Клерк.Ру

Может ли выплата дивидендов обернуться банкротством компании

Чем измеряется успех бизнеса? Специалисты TaxCoach полагают, что объективным показателем выступают деньги. Если клиенты платят, скорее всего, вы всё делаете правильно. А если этих денег достаточно для выплаты дивидендов, то сомнений в успешности проекта быть не может, ведь бизнес не просто окупает себя, он ещё и приносит прибыль.

Получение собственником компании дивидендов и уплата НДФЛ — самый цивилизованный способ фиксации прибыли бизнеса, который вряд ли вызовет вопросы у налоговых органов.

Согласитесь, на таком фоне выплата дивидендов не может иметь какую-то негативную окраску. Или может?

Выплата дивидендов — подозрительная сделка

Речь пойдёт о процедуре банкротства. Представим, что некогда прибыльная компания вмиг стала неплатежеспособной. История знает такие примеры.

Могут ли выплату дивидендов до наступления признаков неплатежеспособности признать подозрительной сделкой (=недействительной), направленной на причинение вреда кредиторам? Теоретически, да.См. пункт 2 статьи 61.2 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» Последствия такого признания — «предложение» учредителю вернуть полученную прибыль.

С практической точки зрения получается, что у кредиторов и конкурсного управляющего есть шанс оспорить любое перечисление дивидендов, совершённое в рамках трёх лет до даты подачи заявления о банкротстве компании. Успех их действий целиком зависит от реального финансового положения бизнеса на момент выплаты.

Отключить рекламу

Дело в том, что для оспаривания подозрительной сделки необходимо выполнить ряд условий, одно из которых — доказать наличие цели причинить вред имущественным правам кредиторов. Закон содержит оговорку, что её (цели) наличие предполагается, в том числе, если на момент совершения сделки компания была неплатежеспособна, и другой стороной по сделке было заинтересованное лицо.

Так, в деле № А50-20231/2013 конкурсный управляющий заявил требование об оспаривании выплаты дивидендов. По его мнению, перечисление денег за полтора года до подачи кредитором заявления о банкротстве, причинило вред кредиторам.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления,См. Определение Арбитражного суда Пермского края от 27.02.2015 года по делу № А50-20231/2013 посчитав, что на момент выплаты дивидендов компания была платёжеспособна. Выводы суда были основаны на том, что несмотря на передачу дивидендов, на расчётном счёте компании оставалась солидная сумма средств, которая с лихвой покрывала текущие обязательства. К тому же, по данным баланса компании, сумма её активов почти в половину превышала размер кредиторской задолженности.

Апелляция с выводами первой инстанции не согласилась.См. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.05.2015 г. № 17АП-1363/14 по делу № А50-20231/2013 Анализируя экономическое положение компании, суд выявил, что на момент выплаты дивидендов должник испытывал недостаток оборотных средств, ввиду чего первый и второй квартал года были закрыты с убытками.

Отключить рекламу

Кроме того, сразу же после выплаты дивидендов, должник перестал выплачивать деньги по договору лизинга, из-за чего лизинговая компания обратилась в суд с заявлением о взыскании задолженности, а затем и с заявлением о банкротстве.

Данные обстоятельства по мнению апелляции прямо указывали на неплатёжеспособность. Что же касается заинтересованности, то в отношении акционера юридического лица она, по сути, презюмируется в соответствии со статьёй 19 Закона о банкротстве.

Наличие подтверждённой неплатёжеспособности компании и заинтересованности стороны по сделке дали основание считать, что цель сделки — причинение вреда имущественным правам кредиторов. Сам же факт выплаты сочли выводом средств из конкурсной массы, следовательно, цель достигнута, вред был причинён.

Последним обстоятельством, подлежащим доказыванию при оспаривании подозрительной сделки, выступает осведомлённость другой стороны о цели её совершения. В силу наличия статуса заинтересованного лица, такая осведомлённость предполагается.См. пункт 7 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 А как мы помним, акционер был признан заинтересованным.

Результат: выплата дивидендов — это подозрительная сделка, а значит деньги нужно вернуть в компанию. Решение апелляции устояло в суде округа, а Верховный суд РФ отказался передавать жалобу акционера на рассмотрение в соответствующую коллегию.

Отключить рекламу

Справедливости ради нужно отметить, что в данном деле присутствовал корпоративный конфликт между акционерами, на фоне которого произошла приостановка деятельности, вызвавшая убытки. Вероятно, сама выплата дивидендов также связана с ним и была своего рода выходом из бизнеса. Тем не менее, факт остаётся фактом, полученные дивиденды предписали вернуть.

В другом деле № А10-3502/2014 участник принял решение о распределении дивидендов в период проведения выездной налоговой проверки, по результатам которой у компании образовалась задолженность по налогам и в конечном счёте её признали банкротом.

