Клерк.Ру

Фондирование, надзор и ответственность

Фото Бориса Мальцева. Клерк.Ру

Сам анонс мероприятия – «Что делать?.. в интересах развития банковской системы и экономического роста России в 2016–2018 годах» – косвенно свидетельствовал о том, что наиболее острая фаза нынешнего кризиса осталась позади и настало время задуматься над тем, как система должна работать в новых условиях и что банки могут сделать для того, чтобы в России возобновился рост ВВП.

Задача не из простых, особенно если учесть, что работать национальным финансово-кредитным организациям приходится не только в условиях ограничения доступа к внешним рынкам капитала, но и в условиях жесткого регулирования и надзора. Соответственно, дискуссии развернулись вокруг двух ключевых вопросов – как можно помочь банкам преодолеть «ресурсный голод» и как добиться того, чтобы надзор и регулирование «очищали» рынок, а не погружали его в состояние глубокой заморозки.

Нет инвестиций – нет роста

Практически единодушное мнение всех участников съезда, предоставивших свои комментарии NBJ: тон всему мероприятию задал своим выступлением президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян. В сравнительно короткой речи ему удалось выявить главные «болевые точки», существующие в национальной банковской системе на сегодняшний день. 

«Нам необходима новая экономическая политика, одним из ключевых моментов которой должны стать институциональные инвестиции и инвестиции со стороны банковских организаций. В текущих неблагоприятных экономических условиях практически во всех странах на помощь бизнесу приходит государство. Россия не является исключением из этого правила. С нашей точки зрения, необходимо повышение уровня монетаризации экономики», – подчеркнул в своем выступлении глава АРБ. Особую озабоченность, по мнению Гарегина Тосуняна, вызывает тот факт, что на сегодняшний день только 6% всего объема инвестиций в основные фонды совершаются за счет кредитов российских банков. Очевидно, что при таком раскладе мечтать о том, чтобы нефинансовый сектор российской экономики демонстрировал стабильный рост, не приходится. 

Отключить рекламу

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина была настроена более оптимистично. По ее мнению, основания для такого настроения имеются: российский банковский сектор в I квартале 2016 года продемонстрировал положительную динамику. Прибыль банковской системы по итогам I квартала 2016 года составила 107 млрд рублей. «Активы банков даже с исключением влияния валютного курса выросли в январе-марте 2016 года на 0,3%, до 81,2 триллиона рублей, против снижения на 5,3% за первый квартал прошлого года. Определенные сдвиги есть и в кредитовании экономики. Объем кредитов предприятиям за истекший квартал 2016 года практически не изменился, а в первом квартале 2015 года произошло сокращение на 1%», – сообщила Эльвира Набиуллина.

Руководители частных банков, как выступавшие с трибуны съезда, так и опрошенные в кулуарах, все же склонялись к тому, что им ближе сдержанно-пессимистичный подход главы АРБ. Безусловно, банки хотят кредитовать, но сдерживающим фактором для них является не только дороговизна финансовых ресурсов, но и то, что регулятор ужесточает требования к резервированию. «Довольно часто в ходе проверок банкам предъявляются требования о доначислении резервов на том основании, что объекты недвижимости, находящиеся в залоге, переоценены. Зачастую претензии к оценке залога являются несостоятельными. Мы видим и другие случаи, когда регулятор, на наш взгляд, занимает слишком жесткую позицию в этом вопросе. С нашей точки зрения, следует увеличить сроки, в течение которых банк будет иметь возможность доначислить резервы», – констатировал Гарегин Тосунян в своем выступлении. 

Отключить рекламу

Прозрачность – дело обоюдное и обоюдоострое

Второй момент, который отмечали участники съезда, – надзор, точнее, и особенности его применения, и его качество. Никто не оспаривает того факта, что банковский сектор, традиционно рассматривающийся как социально значимый, должен быть объектом весьма жесткого регулирования. Однако, как подчеркивают эксперты, банкам не всегда понятны процедуры и правила, на основании которых регулятор выносит решение об их судьбе. «Мы считаем, что эта проблема может быть устранена путем повышения прозрачности этих процедур и правил. В целом же, должен сказать, что мы находимся в постоянном контакте с Банком России и обсуждаем с его руководством все проблемы, которые сейчас банки рассматривают как наиболее острые и важные для них», – считает глава Ассоциации российских банков.

