Клерк.Ру

Информация о судебной практике

Физическое лицо (далее по тексту – Истец) обратилось в суд с иском к налоговому органу  о применении последствий недействительной сделки в виде двусторонней реституции.В обоснование заявленных требований Истец указал, что в ходе конкурсного производства Общества, по результатам проведенных торгов между истцом и конкурсным управляющим Общества был заключен договор купли продажи недвижимого имущества.

Реализуя имущество на торгах, конкурсный управляющий действовал, прежде всего, в интересах кредиторов в целях своевременного удовлетворения их требований.
Совет кредиторов Общества принимал решение о реализации имущества должника, образовавшего конкурсную массу.
Так как Истец исполнил свои обязательства по данному договору и произвел оплату имущества, то Истец считает, что поскольку Общество в ходе процедуры банкротства ликвидировано, то обязанность возвратить полученное по сделке должна быть возложена на лиц (кредиторов), получивших денежные средства от заключения указанного договора в счет удовлетворения их требований.
Впоследствии Истец дополнил свои исковые требования, предъявив их также к Управлению Федеральной налоговой службы по Тульской области (далее по тексту – Управление), просил применить последствия недействительности сделки в виде двусторонней реституции.
Определением суда Общество в связи с его ликвидацией и исключением сведений о нем из Единого государственного реестра юридических лиц, исключено из числа ответчиков.
Определением суда по ходатайству стороны истца произведена замена надлежащего ответчика – Инспекции на надлежащего – Управление. Инспекция освобождена от участия в деле в качестве ответчика.

📌 Реклама

  В судебном заседании:

 Истец исковые требования поддержал по основаниям, изложенным в первоначально поданном исковом заявлении и дополнительном исковом заявлении, просил удовлетворить.
Ранее в судебном заседании ответчик в лице представителя Инспекции пояснил, что присутствовал на собрании кредиторов, на котором принималось решение о продаже имущества должника Общества. Считает, что поскольку ответчик являлся фактически единственным кредитором должника, а количество голосов при голосовании определялось равным соотношению 1 руб. задолженности - 1 голос, решение о продаже имущества и заключению сделки, которая впоследствии признана недействительной, принималось им единолично. Торги проводились для удовлетворения требований кредиторов. Исходя из того, что основную сумму денежных средств, вырученных от незаконной сделки в результате расчета с кредиторами, получил ответчик, полагает, что положения ч. 2 ст. 167 ГК РФ должны быть применены к ответчику.

Представитель Управления (ответчик) исковые требования не признал. В обоснование своих возражений по иску ссылался на то, что в силу ст. 167 ГК РФ обязанность вернуть все полученное по сделке лежит на сторонах сделки, так как субъектами данного правоотношения выступают именно стороны по сделке. Статья не предусматривает изъятие имущества у лица, не являющегося стороной по договору. Считает, что в данном случае требования истца направлены на применение односторонней реституции, что нарушает нормы материального права о специальных последствиях недействительности сделки в виде двусторонней реституции.
Обязательство вернуть полученное по сделке возникает у сторон договора в силу закона, но при этом в соответствие с п. 2 ст. 308 ГК РФ не может создавать обязанностей для третьих лиц.   Управление субъектом данного правоотношения не является.
Также указал, что в силу ст.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», п. 1 Постановления Правительства РФ от 29.05.2004г. № 257 «Об обеспечении интересов Российской федерации как кредитора в делах о банкротстве и процедурах банкротства» уполномоченным органом является Министерство Российской Федерации по налогам и сборам. После преобразования Министерства в Федеральную налоговую службу уполномоченным органом стали соответственно Федеральная налоговая служба и ее территориальные органы, действующие на основании доверенностей. Налоговые органы представляют интересы Российской федерации и не являются выгодополучателями.

📌 Реклама

Выслушав стороны и их представителей, исследовав письменные доказательства, суд приходит к следующему.

