Клерк.Ру

Почему в России нет своего «Алиэкспресса»

Во всём мире простейшие вещи – молотки, гвозди, табуретки, прищепки – производят на местах. И только мы импортируем их. Дешевый импорт вытеснил такое производство. Хотя рынок сбыта есть. Но не только производить. Мы и продавать не даём – своим собственным компаниям, размышляет Борис Титов на своей странице Facebook.

Какой самый популярный онлайн-ритейлер в России? Китайский «алиэкспресс», чего уж лукавить. И только потом – Wildberries, Ozon, Юлмарт. Хотя последний как раз мог обогнать всех вышеперечисленных.

В 2015-м онлайн-ритейлер «Юлмарт» был лидером российского рынка онлайн-торговли. Но в 2016 году компания начала терять позиции и уступила лидерство. Чтобы наверстать, в марте 2016-го «Юлмарт» берет в сбербанке кредит. Направляет заёмные средства на приобретение товаров: всё подтверждено в бухгалтерском учете, вывода денежных средств со счетов компании не было.

Отключить рекламу

Обслуживает кредит, выплачивает без задержек, всё в полном соответствии с условиями кредитного договора. Так бы и выплачивала до конца срока кредита – до сентября 2017-го. Как в ноябре 2016-го, на 10 месяцев раньше срока, банк предъявляет требование о досрочном погашении кредита! По формальным основаниям: нарушение ковенант. А у «Юлмарта» банально нет на счету одномоментно таких средств! Кредит – 1 млрд рублей.

Компания пытается договориться: давайте дальше по графику рассчитаемся? Нет. Банк отказался даже платежи по процентам принять. Только одномоментно всю сумму и прямо сейчас. Что делать? В мировой практике принято как-то договариваться, реструктуризировать, изменить график или суммы выплат.

Что происходит в России? Уголовное дело происходит. И досрочно невыплаченный кредит превращается в умышленное хищение. В особо крупном размере, как вы понимаете. В октябре 2017-го акционеру «Юлмарт» Дмитрию Костыгину предъявили обвинение по ч. 4 ст. 159.1 УК РФ. Дальше – временный изолятор, потом домашний арест – аж на целый год, за время которого следствие практически не сдвинулось.

Отключить рекламу

Отправил тогда целую серию обращений: два письма в прокуратуру Санкт-Петербурга, два письма Следственный Комитет Санкт-Петербурга, обращение в Генпрокуратуру РФ… В итоге – все же Дмитрия отпустили под залог. Я изначально придерживался позиции: конфликт находится в гражданско-правовом поле! И уголовное давление как способ разрешения финансового спора – необоснованно. В спорных финансовых правоотношениях нужно разделять уголовную и гражданско-правовую составляющую.

Спустя два года, стороны конфликта вроде бы пришли к этому пониманию. Хотя окончательную точку ставить ещё рано. Но дело «Юлмарта» лишний раз говорит о «резиновости» 159 статьи УК РФ. Ведь за что предъявили обвинение акционеру компании? За то, что, говоря следственными формулировками: распорядился кредитным миллиардом «по собственному усмотрению». Похитил. Хотя, естественно, что вся бухгалтерская отчетность показывает, что деньги потрачены на развитие компании, а не выводились со счетов. Так мы можем прийти к тому, что после пропущенного срока оплаты по ипотеке или автокредиту – любому могут предъявить мошенничество. Опасная тенденция.

Отключить рекламу