банкротство

Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству намерен поддержать предложение уполномоченного по правам человека в России Татьяны Москальковой по ужесточению уголовной ответственности за преднамеренное и фиктивное банкротство.

По мнению омбудсмена, в статьях 196 и 197 УК следует скорректировать размер крупного ущерба, необходимого для привлечения к уголовной ответственности за такие деяния, уменьшив его с 2,25 миллиона рублей до 1 миллиона, пишет «Парламентская газета».

«В целом ситуация в России с правовым регулированием и практикой процедуры банкротства требует единовременного комплексного совершенствования, поэтому срок разработки закона целесообразно максимально сократить», — убеждена Москалькова.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд 11 апреля удовлетворил жалобу бухгалтера Галины Ахмадеевой, с которой пытаются взыскать миллионы рублей в рамках дела о банкротстве.

История судебных мытарств Ахмадеевой началась с попытки взыскания с неё налоговых долгов компании, где она вела бухгалтерию. Более того, было заведено уголовное дело в рамках которого с неё потребовали возмещения ущерба, причиненного бюджету в сумме 2,7 млн. руб. Дело дошло до Конституционного суда, решение которого было по сути в пользу Ахмадеевой.

Но история на этом не закончилась. Теперь конкурсный управляющий, занимающийся банкротством организации, требует с бывшего бухагалтера возместить убытки от доначисленных налогов и штрафов. И суд первой инстанции его поддержал, постановив взыскать с Галины Ахмадеевой и директора солидарно 5,7 млн руб. (определение Арбитражного суда Свердловской области № А60-59392/20166 от 06.02.2019)

Адвокатом бухгалтера Дмитрием Шубиным была подана апелляционная жалоба (текст её можно найти в блоге на сайте zakon.ru), которая и была сегодня удовлетворена.

Мотивировка решения пока не опубликована.

С Галиной Ахмадеевой в зале суда пообщался корреспондент газеты «Учет.Налоги.Право». Она довольна решением и считает его справедливым, поскольку долги компании должна платить сама организация. Судебные разбирательства идут четвертый год, и Галина Гавриловна призналась, что уже очень устала. Несмотря на это, она готова к тому, что налоговики не отстанут и оспорят решение апелляции. Бухгалтер сообщила корреспонденту, что готова идти до конца в этом деле.

Газета «Коммерсантъ» пишет о парадоксальной ситуации — Агентство по страхованию вкладов (АСВ) через суд требует от ФНС восстановления «мертвых» фирм в ЕГРЮЛ, при том, что взыскать с них в пользу кредиторов нечего.

В пример приводится спор АСВ с МИФНС № 46 по поводу исключения из ЕГРЮЛ ООО «ПС-Хостелс». Уставный капитал компании был минимальным, по ее юридическому адресу находилась еще 2191 компания, а учредитель и одновременно ее директор возглавлял еще три компании-однодневки. Принудительно из ЕГРЮЛ налоговики ее исключили из-за того, что она год не подавала признаков жизни — отчетность не сдавалась, движения по счетам не было. Однако АСВ со ссылкой на кредиторскую задолженность перед банкротом требовало возродить ее.

В ФНС на запрос «Ъ» сообщили, что они ликвидируют не подающих признаков жизни в строгом соответствии с законом 129-ФЗ (о регистрации и ликвидации юрлиц). В АСВ же отметили, что действуют «в целях наиболее полного и оперативного удовлетворения требований кредиторов»: выявляют должников банков-кредиторов, при получении сведений о предстоящем исключении компании из ЕГРЮЛ АСВ направляет в ФНС заявление об отказе от ликвидации в связи с нарушением интересов банков-банкротов. Если же ФНС не приостанавливает ликвидацию — судится.

Каждый спор по возвращению в ЕГРЮЛ фирм-однодневок по самым скромным расценкам на юруслуги может обходиться агентству в 200–300 тыс. руб., которые тратятся из конкурсной массы банков-банкротов. По запросу «Ъ» АСВ не мог назвать ни одного примера, когда восставший «мертвец» погасил задолженность.

624 НДС

В соответствии с подпунктом 15 пункта 2 статьи 146 НК реализация имущества, в том числе изготовленного в ходе текущей производственной деятельности организаций-должников, признанных в соответствии с законодательством РФ несостоятельными (банкротами), объектом налогообложения НДС не является.

Об этом сообщает Минфин в письме № 03-07-11/5779 от 01.02.2019.

При этом освобождения от НДС операций по выполнению работ (оказанию услуг) не предусмотрено.

Вместе с тем согласно правовой позиции, изложенной в определении Верховного Суда РФ от 26.10.2018 № 304-КГ18-4849, под реализацией имущества должника понимается продажа имущества, входящего в конкурсную массу, за исключением продукции, изготовленной должником в процессе своей текущей хозяйственной деятельности, и на основании пункта 1 статьи 11 НК в этом же значении понятие «реализация имущества должника» должно толковаться в целях применения подпункта 15 пункта 2 статьи 146 НК.

В этой связи Минфин предписывает руководствоваться вышеназванным решением ВС невзирая на то, что ранее в письмах Минфина содержалисбь другие рекомендации.