Клерк.Ру

Не мешайте пчелам

На фото Иван Федоров, экс-предприниматель

Системное применение рычагов управления повышает эффективность государственной поддержки бизнеса.

Феликс Шамхалов, кандидат экономических наук, главный редактор издательства "Экономика"

Каждой культуре на каждом этапе ее исторического развития присущи свои уникальные особенности, символы, понятия - набор признаков, такие маркеры, по которым историки потом определяют этот период безошибочно и сразу, и отличают от других. 

То время, в котором нам с вами посчастливилось жить в России, будет неизбежно записано на скрижалях как «эпоха Путина», а жаль – я бы назвал ее эпохой развитого фэйкоммунизма.

Оглянитесь вокруг, и вы поймете, что я имею в виду. Основу нашего с вами государственного устройства составляют именно фэйки – имитации, симуляции и подражательные ритуалы самых различных типов, которые объединяет одно – полное отсутствие связи с реальностью.

Конституция, демократия, гражданские свободы, независимый суд, выборы, инновации – вот лишь несколько примеров явлений и понятий, которые в нашем обществе носят чисто имитационный характер. Мы все как бы исполняем некий магический ритуал под названием «Демократическая Сверхдержава», при этом иронично улыбаясь уголками ртов и говоря друг другу вполголоса «ну, вы же понимаете…».

Одной из самых примечательных в этом отношении фикций является  так называемый Российский бизнес. По аналогии с Рунетом я буду дальше называть его Ру-бизнес, поскольку высокий культурный стандарт этого ресурса не предполагает применение значительно более уместных и точных префиксов «Нае-» и «Зае-».  

Бизнес и предпринимательство постоянно присутствуют в нашей медиасреде, и декларируются как основа современной российской экономики, которая, если судить по сообщениям правительства, однозначно и безусловно является рыночной, то есть действующей на принципах свободного предпринимательства в условиях рыночной саморегуляции.

Между тем, со времен заката НЭПа у нас в стране нет, и в помине не было ни частного бизнеса, ни свободного предпринимательства.  Наше государство является участником и держателем контрольного пакета акций в любом Российском предприятии, вне зависимости от формы собственности и вида деятельности – от крупнейших корпораций до самого распоследнего ИП, торгующего топорами в селе Кукуево.

Задумайтесь, и вы быстро придете к такому же выводу.

Рубизнес – это такой же симулякр третьего порядка, как, например, конституционное  право Российских граждан на бесплатную медицинскую помощь.

Судите сами.

Даже самые истовые апологеты «Плана Путина» признают, что заниматься предпринимательской деятельностью в России, не нарушая законодательства, невозможно.  Законодательная база, регулирующая бизнес, сформирована таким образом, что каждое предприятие, каждого субъекта можно закрыть в любой момент на совершенно законных основаниях.

Все это происходит на фоне укрепляющейся зависимости экономики всего от экспорта природных ресурсов.  Достоверные цифры отыскать непросто, разные источники приводят разные данные, но я думаю, мы не сильно ошибемся, если выведем средние значения, и скажем, что доля экспорта сырья в ВВП составляет около 30%, а в бюджете – более 50%. Насколько именно более – мы не знаем и не узнаем, но Америку уже открыли, и нам известно: наша экономика живет за счет распределения доходов от продажи невозобновляемых ресурсов.

В таких условиях главным персонажем, истинным супергероем Рубизнеса выступает чиновник-регулировщик, оператор шлюзов, мастер задвижек и шлагбаумов, наделенный властью произвольно менять направление ресурсных потоков или останавливать их на вверенном ему участке главной денежной реки.   Учитывая абсолютное доминирование исполнительной власти при полном отсутствии общественного контроля и обратной связи с паствой, шариковая ручка чиновника стала настоящей волшебной палочкой,  способной как дать жизнь бизнесу, так и отнять ее в любой момент. И единственным фактором, определяющим, что именно сделает палочка в конкретной ситуации, является наличие или отсутствие в проекте перспектив получения профита для самого чиновника и лиц, его контролирующих. Иными словами, будет предприятие жить или нет, зависит не просто от его способности приносить прибыль, а приносить прибыль правильно, в нужный кабинет. 

