Клерк.Ру

Турции будет крайне сложно вернуть отношения с Россией на прежний уровень

Фото Михаила Чернова, Кублог

Налаживание политических отношений России и Турции поставило вопрос о восстановлении разрушенных экономических связей между двумя странами. Как скоро в Россию вернутся турецкие строители и турецкие помидоры, а российские туристы – на пляжи анталийского побережья? Вряд ли это произойдет быстро, и тому есть масса причин.

После извинений Эрдогана за сбитый российский бомбардировщик появился шанс на восстановление экономических связей между двумя странами. Речь идет о реанимации проекта «Турецкий поток», АЭС «Аккую», о снятии ограничений для турецкого импорта (в том числе фруктов) и на работу турецких строителей в России, а также на восстановление российского турпотока на анталийское побережье. 

«Признаком готовности турецкой стороны вернуться к добрососедским отношениям не только на словах, но и на деле станет реанимация первой нитки «Турецкого потока»

«Турецкий поток» и АЭС «Аккую»

Газпром заявил, что открыт к диалогу с Турцией по реализации проекта строительства газопровода «Турецкий поток» через акваторию Черного моря, впрочем, как и раньше. «Мы всегда были открыты для диалога по «Турецкому потоку», открыты и сейчас», – сказал представитель Газпрома Сергей Куприянов. 

Россия и раньше не отказывалась от газопровода для поставок газа в Юго-Восточную Европу и на Балканы. Причем это может быть как «Южный поток» (через Болгарию), так и «Турецкий поток» в новом виде («Посейдон»). В начале июня президент Путин говорил, что Россия по-прежнему верна идее строительства газопровода через Черное море в Европу – решение о реализации проекта остается за Еврокомиссией. 

Впрочем, быстрой реанимации «Турецкого потока» ожидать не стоит, считает директор АНО «Центр перспективного анализа и стратегических исследований» Евгений Гниломедов. «Дело в том, что прошел продолжительный период времени. Строительство остановлено, трубы перенаправлены на «Северный поток – 2», договор с итальянским подрядчиком Saipem S.p.A, отвечающим за прокладку морского участка, расторгнут», – говорит эксперт. К тому же строить «Турецкий поток» планировалось на российские деньги, а ситуация на рынке газа (который зависит от цен на нефть) серьезно изменилась. 

«Компании отрасли, в том и числе и Газпром, из-за резкого снижения стоимости продукции вынуждены урезать финансирование инвестиционных программ. И это может серьезно осложнить ситуацию, так как на сегодняшний день в активной стадии находятся еще как минимум два крупных проекта – «Сила Сибири» и «Северный поток – 2», – отмечает Евгений Гниломедов. 

Впрочем, как известно, «Турецкий поток» не является конкурентом «Северному потоку», обе трубы дополняют друг друга. Южная труба заточена на поставки в Юго-Восточную Европу и на Балканы, а северная – на поставки в Центральную Европу. 

Вместе с тем у России появилась возможность заключить новый контракт по «Турецкому потоку» на более выгодных условиях. Раньше, например, его подписание привязывали к скидке на поставки российского газа Турции. 

«Россия должна воспользоваться моментом и заключить контракт на максимально выгодных условиях, учитывая компенсацию понесенных затрат и упущенную прибыль, связанную с фактической приостановкой проекта. Для этого есть все необходимые условия, так как сейчас Турция находится не в лучшей ситуации и с точки зрения развития экономики, и обеспечения безопасности, и выстраивания международного сотрудничества. Анкара готова идти на уступки, а наша задача заключается в том, чтобы эффективно этим воспользоваться», – считает Евгений Гниломедов. 

Этот проект выгоден обеим сторонам. Сейчас Турция получает порядка 14 млрд кубов российского газа через Трансбалканский газопровод, идущий по Украине и Румынии. Но с 2020 года транзитный договор между Украиной и Россией прекращает свое действие, и новый вряд ли будет подписан. Первая нитка «Турецкого потока» как раз должна была забрать на себя объемы, идущие транзитом через Украину. Турции без российского газа обойтись будет сложно даже при условии прокладки трубопровода TANAP из Азербайджана. Азербайджанцы обещали Анкаре лишь 6 млрд кубометров газа и первые поставки не ранее 2018–2019 годов. 

Не исключено, что полное восстановление отношений России с Турцией и снятие всех ограничений будет привязано как раз к подписанию твердого контракта по «Турецкому потоку». 

