Клерк.Ру

Споры о КАСКО

Фото Евгения Смирнова, ИА «Клерк.Ру»

Утверждение Президиумом Верховного Суда Российской Федерации “Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан” от 30 января 2013 года явилось для страховых компаний полной неожиданностью.

Во-первых, Президиум фактически целиком и полностью встал на защиту интересов страхователей, обратив внимание судов на недопустимость трактовки сторон по договору страхования в качестве равноправных субъектов. Во-вторых, в свете данного документа многим страховщикам уже в ближайшем будущем придется распрощаться с излюбленными методами работы на рынке и механизмами введения страхователей в заблуждение на стадии составления и заключения договорных соглашений.

Итак, что же конкретно взбудоражило игроков рынка добровольного страхования? Начнем с того, что Верховный суд призвал нижестоящие суды при разрешении споров исходить из специального статуса страховых компаний, как профессиональных участников страховых отношений. В частности, при определении стоимости застрахованного имущества, выяснении обстоятельств наступления страхового случая, урегулирования споров по поводу непредставления страхователем вещей-принадлежностей (полного комплекта ключей от автомобиля), а также нарушения условий договоров со стороны страхователей (несвоевременная уплата взносов).

Так, суд рекомендовал судьям как можно меньше обращать внимания на действия страхователей и сосредоточиться на действиях самих страховщиков. Поскольку именно они выступают в отношениях страхования имущества в качестве профессионалов и поэтому должны предвидеть все возможные риски своей деятельности и предпринимать меры к их минимизации. Например, производить детальную оценку страхуемого имущества и выяснять обстоятельства, влияющие на степень страхового риска, именно на стадии заключения договора, а не после наступления страхового случая.

Второе. Верховный суд признал, что управление транспортным средством лицом, не указанным в страховом полисе, не освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения. Вообще, данное обстоятельство на протяжении многих лет выступает в качестве одного из самых излюбленных страховщиками оснований для отказа в выплате страховки. Причем довольно большая часть судов в настоящее время солидарны со страховщиками и разрешают подобные споры именно в пользу последних.

Между тем, и страховые организации, и суды забывают, что такого основания для освобождения от выплат страхового возмещения, как отсутствие в страховом полисе указания на лицо, допущенное к управлению автомобилем, которое управляло им в момент ДТП, законом не предусмотрено.

Закон же определяет страховой риск как предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование, а страховой случай – как совершившееся событие. Таким образом, составляющими страхового случая являются только факт возникновения опасности, от которой производится страхование, факт причинения вреда и причинно-следственная связь между ними. Поэтому Верховный суд признал включение данного условия в договор страхования противоречащим нормам ГК РФ.

Третье. Суд признал, что включение в договоры страхования условий о возмещении ущерба с учѐтом износа частей, узлов и агрегатов транспортных средств противоречит законодательству. Напомним, сейчас многие страховые компании уменьшают величину страховой суммы на сумму процента износа за период действия договора, ограничивая тем самым страховую выплату состоянием автомобиля, в котором он находился в момент причинения вреда. Таким образом, страхователи страхуют свои автомобили на одну сумму и платят по договору именно на эту сумму, а в результате получают возмещение, уменьшенное на величину амортизационного износа деталей и узлов за время действия договора.

Теперь Верховный суд признал такую практику не соответствующей закону. Суд пояснил, что по закону возмещению подлежат вред и причиненные убытки, под таковыми понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Поэтому право лица, которому был причинен вред, должно быть восстановлено в том же объѐме, что и до причинения вреда.

Следовательно, страховое возмещение не может быть определено договором в размере стоимости восстановительного ремонта с учетом износа частей, узлов и агрегатов транспортного средства. В противном случае возмещение вреда было бы произведено в меньшем объеме, чем причинен вред, и имущество, принадлежащее потерпевшему, было бы приведено в худшее состояние, чем до причинения вреда.

Четвертое. Проценты за пользование чужими денежными средствами, подлежат взысканию с момента отказа страховщика в выплате страхового возмещения. До недавнего момента среди судов была распространена другая точка зрения и проценты начислялись с момента вступления решения суда о присуждении сумм страхового возмещения в законную силу. Верховный суд признал подобную практику необоснованной, призвав суды исходить из того, что обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает из договора страхования и не является ответственностью за убытки, причиненные в результате страхового случая.

Действительно, после вступления договора страхования в силу у страховщика возникает собственное обязательство выплатить при наступлении страхового случая определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре. Страховое возмещение является денежным обязательством, за несвоевременное исполнение которого применяется ответственность. При этом ответственность применяется именно с момента отказа в выплате возмещения.

Наконец, суд признал, что утрата товарной стоимости транспортного средства также является реальным ущербом и подлежит возмещению по договору добровольного страхования транспортного средства на общих основаниях. К слову, именно этот вывод Президиума наделал в среде страховщиков больше всего шума.

Дело в том, что сейчас мнение о том, что утрата товарной стоимости должна признаваться самостоятельным страховым риском является почти что общим местом и у страховых компаний, и у судов. В соответствии с этим, если правилами страхования транспорта прямо оговорено исключение из суммы страхового покрытия суммы утраты товарной стоимости, вызванной страховым случаем, суды чаще всего отказывают страхователям в удовлетворении их исковых требований.

В свою очередь Верховный суд пояснил, что утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта.

Таким образом, утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства, и в ее возмещении страхователю не может быть отказано. Поскольку утрата товарной стоимости транспортного средства относится к реальному ущербу, она подлежит взысканию со страховой организации по договору добровольного страхования.

В целом, документ, опубликованный Верховным судом, исключая неопределенность в толковании норм о добровольном страховании, играет на руку добросовестным страхователям. С другой стороны, он же может явиться и причиной значительного увеличения страховыми организациями тарифов КАСКО, о чем некоторые из компаний уже поспешили заявить.