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина, со своей стороны, обратила внимание на то, что недостаточная степень прозрачности надзора – явление, возникающее не из злого умысла и не исключительно по вине регулятора. По мнению главы ЦБ РФ, иногда обмен информацией между ЦБ и банками ведет к «камуфлированию» проблем. «Не во всех случаях информация, которую предоставляет банкам регулятор, используется во благо – иногда она помогает недобросовестным финансово-кредит-ным организациям камуфлировать проблемы, что, в свою очередь, ведет к росту рисков и угроз для кредиторов и вкладчиков. И в этих случаях в интересах вкладчиков и кредиторов мы порой вынуждены ограничивать собственную открытость», – признала Э. Набиуллина, добавив, что ЦБ будет обсуждать с банковским сообществом эти меры и «действовать аккуратно», чтобы не создавать новых рисков.

Отключить рекламу

«Если говорить о нас, то мы стараемся быть максимально прозрачными и не скрываем от банков ни своих сомнений, ни своей озабоченности, если для этого есть причины. Я вполне допускаю, что в отдельных случаях эта озабоченность может быть необоснованной, но, по моему опыту, это случается редко. В любом случае у банков есть все возможности донести свою точку зрения до регулятора. Иногда говорят, что очень сложно бывает достучаться до самого высокого «этажа», но, насколько я вижу ситуацию, существуют достаточно эффективные каналы общения между участниками рынка и банковским надзором», – подчеркнул, со своей стороны, первый заместитель председателя Банка России Алексей Симановский.

В целом, как подчеркивали участники съезда, отсутствие прозрачности и имеющие место «коммуникативные сбои» между участниками рынка, с одной стороны, и регулятором, с другой, способны привести к печальным последствиям – например, к ситуациям, когда ничего исправить уже невозможно и единственно применимой регуляторной мерой становится отзыв у банка лицензии. Как показывают события двух последних лет, этот инструмент применяется намного чаще, чем инструмент оздоровления той или иной проблемной финансово-кредитной организации. 

«Речь не идет о том, что надо снизить качество банковского надзора. Мы согласны с тем, что в банковской системе проблемы накапливались в течение длительного периода, и мы поддерживаем действия регулятора по их решению. Но мы считаем, что действия Банка России должны носить не карательный, а оздоровительный характер для системы. Отзыв лицензии должен применяться как исключительная и очень редкая мера, наиболее оптимальным является подход ранней диагностики, чтобы выявлять проблемы банковской организации на ранней стадии их возникновения», – уверен президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян. А председатель совета директоров МДМ Банка Олег Вьюгин считает, что излишнее увлечение надзорными мерами может привести к тому, что на рынке останутся преимущественно банки с госучастием. «Наверное, их будет достаточно для кредитования экономики, но сужение рынка убьет конкуренцию, и это вряд ли кому-либо пойдет на пользу», – пояснил свою позицию глава совета директоров МДМ Банка. 

Отключить рекламу

С теми, кто выступает за более частое применение мягкой меры (санация) и более редкое – жесткой меры (отзыв лицензии), солидаризировался в своем выступлении и министр финансов РФ Антон Силуанов. «Я согласен с тем, что отзыв лицензий должен быть крайней мерой. С этой целью в мировой практике был разработан инструмент bail-in, применение которого позволяет не отзывать у банков лицензии, а предоставлять клиентам возможность «выкупать» их с целью последующего оздоровления финансово-кредитной организации. Сейчас мы прорабатываем этот инструмент, понимая, что его применение позволит повысить стабильность банковского сектора и шире – финансовой системы нашей страны», – заявил глава Минфина РФ. 

Поднимаем ставку, господа!

Достаточно много внимания было уделено в рамках съезда и вопросам, связанным с выплатой государственного возмещения кредиторам по страховым случаям банков, которые в последнее время не являются редкостью. «Прошедший год характеризовался повышенным числом страховых случаев, объем страхового возмещения превысил 369 млрд рублей, что стало максимальным годовым показателем за всю историю существования системы страхования вкладов. Произошло 14 крупных страховых случаев, что потребовало привлечения дополнительного финансирования Фонда, помимо очередных страховых взносов, которые совершают банки», – такое заявление сделал в рамках своего выступления генеральный директор Агентства по страхованию вкладов Юрий Исаев.

Отключить рекламу

«Общий объем наших заимствований у Банка России может превысить 400 млрд рублей, срок погашения — пять лет. Между тем, в результате введения дифференцированной шкалы отчислений существенного роста объема фонда не произошло – он увеличился всего на 0,5%. Возможно, что ситуация несколько улучшится по мере того, как повышенные взносы придется платить не только тем банкам, которые выставляют завышенные ставки по вкладам, но и тем организациям, которые находятся под мерами надзорного воздействия со стороны Банка России. Тем не менее мы видим, что даже в этом случае без повышения базовой ставки отчислений в Фонд обязательного страхования вкладов мы не обойдемся», – констатировал глава Агентства по страхованию вкладов.