«Признаком готовности турецкой стороны на деле вернуться к добрососедским отношениям станет реанимация первой нитки «Турецкого потока». Анкара в этом вопросе может пойти на ценовые уступки», – согласен Станислав Вернер, вице-президент IFC Financial Center. 

После осложнения отношений Россия заморозила строительство АЭС «Аккую» в Турции. Причем Москве в целом это было даже на руку. АЭС выгодна больше самой Турции, тогда как Россия, которая брала на себя все затраты на ее строительство и обслуживание, рисковала более 20 лет окупать свои вложения. Не говоря уже о том, что в этом случае РФ создавала конкурента собственному газу на турецком рынке. Дело в том, что сейчас Анкара расходует газ также для выработки электроэнергии на своих ТЭС. Однако выработка электричества на АЭС существенно дешевле. Турецкие власти не раз говорили, что им давно стоило построить АЭС. Если бы у страны появилась атомная энергетика 10 лет назад, она сэкономила бы 14 млрд долларов на покупке природного газа. 

О восстановлении проекта АЭС российская сторона пока не говорила. И шансы на его возобновление выглядят минимальными. Этот проект был возможен только в условиях очень дружеских отношений между партнерами. А вернуть прежний градус отношений после семимесячной ссоры Анкаре будет не так просто. 

Туризм

Вице-премьер Дмитрий Козак не исключает возобновления турпоездок россиян в Турцию и отмены ограничений на работу турецких строительных компаний. «Все может быть», – ответил он на соответствующий вопрос, передает ТАСС. 

«Для Крыма улучшение отношений с Турцией может оказаться даже на руку, не смотря на то, что придется «отдать» часть туристов обратно»

Напомним, что регулярное авиасообщение с Турцией Россия не прекращала, и самостоятельно посетить страну можно без проблем. Но российские туристы в основной массе ездили отдыхать в страну чартерными рейсами в рамках турпакетов, а продажа туров в Турцию была остановлена в ноябре 2015 года. В итоге Турция столкнулась с максимальным уровнем падения турпотока с 1999 года. Сначала ожидали, что туристическая отрасль Турции из-за спада турпотока из России и Европы недосчитается 8–9 млрд долларов, но ближе к лету стало понятно, что речь может идти уже о 12 млрд долларов потерь. Газета ВЗГЛЯД уже писала о провале начала летнего сезона в Турции. Многие отели так и не открылись, пляжи стоят пустынными, десятки тысяч турок лишились работы. 

Впрочем, если Роспотребнадзор оперативно разрешит продавать туры в Турцию, то российские туристы еще могут успеть отдохнуть в этом году там, так как «высокий» сезон в Анталье продлится до конца сентября, считает глава ассоциации турагентств Томска Ольга Севостьянова. На организацию чартерных рейсов и туристических пакетов туроператорам понадобится около месяца. 

Зато часть россиян переключились на российские направления – Крым и Краснодарский край отмечают небывалый наплыв отдыхающих, и неожиданное открытие Турции для россиян может им навредить. 

Впрочем, парадоксально, но для Крыма улучшение отношений с Турцией может оказаться даже на руку. «Для Крыма это открывает дополнительное окно возможностей. Ведь существенная часть иностранных инвесторов, проявляющих интерес к Крыму, была именно из Турции. Поэтому нормализация отношений между двумя странами поможет экономическому развитию полуострова», – говорит газете ВЗГЛЯД уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей, председатель Партии роста Борис Титов. 

Однако боязнь навредить потоку туристов в российские здравницы может стать одной из причин, по которым российские власти не будут спешить с возвращением турпотока в Турцию. С другой стороны, многие россияне уже распланировали свой отдых. «Да и многих российских туристов отпугнет неблагоприятная с точки зрения безопасности ситуация в Турции. Этими соображениями и будут руководствоваться отечественные регуляторы, объясняя затягивание со снятием запретов на перелеты, если действительно последует нормализация отношений», – считает вице-президент IFC Financial Center Станислав Вернер. 

Продуктовые ограничения

Россия запретила ввозить из Турции целый ряд овощей, фруктов и ягод. Например, до разрыва отношений Турция была главным поставщиком помидоров для России. Похожая ситуация была и по мандаринам и винограду. Однако дефицита фруктов и овощей в российских магазинах не наблюдается. Розничные торговые сети сумели найти замену турецким продуктам. Выиграли на бедах турецких сельхозпроизводителей поставщики из Азербайджана, Армении и Марокко. Возвращение турецких продуктов на российский рынок для потребителей может стать большим плюсом – появление «лишних» объемов фруктов и овощей должно сбить цены в магазинах. 

