Клерк.Ру

Реальный капитал – залог успеха

Фото Евгения Смирнова, Кублог

Повышенное внимание Центрального банка РФ к тому, чтобы банки тщательно выполняли рекомендации по формированию достаточных резервов, не случайно. Отсутствие «пояса безопасности» может привести к невыполнению требований кредиторов и вкладчиков банка, и, как показывает опыт, подобные прецеденты имели место уже не раз. Но в то же время финансово-кредитным организациям зачастую бывает непросто выполнить «резервные требования» регулятора – и особенно сложно это бывает сделать в условиях, когда капитал достается очень дорого, а источников его пополнения раз-два и обчелся.

Плюсы и минусы Базеля

Если вернуться немного назад, то мы вспомним, что в 2004 году впервые с 1988 года Базельский комитет ужесточил требования и ввел новые стандарты для банковской системы. В преддверии кризиса-2008 был введен Базель II, который установил минимальные требования к капиталу. Таким образом механизм расчета минимального уровня достаточности капитала, который не раз доказывал свою эффективность, был дополнен системой надзора и взаимодействия между банками и надзорными органами, а также широкой системой раскрытия информации. 

В свою очередь, непростая экономическая обстановка тех лет показала, что рекомендованные Базельским комитетом и установленные регулятором нормативы не смогли предотвратить наступления финансового кризиса, который в немалой степени был связан, по мнению ­экспертов, с ­чрезмерно рискованной кредитной политикой банков. Ввиду этого Базельский комитет в 2010 году опубликовал новые стандарты для финансово-кредитных учреждений – Базель III. 

Согласно нововведениям Базеля III, требования к базовому капиталу стали еще более жесткими. Помимо этого, новые стандарты предусматривали создание специальных буферов капитала, позволяющих банкам проводить корректировку собственных средств для противодействия циклическим колебаниям хозяйственной деятельности. Еще одной новацией в Базеле III явилось введение коэффициентов ликвидности, которые должны обеспечить банкам достаточный запас средств в условиях кризиса и внезапного изъятия вкладов. Данные реформы были направлены на то, чтобы повысить требования к капиталу глобальных системно значимых финансовых организаций, способных инициировать распространение рисков в финансовой системе. 

Оценивая новые стандарты Базеля III, такие как: ужесточение требований к достаточности капитала, установление единых стандартов ликвидности, а также дополнительных нормативов для значимых финансовых учреждений, – экономисты разных стран говорили, что это может привести к повышению процентных ставок по кредитам и к сокращению объемов кредитования. Но в то же время, как признают аналитики, новые меры могут способствовать росту устойчивости мировой экономики и снижению вероятности повторения банковских кризисов. Базельский комитет посчитал, что экономические спады, вызванные проблемами в банковской сфере, имеют более длительный и катастрофический характер, чем кризисы, возникающие в силу иных причин. Поэтому, несмотря на далеко не всегда оптимистичные прогнозы экспертов, комитет ввел новые требования. 

Стандарты выполнимы

Поскольку Центральный банк РФ является членом Базельского комитета, то нет ничего удивительного в том, что Россия полностью восприняла те рекомендации и стандарты, которые были разработаны в далеком швейцарском городе. И особенно непросто национальным банкам пришлось в первое время после вступления Базеля III в силу, признают эксперты.

«Изменения, связанные с Базелем III, так или иначе повлияли на всех. У каждого банка свой проблемный пункт. Но в целом снижение норматива капитала до 8% помогло всем в достаточной степени», – отмечает председатель правления ПАО «Совкомбанк» Дмитрий Гусев. 

«Требования ужесточились не к достаточности капитала как таковой (если посмотреть формально, то норматив достаточности даже снизился с 10% до 8%), а к процессам контроля достаточности, к процедурам стресс-тестирования и оценки всех значимых для банка рисков. А это означает, что в нормативе должен быть «зашит» резерв на реализацию непредвиденных рисков (и не только кредитных и рыночных)», – поясняет председатель правления Нордеа Банка Михаил Поляков. По мнению специалиста, именно такой подход позволяет гарантировать надежность банков даже в сложной макроэкономической ситуации. 

