Клерк.Ру

Как вернуть выведенные активы должника

88

Рассказываем, как наложить обеспечительные меры при оспаривании сделок в банкротстве.

В преддверии банкротства должники начинают спешно выводить активы. Первая сделка чаще комом: делается неподготовленной, с аффилированными лицами, не по рынку или вообще без денег. Риски ее оспаривания слишком велики. Решение должника — цепочка новых сделок, в результате которых имущество приземлится у приобретателя с имиджем «добросовестного».

Для арбитражного управляющего (АУ) и кредиторов задача обратная — заблокировать передачу эстафетной палочки. В противном случае пока оспариваешь одну сделку, имущество будет перепродано еще трижды. Решить эту проблему могут обеспечительные меры. Наложить запрет регистрационных действий и все, активы в ловушке: не продать, не переоформить, если только сжечь, чтобы не досталось никому. Проблема в том, что обеспечительные меры накладывают крайне редко.

Об оспаривании сделок мы говорили неоднократно и во всех деталях. Например, здесь. Поэтому в этой статье расскажем, на что обратить внимание кредиторам и АУ, чтобы свести бег за имуществом к нулю. Должникам тоже не помешает ознакомиться: понимание тактики врага — ключ к победе (пример ниже).

Что такое обеспечительные меры

Учитывая, что нас читают не только юристы и асы банкротства, коротко вводим в курс дела. Спецы, переходите к следующему блоку.

Обеспечительные меры (ОМ) — специальные временные ограничения, которые накладываются для исполнения судебного решения. Сюда входит арест, запрет регистрационных действий, передача спорного имущества на хранение и т.д. — в общем, полный арсенал мер, которые обеспечат сохранность спорного имущества и помогут исполнить требование кредитора.

Чтобы наложить обеспечительные меры, нужно доказать суду что:

  • непринятие мер затруднит исполнение судебного акта или
  • есть риск причинения вреда или утраты этого имущества.

Если говорить по-простому, надо доказать, что ответчик по иску будет избавляться от имущества, чтобы уклониться от погашения долга. И в доказывании этого момента и кроется главная проблема, с которой сталкиваются кредиторы.

Т.е. просто так взять и наложить запрет нельзя: для этого нужны веские основания, которые важно еще и доказать. К примеру, то, что к компании предъявлена сотня судебных исков, еще не значит, что обеспечительные меры на ее активы и счета будут наложены на автомате. Нужно доказать, что если не арестовать транспорт, он будет выведен из конкурсной массы… Если не арестовать счета, деньги будут потрачены… И так далее, вы поняли.

Варианты развития событий

На примере.

У ООО «Ромашка» есть красивый особняк рыночной стоимостью 100 млн. рублей. На горизонте замаячило банкротство, а вот с особняком расставаться собственнику бизнеса ну никак не хочется: зря что ли так усердно работал?

Бенефициар по рекомендации спецов проворачивает цепочку сделок. За 11 млн рублей (экономию на налогах никто не отменял, да и 100 млн в кармане не у каждого валяются) особняк уходит по договору купли-продажи от «Ромашки» к Покупателю 1. От него — к Покупателю 2. И вот у особняка уже очередной владелец — Покупатель 3.

Затем «Ромашка» падает в банкротство. Назначается АУ. Он получает выписку из ЕГРН, видит сделку, заказывает рыночную оценку отчужденного имущества, сравнивает цифру 100 из отчета с 11 из договора купли-продажи, щурит глаз: «ну все ясно с вами, ребята», и вступает в борьбу.

Собственно, у АУ есть следующие способы вернуть особняк:

Способ 1. Оспаривание сделок по цепочке

АУ оспаривает сделку с Покупателем 1. Но к этому все морально готовы. Правда, некоторые наивные граждане думают, что если у Покупателя особняка уже нет, то и вопрос отпадет сам собой: раз нечего возвращать, значит и взятки гладки.

