Клерк.Ру

Что будет с экономикой и налогами, если на выборах Президента РФ победит бизнес

Бизнес-омбудсмен и лидер партии Роста Борис Титов внезапно заявил о том, что в декабре официально включится в президентскую гонку. Напомним, что очередные выборы лидера государства состоятся в марте будущего года.

О такого же рода амбициях, как обычно, уже говорят лидеры ЛДПР и КПРФ – соответственно Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов – и, менее ожидаемо, – телеведущая Ксения Собчак. Владимир Путин пока держит многозначительную паузу.

Неудивительно, что серьезных предвыборных дискуссий, особенно в области будущей экономической политики, практически не наблюдается, если только не принять во внимание программу Бориса Титова. Вряд ли он рассчитывает на победу в выборах. Но он явно надеется на то, что его курс на подстегивание ВВП, который разработал Институт экономики роста им. Столыпина, станет достаточно известен самым широким кругам избирателей.

А что если бы случилось невероятное? Что будет с российской экономикой, если Борис Титов победит на мартовских выборах? Или, что все-таки менее фантастично, часть его предложений возьмется использовать Владимир Путин.

Администрация реформ

Сторонники Титова на самом деле от реальности оторвались не так уж сильно. Стратегию роста, рассчитанную до 2025 года, Институт Столыпина разработал в рамках поручения президента России от 14 июля 2016 года (№Пр-1347). Так просто Владимир Путин заданий не дает. Как известно, президент предложил разработать свои среднесрочные программы и правительству, и Алексею Кудрину, и Борису Титову. Последний первым выдал результат на гора, остальные – частично. Так что у разработчиков программы пока сохраняются шансы на благосклонное внимание Кремля хотя бы к части их предложений.

В разработанной ими Стратегии роста можно выделить немало основных положений. Но ключевые, по нашему мнению, три.

Первое – формирование штаба реформ или администрации роста. Она должна стать «организатором, проводником и координатором реализации Стратегии».

Главная цель – «отделить управление развитием от управления текущим финансированием».

Идея, на первый взгляд, благая. Чиновники не склонны к реформам, хотя бы потому что они грозят реорганизациями и даже увольнениями. Не случайно, несмотря на указание президента, правительство до сих пор не представило внятной программы преобразований на новый президентский срок.

К тому же наш политический режим выстроен вертикально. Окончательные решения принимает высшее лицо, и поэтому очень важно до него достучаться в самый последний (а значит судьбоносный) момент. Очень важно, кто именно зашел в кабинет последним. Например, в марте 2006 года решался вопрос о радикальном снижении ставки НДС (с 20% до 13%). Премьер Михаил Фрадков доказал вроде бы свою правоту Владимиру Путину. Но потом к президенту зашел министр финансов Алексей Кудрин и уговорил не спешить. В результате НДС уменьшили всего на 2%, что не дало экономического эффекта.

Администрация роста дает возможности подключения к выработке стратегических задач широких слоев бизнеса и либерального крыла экспертного сообщества. В результате это предложение Бориса Титова активно поддержал даже его соперник в экспертной гонке Алексей Кудрин.

И все бы хорошо.

Но не станет ли администрация роста «пятым колесом в телеге российской государственности» (такую оценку Ленин в свое время дал земствам)? Она не прописана в Конституции, а, значит, в любое время может быть распущена, так и не успев ничего сделать. При этом она отвлечет общественное внимание от необходимости реальных реформ.

У нас принято, столкнувшись с пробуксовыванием в конституционных органах власти, например, в Госдуме, создавать новые институты наподобие Общественной палаты, не имеющей реальных рычагов власти. И администрация роста может сыграть даже отрицательную роль в деле реальных реформ. Для ускорения роста ВВП полезнее было бы новое правительство, ответственное не только перед президентом, но и перед Федеральным собранием, а, значит, и обществом в целом.

Больше денег в производство

С политическими инвективами у представителей бизнеса выходит не все гладко. Достаточного опыта нет. Но в чем они разбираются, так это в мерах господдержки реального сектора. Сейчас ЦБ РФ и правительство делают все, чтобы удержать инфляцию в рамках своего таргета (цели) – 4% годовых. В этом году им повезло – потребительский спрос практически не увеличился, а рубль укрепился за счет повышения цен на нефть и притока иностранного капитала в ОФЗ. Результат известен: год закончим с ростом цен не более 2,5–2,8%. Правда, в будущем году монетарные власти обещают раскрутку инфляции до искомых 4%.