Важно понимать, что, выступая в роли навязчивого компаньона, государство не приносит в общее с частным «партнером» предприятие никакой добавочной стоимости – ничего, кроме вреда. Это идеальный паразит.

Рубизнес живет по законам, которые могут быть изменены регулятором в одностороннем порядке и совершенно произвольно, вне всякой зависимости от таких вещей, как «баланс спроса и предложения» или «свободная конкуренция».

Я уверен, вы без труда вспомните ситуации, когда кто-то из могущественных лоббистов с верхних этажей вертикали для достижения каких-то своих сугубо личных тактических  корыстных целей в какой-то сфере обеспечил принятие таких законодательных актов, после которых ландшафт деловой активности в этой сфере стало не узнать. В качестве свежей иллюстрации предлагаю следующий набор звукосочетаний: Норвежская семга, ответ Западу, Русское  Море, Тимченко, цена лосося.

Купил паренек по случаю свечной заводик – продавил через Думу ФЗ о запрете вредных электролампочек – опубликовал «исследования» о пользе теплого свечного света – коси и забивай! А что касается сопутствующего ущерба, то мир вообще жесток, а жизнь коротка.  It’s classic, baby!

Теперь обратим наши взгляды на такое адское  порождение частно-государственного партнерства, как госкорпорации, или компании с высокой долей государственного участия (Русгидро, Россети, РЖД). Мы имеем жуткий гибрид, который вобрал в себя худшие свойства обеих родителей: совковой плановой системы и акульего капитализма. Этот гибрид живет, реализуя беспроигрышную бизнес-стратегию, суть которой такова: прибыль – частным акционерам, а убытки с рисками – терпилам-налогоплательщикам.

В экономике бюрократического распределения  самый надежный рецепт успешности в бизнесе прост, как грабли: чем теснее бизнес связан с государством, тем он успешнее. При этом под «успешностью» мы понимаем не «эффективность», а объем и скорость извлечения денег в режиме Hit&Run: выскочил из ниоткуда, вырвал кусок побольше, и успел исчезнуть в никуда, пока не началось…  

Типичный сценарий успешного старт-апа в России выглядит так:

  • Имярек тем или иным путем получает назначение на некую государственную должность (самостоятельно или с помощью инвесторов);
  • Инвесторы оценивают потенциал должности в аспекте возможностей влияния на ресурсные потоки, проходящие через Имярекову подпись;
  • Под этот потенциал выстраивается бизнес-план – определяются виды деятельности, выбирается организационная форма, изыскиваются подходящие исполнители.
  • ???
  • PROFIT!!  

Эталонный пример: Роснано. Nuff said.

Обращаю ваше внимание на важнейший нюанс: извлечение максимальной прибыли в таком сценарии никак не связано с необходимостью разбираться в предмете, бытькомпетентным, иметь технику, активы, персонал, опыт или репутацию. Всей этой вашей производственной деятельностью будет заниматься подрядчик-субподрядчик, он же будет нести и все риски по кредитам, гарантиям, персоналу. Прибыль его будет номинально-символической, а когда мавру станет можно уходить, его предприятие будет подвергнуто эвтаназии, и его место займет другой. Или не займет, если проект краткосрочный.

Однажды во Флоренции я видел парикмахерскую, на фасаде которой, прямо на щербатой базальтовой притолоке входа, базальтом чуть другого цвета выложена надпись: «Barbiere. dal. 1739» Понимаете, сейчас на дворе 2014 год, а в этом здании все еще парикмахерская. Процветающее малое семейное предприятие, которому двести. семьдесят. пять. лет.

Возможно себе представить такое у нас в России?

Нет.

Бизнесы у нас в стране долго не живут, и даже в таких долгоиграющих отраслях, как инфраструктурное строительство и, например, морские перевозки, невозможно найти частную и независимую от государства компанию возрастом старше 4-5 лет. На ум приходит один Лукойл, но стоит вглядеться повнимательнее, и сквозь его черты тут же начинает просвечивать чей-то спрятанный внутри запасной парашют, который специально имитирует «частность» и «независимость» на случай сами знаете чего.  Все остальные бизнесы  редко живут более трех лет – до первой волны проверок, а часто и того меньше – до достижения потолка УСНО по выручке. 

