Клерк.Ру

Камералки становятся все опаснее. Что научились выискивать налоговики, не выходя из кабинета

Согласно статистике, опубликованной на сайте ФНС, за 4 месяца 2018 года было проведено 4000 выездных налоговых проверок. Среднее доначисление на одну проверку — 20,1 млн. рублей. За прошлый год средний размер доначислений составлял 16,1 млн., при этом за весь год было проведено больше 19 тыс. проверок.

То есть тенденция прежняя: количество выездных налоговых проверок сокращается, а их эффективность — увеличивается. Но это вовсе не означает, что фискальный контроль за бизнесом слабеет, а налогоплательщики перестают использовать спорные или прямо незаконные способы оптимизации налогов.

Тем более это не означает, что проверяют только крупный бизнес или совсем отчаянных «оптимизаторов», все проще — для того, чтобы доначислить налоги, выездная проверка теперь нужна далеко не всегда.

Конечно, статистика среднего размера доначислений по результатам выездной налоговой проверки во многом лукава — ведь это среднеарифметическое значение, на которое влияют лидеры доначислений. Так 01.06.2018 года Арбитражный суд Уральского округа оставил в силе решение суда первой инстанции по делу А50-10718/2017 о доначислении организации 606 665 475 руб. по НДС; пени за неуплату в установленный срок НДС, налога на прибыль организаций в общей сумме 260 005 016 руб.; штрафы в общей сумме 32 164 264,90 руб. (при установлении смягчающих налоговую ответственность обстоятельств размеры штрафов снижены в 4 раза). Итого стоимость проверки — 898,8 млн. рублей — почти миллиард (связь с однодневками, вывод денег через Британские Виргинские острова и Белиз и т.д.).

Естественно, такие суммы оказывают значительное влияние на средний размер доначислений по результатам всех выездных налоговых проверок как в субъекте РФ, так и в целом по стране.

Но растет эффективность не только выездных проверок, но и камеральных, по результатам которых с налогоплательщиков взыскиваются миллионы рублей.

Так 01.06.2018 года 8 арбитражный апелляционный суд по делу А70-810/2018 оставил без удовлетворения апелляционную жалобу налогоплательщика о взыскании с него штрафа в сумме 3 403 269 руб.; налога в сумме 17 016 346 руб.; пеней в сумме 1 112 565 руб. за несвоевременную уплату налога, выявленную в ходе камеральной налоговой проверки организации по НДС за квартал. ФНС в рамках камеральной проверки удалось доказать, что к вычетам НДС были поставлены суммы по взаимоотношениям с фирмами-однодневками.

Процесс доказывания незаконности вычетов по НДС был аналогичен указанному в решении АС Республики Коми 04.06.2018 по делу А29-17285/2017 (по результатам камеральной налоговой проверки доначислено 4,2 млн. рублей).

На этом деле мы остановимся подробнее, так как оно типовое и раскрывает логику работы налоговиков.

Доказательства необоснованности вычетов по НДС

— в договорах поставки не определен ассортимент товара;

— отгрузка товара должна была осуществляться со складов поставщиков, которых у них не было ни в собственности, ни в аренде;

— счета-фактуры были выставлены ранее даты заключения договоров;

— в товарных накладных к счетам-фактурам отсутствуют сведения об отгрузке товара (не заполнены реквизиты «Отпуск груза произвел», отсутствуют номер и дата доверенности, кем и кому выдана), а также отсутствуют реквизиты транспортной накладной;

— у поставщиков нет имущества и транспорта, а среднесписочная численность — один человек;

— у поставщиков минимальная налоговая нагрузка, почти весь НДС заявляется к вычету;

— руководитель поставщика сообщил, что деловая переписка с покупателем утеряна, при поставках товара он лично никогда не присутствует, объемы, качество закупаемого и затем реализуемого товара не контролирует. Владеет информацией о количестве фур, которыми поставляется товар и сроках поставки, датах перевозки товара только со слов руководителей покупателей, с которыми поддерживает телефонную связь. Сведений о марках транспортных средств, которыми перевозился товар, о водителях, кому принадлежат ТС, не имеет. Сведениями о местах погрузки товара не владеет. В ходе допросов пояснил, что владеет той информацией, которая расположена на сайте налоговой службы. От себя отметим, что это не самый худший вариант — руководитель поставщика не настаивал на своей номинальности;