Для участников рынка это заявление сложно было назвать сенсационным: так или иначе банковский рынок готовили к подобному развитию событий на протяжении нескольких последних месяцев. «Нагрузка на АСВ из-за отзыва лицензий у кредитных организаций постоянно увеличивается, начиная с конца 2014 года. В 2015 году Агентство было вынуждено обращаться за кредитами в ЦБ для покрытия сложившегося дефицита. ЦБ озвучивает планы по продолжению работы по очистке банковского сектора от недобросовестных участников, а значит, нагрузка на АСВ не будет снижаться. Именно этим и вызвано решение финансовых властей изменить размер взносов», – отмечает начальник управления пассивных операций Уральского банка реконструкции и развития (ПАО «УБРиР») Ольга Аксенова. «Очевидно, при текущих темпах отзыва лицензий возникает существенный недостаток средств для предстоящего в 2020 году погашения долга перед ЦБ. Повышением взносов АСВ планирует покрыть этот дисбаланс», – согласен с коллегой старший менеджер центра стратегической координации Росбанка Денис Исламов.

Отключить рекламу

Достаточно подробно освещает сложившуюся ситуацию вице-президент, начальник управления финансами клиентов ВТБ24 Ашот Симонян: «Взносы в систему страхования вкладов формируют бюджет для выплаты средств вкладчикам при наступлении страхового случая – отзыва лицензии на осуществление банковских операций либо введения моратория на осуществление банковских операций. В связи с большим числом отзывов лицензий у кредитных организаций (на сегодняшний день это около двух отозванных лицензий в неделю, такую же картину мы наблюдали и в 2015 году) необходимо пополнять средства Фонда обязательного страхования вкладов. Кроме того, в декабре 2014 года был увеличен объем застрахованных средств: теперь каждый вкладчик (физическое лицо или индивидуальный предприниматель) имеет право на получение 1,4 млн рублей после наступления страхового случая (до декабря 2014 года – 700 тысяч рублей). Конечно, после увеличения застрахованной государством суммы с неизменной частотой отзывов лицензий у банков бюджет на удовлетворение требований вкладчиков к государству будет расходоваться с большей скоростью».

Куда больше внимания привлекает к себе другая перспектива – увеличение размеров страховых взносов, которые вынуждены будут осуществлять банки, проводящие чрезмерно рисковую процентную политику на рынке привлечения вкладов физических лиц. «В целом, это закономерно, – считает Денис Исламов (Росбанк). – Дифференциация взносов в зависимости от степени рисков, принимаемых участниками рынка. Как и в любой системе страхования, участники с большей вероятностью возникновения выплат должны платить увеличенный взнос».

Отключить рекламу

«Дифференцированные взносы могут стать для банков дополнительным ограничением на проведение агрессивной политики в части установления процентных ставок по депозитам. Если банк будет нуждаться в дополнительной ликвидности, он сможет установить высокие по отношению к среднерыночному уровню ставки, но и отчисления в ССВ для него будут больше», – поясняет Ашот Симонян (ВТБ 24).

Главный экономист Института фондового рынка и управления Михаил Беляев считает, что при решении данного вопроса все же следовало бы избегать прямолинейности. «Похоже, что авторы инициативы о привязке размера страховых выплат к размеру процентной ставки по вкладам применили следующую логику: агрессивный выход на рынок вкладов ассоциируется с ухудшением финансовой устойчивости банка и необходимостью укрепления ресурсной базы, или повышенные проценты по вкладам требуют адекватных по доходности активных операций, что не всегда выполняется. Такая позиция не учитывает, что, во-первых, банк может осуществлять при определенных обстоятельствах высокорентабельные вложения, которые позволяют поднимать ставки по вкладам, а во-вторых, что политика высоких ставок может применяться на ограниченном временном отрезке с целью улучшения финансового положения. Повышенные взносы в фонд страхования вкладов негативно скажутся на способности банка осуществить меры оздоровительного характера», – предупреждает эксперт.

В общем же и целом, по результатам очередного съезда АРБ можно констатировать, что российский банковский рынок более или менее оправился от испытаний, выпавших на его долю в 2014 и 2015 годах. Легкой жизни ему не обещают ни регулятор, ни финансовые власти страны, поскольку факторы, негативно влияющие на состояние дел в российской экономике, пока остаются в силе. Но жизнь продолжается, и банки настроены не просто выживать, но и развивать свой бизнес, находя оптимальные ответы на те вызовы и проблемы, с которыми им приходится сталкиваться.    

Обучающий курс от команды «Клерка»
«Налоговые проверки. Тактика защиты»
Способы защиты, проверенные на практике, от Ивана Кузнецова, налогового эксперта, работавшего в ОБЭП.
  • Первое видео — бесплатно.
  • Даем сертификат в конце обучения.
  • Дистанционное обучение.
Записаться на курс за 5 500 руб.
Отключить рекламу