В этом деле интересно отметить момент выплаты дивидендов — он пришёлся на дату между подготовленным актом по проверке и принятием решения о доначислении. То есть, в момент выплаты дивидендов величина налоговых претензий уже известна, но формально компания ещё не была должна бюджету, ведь решение по проверке ещё не принято, а значит налог не доначислен и, значит, что компания платёжеспособна.

Данный довод среди прочих был указан ответчиком при рассмотрении вопроса о признании сделки недействительной, однако безрезультатно. Суд посчитал, что дата принятия решения по ВНП (решения вышестоящего органа или суда об его обжаловании) не имеют значения.См. Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 20 сентября 2016 г. № 04АП-4381/16 по делу № А10-3502/2014 Во внимание принимается период, в котором у общества возникла неисполненная им обязанность по уплате налога. Иными словами, для суда был важен сам проверяемый период. Именно он учитывается для определения момента, когда компания стала отвечать признакам неплатёжеспособности.

Отключить рекламу

Субсидиарная ответственность

Может ли факт выплаты дивидендов незадолго до банкротства стать дополнительным основанием для привлечения учредителя к субсидиарной ответственности?

Закон о банкротстве устанавливает ряд презумпций, при наличии которых контролирующие должника лица считаются виновными в невозможности компании расплатится по долгам. При этом, первая презумпция звучит следующим образом:

<...>
2. Пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств
1) причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника (совершения таких сделок по указанию этого лица), включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 настоящего Федерального закона.
Пункт 2 статьи 61.11 Закона «О несостоятельности (банкротстве)»
То есть, совершённая подозрительная сделка, коей, как мы выяснили выше, может быть признана выплата дивидендов, потенциально является основанием для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

При этом совсем не обязательно, что к ответственности по данному основанию будут привлечены участники. Ответственность может быть возложена и на другие органы управления компании.

Отключить рекламу

Так, в деле № А81-5638/2015 распределение дивидендов в акционерном обществе послужило основанием для привлечения к ответственности совета директоров. Устав компании предусматривал довольно широкие полномочия наблюдательного органа, в том числе рекомендовать размер распределяемых дивидендов. Иными словами, без одобрения советом директоров, акционеры не могли распределить прибыль между собой.

Важно, что распределение дивидендов происходило в кризисный для компании момент. По просьбе крупного заказчика, она взялась за восстановление сгоревшего здания, которое совсем недавно построила. То есть приняла на себя дополнительные обязательства после передачи объекта.

Заказчик отказался возмещать более 50% затрат, что привело к убыткам компании. Вместо оплаты заказчик предложил взять другой крупный контракт, прибыль от которого покрывала убыток от прошлого заказа. Именно на данном фоне и произошло распределение дивидендов, одобренное советом директоров. Сами выплаты суд признал недействительными сделками, а изъятие крупной суммы из оборота — причиной прекращения исполнения обязательств перед кредиторами.См. Определение Арбитражного суда ЯНАО от 18 марта 2019 года и Постановление Восьмого ААС от 19 декабря 2018 года по делу № А81-5638/2015.

Отключить рекламу

Итог: акционеры обязаны вернуть дивиденды, а члены Совета директоров привлечены к субсидиарной ответственности.

Еще один пример (дело № А53-21002/2014): конкурсный управляющий пытался привлечь генерального директора организации к субсидиарной ответственности на основании того, что им во исполнение решения акционеров компании произведена выплата дивидендов в преддверии банкротства.

Отказывая в удовлетворении требований, суды ссылались на отсутствие противоправности в действиях руководителя, поскольку тот лишь исполнял решение акционеров. Кроме того, суды указали на недоказанность связи между выплатой дивидендов и банкротством компании, так как размер распределённой прибыли был в четыре раза меньше суммы просроченной задолженности перед кредиторами.

Полагаем, не последнюю роль сыграл тот факт, что к моменту рассмотрения заявления три из четырёх акционеров должника вернули полученные дивиденды, поскольку выплату всё же признали недействительной сделкой.

Мы видим, что даже такое действие как выплата дивидендов из чистой прибыли может стать поводом для привлечения к субсидиарной ответственности. При этом сам факт наличия накопленной прибыли не принимается во внимание, а анализируется платежеспособность — то есть наличие оборотных средств. Спасением собственника и руководителя может быть только тщательное обоснование экономической разумности своих действий, причин тех или иных сделок и доказывание иной «точки невозврата», наступившей без связи с распределением заработанной ранее прибыли.

Обучающий курс от команды «Клерка»
«Налоговые проверки. Тактика защиты»
Способы защиты, проверенные на практике, от Ивана Кузнецова, налогового эксперта, работавшего в ОБЭП.
  • Первое видео — бесплатно.
  • Даем сертификат в конце обучения.
  • Дистанционное обучение.
Записаться на курс за 5 500 руб.
Отключить рекламу