«Также Центральный банк ужесточил оценку риска по валютным требованиям, что вполне объяснимо, учитывая нынешние реалии. Таким образом, чтобы соответствовать требованиям регулятора, банкам приходится в первую очередь менять/совершенствовать процессы корпоративного управления рисками, уточнять методики их оценки, учиться корректно оценивать и обосновывать тот буфер, который необходимо оставить в капитале сверх ожидаемых потерь», – резюмирует Михаил ­Поляков. 

Безусловно, нынешняя экономическая обстановка отразилась на финансово-кредитных учреждениях. В частности, с точки зрения капитала в целом по отрасли увеличилась нагрузка по валютным требованиям. Выросли резервы по потенциально рисковым продуктам. Увеличился уровень просрочки. Обесценились залоги, что также привело к росту резервов. Все эти параметры так или иначе повлияли на достаточность капитала в банковской сфере. Тем не менее банки смогли выстоять.    

«Если говорить про Нордеа Банк, то мы всегда проводили консервативную кредитную политику и уделяли особое внимание риск-менеджменту, поэтому качество кредитного портфеля нашего банка остается на исключительно высоком уровне. У Нордеа Банка один из самых низких показателей уровня просрочки, близкий к нулевому», – рассказал Михаил Поляков. 

Еще одним немаловажным ­фактом, благодаря которому финансовым учреждениям удается удержаться в нелегкие времена, является подсчет и контроль уровня достаточности на ежедневной основе. «Это регулярный для любого крупного и надежного банка процесс, который давно стал частью ежедневной деятельности организации. Все трудности, которые могли возникать и возникают у банков, скорее связаны с жесткими сроками подготовки расчетов. Некоторые важные данные и показатели не являются частью сделочной информации – их приходится добывать вручную или вести отдельные базы вне автоматизированных систем. Но все же это преодолимые сложности, которые все банки научились решать оперативно», – делится опытом Михаил Поляков (Нордеа Банк). 

Без резерва нет ликвидности

Особое внимание со стороны регулятора в банковской сфере уделяется резервному запасу капитала. Это необходимая мера для того, чтобы финансово-кредитные учреждения были устойчивы вне зависимости от колебаний в экономике. Ну и, как легко догадаться, резервный вопрос неразрывно связан с вопросом качества риск-менеджмента: в конечном счете чем хуже банк управляет рисками, тем большие резервы ему придется сформировать, и наоборот. 

Основной проблемой, возникающей у банков при формировании резервов, является отсутствие собственных средств. Если Центральный банк выносит предписание увеличить размер резерва, то это в полной мере отражается на капитале и ликвидности банка. Однако в случае, если банк ведет правильную кредитную политику и объективно оценивает риски, формируя под них резервы, маловероятно, что оценки мегарегулятора будут радикально отличаться от оценок финансово-кредитного ­учреждения. 

Необходимо отметить, что у каждого банка свои источники пополнения резервов, и они могут сильно отличаться у разных финансовых организаций. Михаил Поляков (Нордеа Банк) рассказал об основных наиболее вероятных поступлениях. «Не могу сказать обо всех банках. Это во многом зависит от структуры владения банком, от позиции на рынке. Наиболее доступны, на наш взгляд, два инструмента – это текущая прибыль и субординированные кредиты», – уточняет М. Поляков.   

С данным мнением солидарен Дмитрий Гусев. «Если речь идет о капитале, то он пополняется за счет прибыли и программы докапитализации через ОФЗ (облигации федерального займа. – Прим. ред.). Если речь о резервах – за счет прибыли или за счет снижения рисковых активов, если банки в убытках», – поясняет руководитель Совкомбанка. 