Но это так не работает. Если имущества нет, то суд обяжет Покупателя 1 вернуть Должнику рыночную (!) стоимость недвижимости. Ту самую стоимость, которая указана в отчете об оценке: 100 млн рублей. И выдаст на эту сумму исполнительный лист.

В свою очередь, Должник должен будет отдать «Покупателю» полученные в свое время 11 миллионов. Но так как «Ромашка» находится в банкротстве, то «Покупатель» со своими требованиями будет включен в реестр кредиторов. Или за реестр. Все зависит от того, установит ли суд в действиях «Покупателя» сговор с «Ромашкой» на причинение ущерба кредиторам или нет. В любом случае, свои деньги он вряд ли увидит.

Далее АУ подает на банкротство Покупателя 1, чтобы получить 100 миллионов за счет его личного имущества. А заодно оспаривает все его сделки, в том числе и по отчуждению недвижки в пользу Покупателя 2. Таким образом, АУ может получить исполнительный лист к следующему покупателю и также начать его банкротить. Затем снова оспаривать сделки и так далее.

Учитывая, что суды по банкротству и оспариванию сделок могут длиться годами, имущество всегда будет на шаг впереди. В итоге либо АУ будет вечно бегать за конечным покупателем, либо через несколько лет АУ упрется в добросовестного покупателя особняка, сделку с которым будет невозможно оспорить.

Такой вариант возврата имущества явно с изъяном. А потому используется редко. Но когда надо покошмарить родственников неопытного должника, это то, что доктор прописал.

Способ 2. Виндикационный иск

Одновременно с иском к Покупателю 1 (либо сразу после того, как суд выигран) АУ подает виндикационный иск к конечному приобретателю. В нашем случае — к Покупателю 3. Таким образом, разом ставится под сомнение вся цепочка сделок: с покупателями 1, 2, 3 и т.д. В рамках этого иска АУ требует вернуть ему имущество из чужого незаконного владения.

Если АУ выиграет виндикацию, на руках у него окажется 2 судебных акта:

  1. о взыскании 100 миллионов с Покупателя 1
  2. об истребовании особняка у Покупателя 3.

Согласно позиции ВС, исполнение одного из судебных актов погасит второй судебный акт: это чтобы не было двойного взыскания. Так, если будут выплачены 100 миллионов, недвижку не тронут, и наоборот.

На практике же происходит то же, что и с первым вариантом развития событий: к моменту, как АУ выиграет виндикационный иск, особняк уже у покупателя 456. Все тот же бег по кругу.

Решить проблему могли бы обеспечительные меры, но вот беда: суды требуют доказательств необходимости применения мер. Нет оснований — нет ОМ.

Разбор практики

В августе 2018 года компания «СК Сибирь» была признана банкротом. В поле зрения АУ попала сделка по продаже автомобиля Ленд Крузер. Компания продала автомобиль Елене, а Елена продала его Кристине. В 2019 АУ обратился в суд с просьбой:

  • вернуть авто в конкурсную массу;
  • если не удастся вернуть, взыскать сумму стоимости автомобиля на момент продажи.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам свежую практику с отказом применения обеспечительных мер в банкротстве:

Поняв, что к моменту вынесения решения суда автомобиль может перекочевать в другие руки, АУ обратился с заявлением о принятии обеспечительных мер в отношении транспорта. Как он это объяснил:

  • арест авто позволит избежать последующих расходов на его розыск;
  • автомобиль — штука опасная, при неправильной эксплуатации может резко потерять свою стоимость;
  • отсутствуют подтверждения поступления денежных средств в кассу «СК Сибирь» за покупку автомобиля. Значит, что-то здесь нечисто.

Суд посчитал, что доказательств наличия угрозы неисполнения судебного акта нет, оснований для принятия обеспечительных мер недостаточно, и отказал в ходатайстве. Собственно, автомобиль все еще катается по просторам России.

Как доказать необходимость ОМ

Варианта два.

