуют нормы о недействительности трудового договора.

Не усмотрел суд первой инстанции оснований для взыскания с М. выплаченных сумм по соглашению о расторжении трудового договора, руководствуясь частью 4 статьи 137 Трудового кодекса, корреспондирующей к части 3 статьи 1109 Гражданского кодекса, указав на отсутствие счетной ошибки и неправомерных действий работника, повлекших излишнюю выплату ей денежных средств.

С выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда, руководствуясь разъяснениями, содержащамися в абзаце четвертом пункта 62 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", указала на отсутствие оснований для зачета суммы вознаграждения при определении размера оплаты времени вынужденного прогула, то есть средний заработок за все время вынужденного прогула не подлежат уменьшению на указанную сумму.

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции полагает, что выводы, содержащиеся в обжалуемых судебных постановлениях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанции, приведенным нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, вытекающие из трудового законодательства, согласуются с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 6 декабря 2012 г. N 31-П.

Ставя вопрос об отмене судебных постановлений ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг" в кассационной жалобе указывает на наличие на стороне работника неосновательного обогащения вследствие прекращения действия соглашения о расторжении трудового договора.

С данным доводом согласиться нельзя.

В соответствии с частью 4 статьи 137 Трудового кодекса заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе при неправильном применении трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением случаев: счетной ошибки, если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда или простое, если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом.

Нормативные положения указанной выше нормы права корреспондируют к части 3 статьи 1109 Гражданского кодекса, которыми установлены ограничения для возврата в виде неосновательного обогащения заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, пособий, стипендий, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

Следовательно, излишне выплаченная работодателем и полученная работником в период трудовых отношений заработная плата подлежит взысканию как неосновательное обогащение, только если выплата заработной платы явилась результатом недобросовестности со стороны работника или счетной ошибки.

Ввиду того что Конституцией Российской Федерации работнику гарантируется право на вознаграждение за труд, а трудовым законодательством в целях охраны заработной платы как источника дохода работника ограничены основания удержания из нее, при разрешении спора о взыскании с бывшего работника в качестве неосновательного обогащения перечисленных ему в период трудовых отношений денежных средств юридически значимыми и подлежащими определению и установлению с учетом исковых требований и их обоснования, и регулирующих спорные отношения норм материального права, должны быть следующие обстоятельства: имелись ли предусмотренные частью 4 статьи 137 Трудового кодекса основания для взыскания выплаченной заработной платы с бывшего работника.

В силу частей 1, 3 статьи 10 Гражданского кодекса не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Добросовестность гражданина (получателя спорных денежных средств) презюмируется, следовательно, бремя доказывания недобросовестности гражданина, получившего названные в данной норме виды выплат, лежит на стороне, требующей возврата излишне выплаченных сумм.

Оценив представленные доказательства в совокупности и взаимосвязи по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса, суды пришли к выводу об отсутствии достоверных доказательств неправомерных действий М. при заключении соглашения.

Довод кассационной жалобы об отсутствии виновных действий со стороны работодателя по невыплате заработной платы за время вынужденного прогула, поскольку ни одна из сторон не могла знать заранее о наличии беременности работника в спорный период времени и иные доводы выражают несогласие с данной судом оценкой доказательств и установленными судом обстоятельствами и не могут служить основанием для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке, поскольку в соответствии с частью 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

При таких обстоятельствах, а также учитывая общепризнанный принцип правовой определенности, являющийся одним из условий права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренный статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, судебная коллегия по гражданским делам не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены вступивших в законную силу судебных актов.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 390, 3901 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

 

определила:

 

решение Дзержинского районного суда города Санкт-Петербурга от 2 марта 2021 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 января 2022 г. оставить без изменения, кассационную жалобу ООО "ДХЛ Глобал Форвардинг" - без удовлетворения.

 


Читайте подробнее: Беременная работница может передумать увольняться, даже если она подписала соглашение об уходе