От первого дня существования над каждым предприятием постоянно висит блестящее лезвие государственной гильотины, могущее упасть на шею в любой момент, причем вероятность наступления этого момента прямо пропорциональна успешности предприятия. Ведь что характерно: как только бизнес выдает свой первый уголь, откуда ни возьмись появляется местная инкарнация вирусного Агента Смита из к/ф «Матрица», и предлагает бизнесу выбор, проще которого нет: вливайся или умри.

Как уже было сказано, работать в российском морозном бизнес-климате  без привязки к вертикали невозможно. Но гомеостазис иронии не чужд, и поэтому даже в судьбах самых успешных, самых обласканных государством Рубизнес-проектов, тоже случаются потрясения катаклизмического масштаба.

Пару лет назад в Краснодаре произошел весьма характерный случай: директор департамента строительства администрации попал под лошадь следствие за «попытку совершить мужеложство с 15-летним мальчиком». Кто-то из конкурентов в борьбе за очень ОЧЕНЬ большой рынок недвижимости Краснодара взял да и преподнес товарищу сюрприз: нанял местный «оккупай педофиляй», втянул товарища в переписку, раскрутил дискуссию, организовал свидание, и сообщил куда следует. И повязали аспида, ня!  Прямо на входе в квартиру, где должно было свершиться, но, к счастью, так и не свершилось гнусное злодеяние. Доложили мэру, и мэр чиновника мгновенно слил, не вдаваясь в детали, а зря: за два прошедших года не появилось никаких доказательств того, что чиновник знал о возрасте своего возлюбленного, и был именно аспидом, а не обыкновенным геем.

Долго ли, коротко ли, а вся обширная, мощная и процветающая агломерация всяческих бизнесов, выстроенная вокруг любителя острых ощущений, в мгновения ока рухнула, и на место одного любителя острых ощущений сел другой. Надо было видеть, какие судороги потрясли весь строительный сектор края! Десятки площадок в городе встали – ВНЕЗАПНО застряли разрешения и иссякли согласования, а на площадки толпами повалили погононосцы с проверками.   Представь только, дорогая мама, столько вложено, столько откачено и занесено, и все пропало вмиг, и нужно начинать сначала – искать подходы, забрасывать блесны, вываживать, осторожно цементировать наклюнувшуюся приязнь, да при всем при этом успеть раньше остальных… Но природа не терпит пустоты, и судороги кончились - ниши были перераспределены и заняты кем надо, и стройки продолжились, но уже с другими подрядчиками. Ибо прежние понесли ущерб, несовместимый с жизнью, и канули как не было: карательное российское законодательство такое карательное, и убивает эффективней мышьяка.  

Таким историям нет числа.

Новорусское государство не просто регулирует бизнес-среду, не просто устанавливает правила и контролирует их соблюдение. Наше государство является единственно доступной бизнес-средой, одновременно выступая в ипостасях и основного акционера, и единственной бизнес-возможности для каждого участника предпринимательской деятельности без единого исключения. Насколько эта система эффективна, можно убедиться лично, выглянув в окно. Потому что фиктивность и эффективность – это антонимы, и экономика, выстроенная на муляжах, обречена на болезненный крах.

Теперь, когда мы с вами такими яркими красками обрисовали безрадостные перспективы Рубизнеса, гибнущего в железных когтях клептократов, настало время ответить на вопрос, зачем вообще было нужно это выступление.

Все просто. Я убежден, что многие из читателей Клерка работают в администрации, и многим из этих многих  не понаслышке знакомы описанные в статье истории. Я также верю, что подавляющее большинство чиновников не полностью утратили способность мыслить критически и видеть дальше завтрашнего утра.

Чиновники, я обращаюсь к остаткам вашего благоразумия, вашего инстинкта самосохранения, наконец. Поймите, мед имеет обыкновение заканчиваться вместе с пчелами, а на этой пасеке пчел становится все меньше с каждым днем, и вам, трутням, вскоре станет просто нечего есть.

Пожалуйста, перестаньте мешать пчелам.

Отключить рекламу