Как отстоять право на налоговую реконструкцию

Как отстоять право на налоговую реконструкцию

Сегодня трудно удивить очевидными схемами получения необоснованной налоговой выгоды через дробление, разделение и синхронное ведение бизнеса. На практике не всегда можно точно сказать, как именно должна трактоваться налоговая выгода с точки зрения применения статьи 54.1 НК.

Налогоплательщику (ООО «ИСК Электра») вменяется создание схемы получения необоснованной налоговой выгоды через заключение договоров на выполнение электро-монтажных работ с формально независимыми «техническими», находящимися на общей системе налогообложения, компаниями (ООО «ПГС» и ООО «Технокомстрой»), которые по факту были выполнены силами подконтрольной налогоплательщику организации (ООО «СК Электра»), не являющейся плательщиком НДС.

На первый взгляд может показаться, что ничего нового, самая обычная схема налоговой оптимизации, которая используется компаниями на протяжении длительного периода времени. Однако, конкретные обстоятельства спора и противоречивость судебных актов можно взять «на вооружение».

Налогоплательщик привлек для выполнения субподрядных работ две организации, обладающими признаками «технических». В отношении ООО «Технокомстрой» и ООО «ПГС» установлено, что данные организации не имеют основных средств, оборотных и производственных активов, транспортных средств, трудовых ресурсов. Заключенные с ними договоры идентичны по содержанию, а руководители, как это иногда бывают, вдруг оказываются номинальными. Деньги, проходившие от налогоплательщика через них, проходили транзитом и на счетах не задерживались, а обналичивались через другие организации.

Ну и конечно, у одной из «техничек» была дебиторская задолженность перед налогоплательщиком и перед второй «техничкой».

Что сказал суд первой инстанции

Судом первой инстанции было установлено, что «договоры, заключенные с контрагентами идентичны по содержанию, от имени спорных контрагентов подписаны коммерческим директором Германом К. В.», который действовал по доверенностям, выданным номинальными директорами.

Герман К. В. пояснил, что "официально не был трудоустроен у спорных контрагентов. С руководителем налогоплательщика знаком лично, работников искал на Авито, либо непосредственно на объектах предлагали заработать физическим лицам, уже там работающим. Всегда было несколько бригад. С работниками расплачивались наличными денежными средствами. На объекты заходил по пропускам от имени ООО «СК «Электра» или ООО «ИСК „Электра“».

ООО «Технокомстрой» и ООО «ПГС» фактически использовали персонал подконтрольной налогоплательщику организации (ООО «СК Электра»), что было установлено судом первой инстанции в ходе анализа стоимости человеко-часа и зависимости от специальности (разряда), отраженные в актах по предоставлению персонала налогоплательщика от спорных контрагентов и в актах от ООО «СК «Электра», который установил идентичность такой стоимости.

Исходя из этого суд первой инстанции и принял довод налогового органа о том, что «налогоплательщик изначально был осведомлен о выполнении спорных работ не спорными контрагентами, а силами взаимозависимой организации ООО СК „Электра“ и не установленными физическими лицами, официально не трудоустроенными и получающими зарплату наличными денежными средствами».

Суд первой инстанции отклонил все доводы налогоплательщика и указал ему еще раз, что «названная ситуация стала возможной вследствие взаимосвязи налогоплательщика и должностного лица спорных контрагентов, а также взаимозависимости с ООО СК „Электра“».

Хороший задел для огульного толкования положений статьи 54.1 НК при помощи негативных правовых инструментов (дело ООО Фирма «Мэри» и прошлогоднее мартовское письмо ФНС от 10.03.2021 № БВ-4-7/3060@ на практику правильного применения норм налогового кодекса), позволяющих налоговому органу транслировать свои идеи о том, что налогоплательщик должен априори должен быть поражен в законных правах. А судебный спор становиться «антисостязательным» инструментом легализации негативной правовой практике в нарушение принципа целостного применения норм налогового законодательства, а не по отдельности.

Проводя аналогию с гражданским правом мы видим, что налицо попытка применения в отношении налогоплательщика эстоппеля, только за то, что налоговый орган заранее уверен в абсолютности своих суждений.

Виновность налогоплательщика в создании схемы была доказана, суд первой инстанции отказал налогоплательщику в удовлетворении жлобы, параллельно указав, что по той же причине налогоплательщика нет «права на учет спорных расходов в заявленном изначально объеме при исчислении налога на прибыль организаций».

Мнение апелляции

Апелляционный суд, посмотрев на данную ситуацию иначе, указал на неприменимость в рассматриваемом споре позиции, изложенной в определении СКЭС ВС от 19.05.2021 № 309-ЭС20-23981 по делу № А76- 46624/2019 по той причине, что в деле № А50-1948/2021не установлено, что формальный документооборот с участием спорных контрагентов и заявителя организован самим налогоплательщиком, как это было в деле № А76- 46624/2019, признал позицию суд первой инстанции, в части лишения права на учет спорных расходов в заявленном изначально объеме, недопустимой и частично встал на сторону налогоплательщика, сказав, что «суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Кодекса, а должен оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними».

Суд первой инстанции не только ограничился формальными суждениями, но намеренно истолковал данную ситуацию в пользу налогового органа, используя позиции, изложенные в определении СКЭС ВС от 19.05.2021 № 309-ЭС20-23981, которые успешно перекочевали в него из Письма ФНС от 10.03.2021 № БВ-4-7/3060@, лишил налогоплательщика права на налоговую реконструкцию, забыв, что «выявление необоснованной налоговой выгоды не предполагает определения налоговой обязанности в относительно более высоком размере, что по сути означало бы применение санкции».

О неправильности суждений суда первой инстанции, по мнению апелляции, также свидетельствует то, что суд первой инстанции намеренно не обратил внимание на следующие обстоятельства, которые могут указывать на отсутствие той самой взаимозависимости между налогоплательщиком, его подконтрольной организацией и «техническими» компаниями.

Апелляция указала, что «в совокупности представленные налогоплательщиком сведения, информация о ресурсах, необходимых для выполнения работ, переданных субподрядным организациям — ООО «Технокомстрой» и ООО «ПГС» которые подтверждают, что количество сотрудников ООО СК «Электра» (аутстаффинговая компания) было недостаточно для выполнения всего комплекса работ, переданных на субподряд «техническим» компаниям.

Так, по мнению апелляции, «в ходе налоговой проверки, налогоплательщиком были раскрыты сведения и доказательства, позволяющие установить факт выполнения и объем работ, переданных на субподряд» от налогоплательщика к, так называемым «техническим» компаниям. Фактов возврата денежных средств налогоплательщику или подконтрольным ему лицам материалами дела установлено не было, что также исключает вину налогоплательщика и должно гарантировать ему право учет соответствующих расходов.

Апелляция также учла тот момент, что налогоплательщик не обладал необходимыми разрешительными документами для производства электромонтажных работ, а у, так называемых, «технических» ООО «Технокомстрой» и ООО «ПГС») были необходимые разрешительные документы и документы, подтверждающие квалификацию и опыт выполнения работ и фактически указывает на то, что данные компании осуществляют свою деятельности самостоятельно и независимо друг от друга. По такой логике, налогоплательщик вообще должен был отбиться от доначислений, но ему не помогло то, что часть персонала «техническим» компаниям предоставляло его подконтрольное ООО «СК Электра».