Первый. В ходатайстве о наложении обеспечительных мер пишите стандартную ерунду о статусе-кво сторон и рассчитываете на то, что суд все сделает за вас. Говорят, что иногда кому-то действительно везет.

Второй. Четко, грамотно и по делу обосновываете свои подозрения о том, что ответчик будет предпринимать попытки к выводу активов.

Как это сделать?

Если отбросить в сторону заведомо незаконные способы, о которых мы тут в «Игумнов Групп» совершенно ничего не знаем и, конечно же, не используем и вам не рекомендуем (типа размещения липовых объявлений на Авито от имени ответчика о продаже своего имущества), то остаются следующие варианты:

Сроки сделки. Обратите внимание суда, с какой частотой заключались сделки с имуществом. Если перепродажа происходит каждые месяц-два, ставится под сомнение наличие реального желания владеть активом. А значит, есть риск очередного выбытия имущества, что помешает исполнению судебного акта.

Кому продано имущество. Задача — показать аффилированность или заинтересованность покупателей и продавцов активов. Если отбросить откровенно глупые сделки с кровными родственниками, это могут быть коллеги, партнеры по бизнесу, одноклассники, друзья детства или даже любимый продавец яблок из ларька за углом. На нашей практике был случай: АУ был настолько замотивирован найти связь между участниками сделки, что мониторил их соц. сети и проверял время поездок. Кстати, всплыло, что ребята гоняли в какую-то поездку в одном купе. В общем, кто хочет, тот всегда найдет.

Стоимость. Как в случае с особняком, продать имущество стоимостью 100 миллионов за 11 — как минимум странно. Учитывая, что сейчас покупателям ставится в вину непринятие мер по выяснению причин столь заниженной стоимости, есть все основания поставить под сомнение добросовестность продавцов и покупателей. Если от них будет только «эээ…ну…ммм…деньги были нужны», считай дело в шляпе.

Цели покупки. Согласитесь, будет странно, если фирма по продаже цветов приобретет оборудование для пошива одежды, после чего перепродаст его айти-стартапу с офисом 6 на 6 и одним сотрудником в штате.

Пользование имуществом. Если бизнес-центр продан уже в шестой раз, а в нем все еще руководит тот же управляющий, которые еще и платит отопление и электричество по «старым» договорам и не торопится их перезаключать, в такую ситуацию даже самый прожженный альтруист не поверит.

Разбор практики с применением ОМ

Имея долгов на 2,8 млн. рублей в мае 2018 г. гражданин Туманов обратился с заявлением о признании его банкротом. В рамках процедуры АУ обнаружил, что еще в 2017 г. между Тумановым и Долматовым были заключены соглашения об отступном, согласно которому к последнему перешли 3 объекта недвижимости: земельный участок, дом и жилое строение.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам свежую практику по обеспечительным мерам в банкротстве:

В октябре 2019 г. АУ начал оспаривать указанные сделки, а в декабре обратился с заявлением в суд с просьбой принять обеспечительные меры в виде запрета регистрационных действий с указанным имуществом.

В обоснование своей позиции АУ сообщил, что ОМ требуются для недопущения причинения ущерба должнику и его кредиторам. Стоит заметить, что в данном случае была оформлена только одна сделка, а не цепочка.

Суд встал на сторону АУ, посчитав, что имеется риск утраты имущества, и соответственно причинения вреда кредиторам.

А как быть должникам

Зачем все это знать должникам? Сейчас покажем на пальцах.

Компания «Покупатель» купила у компании «Продавец» здание стоимостью 300 миллионов рублей в центре одного мегаполиса. Стороны были знакомы друг с другом задолго до сделки, и ничего не предвещало беды. Поэтому официально по договору прошло лишь 20 млн, остальное заплатили наличными напрямую бенефициарам.

Но что-то пошло не так, и через полгода «Продавец» подал заявление о своем банкротстве, а у «Покупателя» появился реальный шанс расстаться с новым приобретением.