Немаловажным является тот факт, что банкам удается удерживать достаточность капитала на необходимом уровне в период доформирования резервов, но сложности здесь все же присутствуют. 
«Формирование резервов, конечно, сказывается на достаточности капитала, но это не является для нас вызовом. Основной вопрос для банков, портфель которых номинирован в иностранной валюте, – это урегулирование размера капитала, чтобы он увеличивался вместе с растущими активами и также мог покрыть растущий уровень рисков. При этом банк должен оставаться надежным и доходным. Для нас это стало очевидно еще в начале 2015 года, в результате чего мы реструктурировали капитал таким образом, что он теперь «дышит» вместе с активами. Теперь существенная часть капитала представлена субординированными кредитами и номинирована в валюте», – рассказывает Михаил Поляков (Нордеа Банк). 

По мнению Дмитрия Гусева, основных сложностей у банков при доформировании резервов нет в том случае, если у банка существует реальный капитал. «У каждого банка своя ситуация. Большинство банков с реальными капиталами спокойно справляются с этой задачей. Остаются отдельные очень сложные ситуации в конкретных банках», – отмечает Д.  Гусев (Совкомбанк).
В большой степени проблемы при доформировании резервов ощутили небольшие региональные банки. Об этом NBJ рассказал руководитель одной из таких финансово-кредитных организаций. «Центральный банк оперирует следующей формулировкой – рискованная кредитная политика. Но когда мы выдавали кредиты, то выдавали их хорошим предприятиям. Компании, в свою очередь, становятся плохими потому, что реальная экономическая ситуация выходит из-под контроля, или, точнее говоря, она уже вышла из-под контроля. То есть банки не кредитуют предприятия, ввиду чего все предприятия останавливаются, банкротятся, и всем становится плохо. Чем хуже становится предприятиям, тем хуже становится банкам, тем меньше банки выдают кредиты предприятиям и т. д. Круг замыкается. И сегодняшняя очень жесткая потребность в создании кредитов, в создании резервов в условиях, когда налицо еще и колоссальнейшее недоверие друг к другу, не позволяет инвесторам входить в банки», – описывает сложившуюся на рынке ситуацию независимый эксперт. 

Также, как поясняют специалисты, немаловажной проблемой для банков при формировании резервов на потери является нестабильность на валютном рынке. Фактически эти два ­фактора – валютные и кредитные риски – и являются основными с точки зрения доформирования резервов. Какие-то банки относятся к предписаниям ЦБ «пополнить кубышку» спокойно, а для других, как признают эксперты, те же предписания могут сыграть роль смертного приговора с отложенной датой ­исполнения. 

«Процедура формирования резервов по РСБУ достаточно формализована и не очень гибка. Трудности, наверное, у всех общие – это необходимость удерживать положительную прибыль, желательно не ниже прибыли прошлых периодов. Плюс необходимость формировать резервы как в связи с ухудшением финансового положения заемщика, так и в связи с ростом валют по валютным кредитам. Мы не перешли на продвинутый подход в оценке рисков, основанный на внутренних моделях, так как размер наших активов меньше требу­емого для перехода на такую методику. Поэтому банк самостоятельно усовершенствовал структуру капитала, чтобы соответствовать текущим требованиям и оставаться надежным даже в стрессовой для рынка ситуации», – заявляет Михаил Поляков (Нордеа Банк). 

Общий вывод экспертов можно сформулировать следующим образом: Центральный банк предпринимает все необходимые меры для того, чтобы банковский сектор соблюдал международные стандарты и был устойчив как к внутренним проблемам, так и к внешним кризисам, которые, как хорошо известно, периодически сотрясают мировую экономику. Именно для этого вводятся новые стандарты и уделяется особое значение капиталу и резервам в банках. В свою очередь, как показывает практика, несмотря на все трудности, с которыми приходится сталкиваться банкам, сегодняшние непростые экономические реалии большинство российских финансово-кредитных организаций переживают достойно.