«В сельском хозяйстве в условиях хорошо идущего импортозамещения запрет на импорт фруктов и овощей может быть снят, только когда исчерпаются запасы отечественной продукции. Не исключено, что барьеры для входа на рынок будут убираться постепенно, при этом туркам придется побороться за уже занятое место на полке с продукцией из более «дружественных» стран», – отмечает Вернер. 

Строительство

Россия нанесла серьезный урон Турции также вводом запрета с 1 января 2016 года для ряда турецких компаний на строительство различных объектов в России. Оборот турецких застройщиков в России, по оценкам, достигал 50 млрд рублей в год. 

Правда, сделали все это с минимумом ущерба для себя. Москва ввела исключения для ряда крупных турецких компаний, которые в этот момент вели крупные строительные работы в России. Например, запрет не коснулся компании Enka, которая реконструировала здание Госдумы, компании Odak Group (возводила мечеть Кул-Шариф в Казани) и компании Renaissance Construction, построившей офис для Газпрома в Санкт-Петербурге. 

В случае потепления двусторонних отношений и принятия политического решения Россия может пересмотреть ограничения на работу турецких строительных компаний, заявил министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Михаил Мень. «Это зависит, конечно, от политической конъюнктуры. Если нам будут поступать такие политические установки, то, конечно, мы будем пересматривать и наши отношения в части работы с турецкими строительными компаниями, безусловно», – сказал Мень. 

Зато вернуть долю на российском строительном рынке туркам будет очень непросто. Они уже не могут рассчитывать на те контракты, которые вынуждены были отдать конкурентам, а найти новые в условиях сложной экономической ситуации и падения на строительном рынке проблематично. Турецкие строители специализировались в основном на строительстве коммерческой недвижимости, и именно этот сектор рынка просел сейчас больше других. 

Могут понадобиться годы

В целом эксперты не верят, что Турция и Россия быстро восстановят прежние дружеские отношения и что Москва будет спешить со снятием ограничений. 

«Мы дождались лишь официальных извинений спустя семь месяцев, но речи о компенсации за сбитый самолет пока не идет. Долгое сопротивление турецких властей, не желавших признать свою неправоту, говорит о том, что сегодняшние попытки изменить ситуацию вызваны их тяжелой экономической обстановкой, а не совестливыми мотивами, – говорит Анастасия Игнатенко из ГК «ТелеТрейд». – Поэтому я бы не стала делать ставку на то, что налаживание отношений между Россией и Турцией будет проходить в ускоренном режиме. Новый путь сотрудничества между странами не будет гладким, и Россия вытребует себе дополнительные преференции».

«Сейчас очевиден тот факт, что Анкара идет навстречу России не столько из-за отложенного осознания собственной неправоты, сколько под давлением геополитической обстановки и вероятности оказаться в изоляции, – говорит газете ВЗГЛЯД первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. – Учитывая это, я не думаю, что снятие санкций в адрес Турции в сфере торговли и реализации замороженных проектов в сфере энергетики будет присутствовать на повестке дня в ближайшем будущем. Однако нельзя исключить, что ряд ограничений все же будут сняты, например в сфере туризма, что соответствует интересам в первую очередь российской стороны, которая сейчас может вести диалог с Турцией с позиции силы». 

«Улучшение отношений выгодно как России, так и Турции. Но не стоит ожидать, что по мановению волшебной палочки все одномоментно исправится. Задел времени у наших предпринимателей в этих секторах еще есть. А вот что важно, так это то, что Турция поставляет нам массу запчастей для производства, очень много текстиля и т. д. Также сама Турция закупает у России большой объем той же сельхозпродукции, прежде всего зерна. Это одна из стран, с которыми у России положительное торговое сальдо. То есть они у нас покупают больше, чем мы у них», – говорит Борис Титов. 

Выполнение Турцией обозначенных российской стороной условий – наказание виновных и компенсация ущерба за сбитый российский Су-24 в небе над Сирией – может занять много времени. Но только после этого можно будет говорить о начале этапа реального восстановления экономических связей между Россией и Турцией. Для сравнения: с того момента, как Израиль позвонил Турции с извинениями за инцидент с «Флотилией свободы» (в 2010 году израильский спецназ перехватил суда, которые шли на прорыв блокады сектора Газа, в результате чего погибли девять граждан Турции), до вступления в силу договора о нормализации отношений двух стран прошло более трех лет. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху принес извинения своему коллеге за инцидент еще в марте 2013 года.