«Покупатель» обратился к фантастическим тварям спецам, обитающим в Галактике Андромеды. Эти спецы занимались защитой активов и досконально знали механизмы оспаривания сделок и другие нюансы банкротного законодательства.

Так как первоначальная сделка однозначно была оспоримой, а «Продавец» находился вне зоны влияния, консультанты выбрали единственно правильную стратегию по спасению актива: безукоризненно оформить цепочку сделок, чтобы конечный приобретатель однозначно попадал под понятие «добросовестный».

Для этого конечный владелец должен соответствовать как минимум трем критериям:

  • не иметь аффилированности с Продавцом;
  • купить здание по рыночной цене;
  • сделать реальный прогон денег по безналу.

Если с первым и третьим условием проблем не возникало, то продажа здания по рыночной цене была абсолютно не реализуема по двум причинам:

  • во-первых, у Покупателя не было 300 млн руб.;
  • во-вторых, с этой суммы вылазили такие налоги, что мама не горюй. Их размер убивал экономический смысл проекта.

После того, как спецы прописали цели, требования и ограничения проекта, был разработан план действий, который в итоге и был реализован в жизнь. Вот что из этого получилось:

Первый этап: продажа имущества

Для начала имущество было продано «Посреднику». Чистота сделки здесь не имела значения: главной задачей было вывести недвижимость с «Покупателя», на которого вот-вот могли наложить обеспечительные меры. «Посредник» перевел за здание 21 млн рублей, а «Покупатель» заплатил налоги и грамотно обнулил расчетные счета.

После этого надо было решить проблему с легализацией рыночной цены. Повторюсь, прогнать все 300 млн за один раз не было возможности. А гонять эти деньги по кругу маленькими партиями не позволял размер всплывающих налогов.

Единственный выход: «Добросовестный» должен купить здание по «рыночной» цене в 23-24 миллиона. Вот только как добиться обоснования, что эта цена рыночная? Как заплатить в 15 раз меньше рынка так, чтобы ни у кого не возникло сомнений, что именно столько здание и стоит?

Для обычных юристов это нерешаемая задача.

Умные юристы сделают отчет об оценке с выходом на эту денежную сумму (жаль, что он будет оспорен при проведении независимой судебной оценки в рамках виндикационного иска).

А талантливые спецы проведут публичные торги с возможностью участия неограниченного количества участников. В результате подобных торгов будет установлена реальная рыночная цена недвижимости. И как вы понимаете, весь сок в том, что эта цена не превысит 24 миллиона.

Какие всплыли проблемы

Публичные торги — идеальный способ определить действительную рыночную стоимость имущества. У него есть только 2 существенных минуса:

  1. Обычно подобные торги организуются по довольно топорной схеме: например, здание продается в Москве, а публикация о торгах размещается в «Вестнике села Гадюкино». Цель: не дать потенциальным покупателям ни единого шанса узнать о торгах. Такие методы давно нашли свое отражение в судебной практике. А потому на раз оспариваются в суде. А значит, следом слетает и весь схематоз.
  2. Для того, чтобы торги не слетели и вся задумка не ушла коту под хвост, торги реально должны быть публичными: информация должна размещаться в СМИ по месту нахождения имущества, выбранное СМИ должно иметь немаленький охват (для Москвы это от 50 000 просмотров) и другие нюансы по мелочи. Отсюда закономерно вытекает второй минус: на торги могут заявиться реальные желающие купить объект по цене 50-100-150-200 млн рублей.

Вот такая жесткая вилка, в которую тем не менее можно вписаться, если руки растут из плеч:

  • Чтобы здание не ушло посторонним лицам, в положении о торгах прописывается страховка: возможность «Посредника» в любой момент отказаться от заключения договора (без штрафных санкций, но с возвращением задатка). Так как «Посредник» — это коммерческая организация, она не подпадает под законодательство, регулирующее гос.закупки, и такой пункт вполне легитимен и работоспособен.
  • А вот с первой задачей требуется ювелирная точность и грамотный расчет. Надо выбрать такое СМИ, чтобы и охват аудитории был огромный, но при этом в эту аудиторию не попали платежеспособные граждане, способные приобрести коммерческую недвижимость. Тогда и торги будут неоспоримы, и участие в них примут только «свои» желающие.