Для потребителей даже временная приостановка роста цен (ряд товаров даже подешевел) – манна небесная. Когда реальные зарплаты и пенсии буксуют, это не может не радовать. Но с бизнесом сложнее.

Низкие темпы инфляции сдерживают инвестиции. Зачем вкладывать капиталы в производство, если прибыль будет минимальной (если вообще будет). Поэтому Институт Столыпина и «Деловая Россия» не считают достижения по сдерживанию роста цен такими уж необходимыми. Более того, бизнес требует от власти куда более развернутых мер. Речь идет об обеспечении «наряду со сдерживанием инфляции» достижения целевых ориентиров и по другим показателям: ВВП, числу высокопроизводительных рабочих мест и курсу рубля.

От Банка России ждут не только низкой инфляции и устойчивого и прогнозирования курса рубля, но и обеспечения экономического роста. Как это уже давно делает Федеральная резервная система в США.

Если ЦБ РФ подключится к этому, то учитывая его опыт в снижении инфляции и поддержании курса, могут появиться новые возможности по ускорению роста с нынешних 2% до 3–5%. Чего и требует бизнес. Например, за счет перехода к контрциклической денежной политике – снижению ключевой ставки ЦБ РФ до уровня «инфляция +2%». Сегодня она бы составила не более 5%, а кредит стал бы доступным для большинства предприятий.

Впрочем, тут есть и подводные камни. Столыпинский институт предлагает в «моменты экстремальной волатильности курса для снижения влияния спекулятивного капитала на курс рубля» принимать жесткие административные меры: ограничивать валютные позиции банков, вводить обязательства экспортеров по продаже валютной выручки и т.п.

Но уже хорошо, что Титов больше не требует ускорения работы печатного станка, чтобы насытить экономику необеспеченными рублями, которые нужно было бы распределять через жесткие бюрократические каналы.

Умная налоговая система

Можно ли на самом деле разогнать рост ВВП до 3,2% годовых уже к 2019 году? Борис Титов и его Институт Столыпина считают, что да.

И этому поможет радикальная реформа налоговой системы. Они считают, что нет необходимости собирать в бюджеты всех уровней как можно больше дани. Бездефицитный бюджет, который является ключевым показателем для Минфина России, представителям предпринимательского сообщества, вообще не нужен. Они считают его сдерживающим рост.

Ключевая задача здесь – создание «умной налоговой системы», которая будет стимулировать рост экономики. Сейчас, как считают в Столыпинском институте, налоговая политика выполняет только фискальную функцию и порождает ряд проблем. Это недостаток средств для развития бизнеса, большой теневой сектор, чрезмерная централизация налоговой системы и избыточное неравенство доходов по регионам и отраслям.

Предлагается для начала снизить налоговую нагрузку на несырьевой сектор экономики. Это стимулирует рост производств, создаст условия для выхода бизнеса из тени и ликвидации избыточного неравенства в доходах населения. Затем нужна тонкая настройка налоговой системы, направленная на устранение диспропорций и эффективное перераспределение ресурсов с целью обеспечения устойчивого роста.

Плоскую шкалу НДФЛ предложено модернизировать. С минимальных зарплат (не более 10 тыс. руб. в месяц) вообще не брать подоходный налог. До 1 млн руб. – оставить нынешние 13%. А вот со сверхдоходов (более 1 млн руб. в месяц) – все 30%. Это не так жестко, как в странах Европы. Но российский избиратель наверняка поддержит эти требования Титова.

В целом же его программа исходит из уменьшения фискальной нагрузки на производственный несырьевой сектор, что наверняка даст положительный эффект для его роста. Но есть и странные инициативы. Предлагается, например, разрешить регионам, помимо алкогольных акцизов, вводить и налоги с продаж на спиртные напитки. Это, конечно, в начале насытит местные бюджеты, но потом увеличит уход производителей в тень, против чего вроде бы и борются сторонники Титова. Впрочем, как владелец «Абрау-Дюрсо» он лучше многих понимает специфику этого рынка.