По общему правилу (п. 1 ст. 167 ГК РФ) недействительная сделка не влечет за собой юридических последствий, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью. Недействительность означает, что между сторонами не существует каких-либо обязательственных правоотношений, а вещные права на полученные по недействительной сделке материальные ценности отсутствуют. Право собственности на вещь по таким сделкам принадлежит продавцу либо лицу им представляемому.
Сделка, о применении последствий недействительности которой просит истец, заключена на открытых торгах, конкурсным управляющим Общества, действующим на основании решения Арбитражного суда Тульской области в рамках процедуры банкротства на стадии конкурсного управления, между конкурсным управляющим и истцом.
В силу положений ст.ст. 2, 24, 129 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный управляющий при заключении данной сделки осуществлял полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, в силу закона он был обязан действовать добросовестно в интересах должника, кредиторов и общества.
Исходя из положений ч.ч. 1, 4 ст. 61, 65 ГК РФ и Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в ред. ФЗ от 31.12.2004г. № 220-ФЗ) Общество ликвидировано не было, его права и обязанности не прекращены, следовательно, сторонами по названной сделке при ее заключении являлись Общество и Истец.
Сделка представляла собой договор купли-продажи  недвижимого имущества, право долевой собственности на которое Общественной организации подтверждено решением городского суда по иску истца к Общественной организации, отделу регистрации прав УФРС по Тульской области о признании недействительными свидетельств о государственной регистрации права собственности на объекты недвижимого имущества и признания за ним права собственности на эти объекты, по встречному иску Общественной организации к Истцу и другим о признании права собственности на объекты недвижимого имущества.
Принимая во внимание признание упомянутой сделки недействительной указанным решением городского суда  и положения ст.167 ГК РФ, определяющей последствия недействительности сделки, а именно обязанность каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом, каждой стороне по сделке  (Обществу и Истцу) в случае соблюдения требований закона при ее заключении надлежало возвратить полученное по договору (правило двусторонней реституции).
Однако, поскольку к моменту признания договора недействительным Общество прекратило свое существование, в связи с ликвидацией в ходе процедуры банкротства, и сведения о нем исключены из Единого государственного реестра юридических лиц, взыскание денежной суммы, переданной Истцом по договору купли-продажи недвижимого имущества, равно как и применение иных предусмотренных законом способов защиты нарушенного права в отношении Общества в силу п.1 ст. 167, 419 ГК РФ не возможно.
Из вышеупомянутого решения городского суда следует, что право собственности на предмет сделки продавцу - Обществу не принадлежало. На момент заключения, признанной незаконной сделки  между учредителями Общества и самим Обществом имелся спор о праве на предмет сделки. Полномочий на представление их интересов при заключении указанного договора купли-продажи учредители Общества и одновременно собственники проданного имущества Обществу или иным лицам не передавали. Указанные обстоятельства повлекли признание сделки незаконной.
С учетом изложенного имущество, реализованное по договору купли-продажи, подлежало возврату его собственникам в соответствие с ч. 1 ст. 35 Конституции РФ, ч. 1 ст. 1, положениями главы 20 ГК РФ.
В силу вышеприведенных норм не могут быть признаны состоятельными доводы стороны истца о том, что конкурсный управляющий, заключая вышеупомянутый договор купли-продажи, действовал в интересах кредиторов, в том числе, и в интересах Управления.
По смыслу Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» кредиторы и уполномоченные органы, действующие в интересах Российской Федерации, осуществляют контроль за проведением процедур банкротства, соблюдением их интересов арбитражным управляющим; реализуют, предоставленные им законом полномочия по принятию решений в отношении должника; при этом не являются сторонами по заключаемым в рамках процедуры банкротства сделкам.
Как усматривается из отчета конкурсного управляющего о своей деятельности и о результатах проведения конкурсного производства, утвержденного Арбитражным судом Тульской области, денежные средства от продажи имущества Общества поступили на счет должника (Общества). Наряду с денежными средствами от продажи имущества, на расчетный счет Общества поступили денежные средства из следующих источников: остаток денежных средств на расчетном счете, арендная плата от арендаторов имущества.
Из указанной суммы были удовлетворены требования кредиторов второй очереди (100%), частично (63%) - кредиторов третьей очереди и произведены расходы на проведение конкурсного производства.
Согласно справке Инспекции налогоплательщиком (Обществом) были уплачены суммы реестровой задолженности в пользу получателя УФК по Тульской области.
Вышеперечисленная сумма налогов была уплачена Обществом в рамках конкурсного производства при процедуре банкротства по реестру задолженности; денежные средства перечислены Обществом в счет выполнения требования закона об уплате обязательных платежей; оснований для их возврата из федерального бюджета не имеется.
Данные правоотношения возникли между должником и государством, в лице его уполномоченных органов, вне связи с правоотношениями по упомянутому договору купли-продажи имущества Общества.
Таким образом, исследование и оценка доказательств применительно к рассматриваемым правоотношениям, с учетом положений ст.ст. 59, 60, 67 ГПК РФ и норм материального права, позволяют сделать вывод о том, что Управление не являлось получателем средств, вырученных от продажи имущества Общества по сделке, заключенной с Истцом.

📌 Реклама

В связи с изложенным, у суда отсутствуют основания для удовлетворения исковых требований Истца  к Управлению о применении последствий недействительности сделки.
Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд отказал в удовлетворении исковых требований Истца  к Управлению Федеральной налоговой службы по Тульской области о применении последствий недействительности сделки в виде двусторонней реституции.

Правовой отдел

Подборка полезных мероприятий

Разместить
📌 Реклама