Второй этап: торги

Дальше началась рутинная организационная работа.

Сначала надо обосновать начальную цену торгов. Оценщик не смог выйти на нужные 22 млн без явных нарушений ФЗ «Об оценочной деятельности». А так как заведомо оспоримый отчет оценщика — это не тот результат, который нужен Заказчику, то было решено потратиться еще на техническую экспертизу здания.

Техническая экспертиза выявила ряд дефектов в конструкции. И на основе этого официального документа оценщик уже смог абсолютно легитимно выйти на нужную стартовую цифру.

Одновременно с этим делались другие, незначительные, по мнению дилетантов, мелочи: создавался официальный сайт «Посредника» с презентацией продаваемого здания, прописывалось положение о торгах, анализировались СМИ на соответствие вышеуказанным критериям, перезаключались договора с арендаторами на «Посредника», на него же переводились контракты с ресурсоснабжающими организациями, регистрировалось свежее юридическое лицо «Добросовестный» и т.д.

Параллельно «Посредник» готовился к последующей ликвидации через процедуру банкротства, чтобы обрубить возможность раскручивания сделок по цепочке (см.выше).

Когда все было готово, в выбранном СМИ и на сайте «Посредника» была размещена информация о торгах со ссылкой на полный комплект сопровождающих документов. После истечения отведенного месяца на информирование всех желающих, в торгах приняло участие всего 2 кандидата. Один их них с существенным отрывом предложил цену в 24 млн рублей и выиграл.

Вскрытие конвертов было надлежащим образом запротоколировано с ведением видеозаписи. Что закрывало потенциальные вопросы о реальности происходящего.

После регистрации договора-купли продажи и уплаты всех налогов на «Посредника» подал заявление о банкротстве его единственный кредитор, который и забрал себе оставшуюся часть денег, вырученных «Посредником». После чего «Посредник» был вычеркнут из ЕГРЮЛ.

Как и следовало ожидать, АУ в рамках банкротного дела удалось успешно оспорить первоначальную сделку по продаже здания «Покупателю» за 20 млн.

Когда к «Добросовестному» было заявлено требование о применении обеспечительных мер, суд не нашел оснований для их наложения. Логично, что суд не нашел и оснований для удовлетворения виндикационного иска. Добросовестность «Добросовестного» не вызвала сколь-либо обоснованных сомнений.

Ссылок на вынесенные судебные акты не дадим, т.к. дело происходило в другой Вселенной и никакого отношения к нашей компании не имеет. Подобные схематозы в России не приветствуются, мы ими не занимаемся и вам не советуем! Это же наверняка незаконно!

Выводы

  1. Ни один суд не одобрит обеспечительные меры, если не подтвердить их обоснованность;
  2. Даже виндикационный иск к конечному владельцу активов не гарантирует успеха: пока суд рассматривает дело, имущество может уйти дальше;
  3. Для применения обеспечительных мер применимы те же доводы, которые помогают при оспаривании сделок;
  4. Детально анализируйте сделки: когда, в какие сроки, с кем, по какой стоимости, были ли реально перечислены деньги и не связан ли должник все еще с этим имуществом;
  5. Понимание методов работы кредиторов позволит должнику подготовиться к банкротству заранее. По ссылке рассказываем к кому стоит обращаться.

Информация в статье актуальна на дату публикации на нашем сайте igumnov.group.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.

__

Самарин Дмитрий

юрист “Игумнов групп”, спец по банкротствам юридических и физических лиц, юрист-технолог

Специализация: индивидуальное сопровождение процедур банкротства физических и юридических лиц; оспаривание сделок, организация торгов.

Кстати, если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, оставьте свой e-mail у нас на сайте. Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.