— данные ТТН и товарных накладных расходятся. При этом водители физически не могли осуществить перевозки, поскольку по данным ТТН, находились в других субъектах РФ;

— сотрудник поставщика, якобы отпустивший товар, в указанные даты находился в другом регионе, что подтверждает протокол привлечения к административной ответственности за нарушение ПДД;

— машина перевозчиков не зарегистрирована в системе Платон и не предъявлена налоговому органу, что не позволяет установить ее фактическое наличие и техническое состояние;

— ИФНС по месту регистрации поставщика составлен акт обследования, согласно которому он в юридическом адресе не располагается. Данный адрес является адресом массовой регистрации. Согласно базе данных Федеральных информационных ресурсов ФНС России поставщику присвоены риски: отсутствие работников и лиц, привлеченных по договорам гражданско-правового характера, отсутствие по юридическому адресу, неисполнение требований налогового органа. Заметим, что сотрудники ФНС в качестве косвенных доказательств, все чаще предоставляют в суды данные своих информационных систем.

— анализ движения денежных средств по счету поставщика говорит об их транзитном характере, остатки обналичивались через выдачу подотчет;

— у поставщика проверяемого налогоплательщика не было своих поставщиков товара, поэтому ему нечего было поставлять, что подтверждается в том числе данными АСК НДС-2;

— руководитель поставщика сообщил, что он номинал и получал 10 т. р. за подписание каких-то документов. Подтверждение номинальности — показания брата директора, данные УЭБ и ПК МВД.

Все эти факты были установлены налоговиками не выходя из кабинета (задействованы были сотрудники полиции и налоговой инспекции в другом субъекте РФ), в рамках камеральной проверки, более того, необходимости в выездной проверки, вообще не было.

Камеральщик, действуя в рамках ст. 88 НК РФ (камеральные проверки), в отличие от отдела выездных налоговых проверок ограничен сроками (3 месяца, вместо теоретически возможных 12 месяцев при выездной), не имеет возможности приостанавливать проверку, проверяет только текущий налоговый период и не может проводить выемку или инвентаризацию. Но имеющихся инструментов достаточно, чтобы выявить схемы «оптимизации» налогов с помощью фирм-однодневок.

Еще немного статистики: за 4 месяца 2017 года было проведено 10,6 млн. камеральных проверок (из них с нарушениями налогоплательщиков — 698 тыс.), а за 4 месяца 2018 года — 14,9 млн. камеральных проверок (из них с нарушениями налогоплательщиков — 864 тыс.), то есть количество и эффективность проверок выросла.

Правда, за первые четыре месяца 2017 года средний размер доначислений составлял 23 тыс. рублей, а в 2018 — 21 тыс. рублей, но это последствия среднеарифметического результата, так как доначисления по камеральным проверкам могут составлять и копейки, но формально попадать под проверки, выявившие нарушения.

По нашим прогнозам, эффективность камеральных проверок продолжит расти вместе с автоматизацией налогового контроля, что еще раз подтверждает: использование типовых примитивных способов налоговой «оптимизации» (в том числе популяризируемых раскрученными московскими налоговыми «специалистами» на семинарах), будет приводить к существенным доначислениям и это коснется всех независимо от системы налогообложения и размера бизнеса.

Мнения
Аватар

Покупаю на Али электронику, поставщика не знаю, кто привозит не в курсе, где склад - вообще не в теме, НДС не плачу. Я обнальщик?

Аватар

Аноним, Вы писали:

Покупаю на Али электронику, поставщика не знаю, кто привозит не в курсе, где склад - вообще не в теме, НДС не плачу. Я обнальщик?

 ну вот введут вам пошлину и далее поговорим... 

Аватар
ну вот введут вам пошлину и далее поговорим...

 

конечно, у нас если напрямую запретить нельзя, то нужно ввести пошлину. Только говорить будет не с кем скоро. У нас 60% заняты в госаппарате или приближенные у нему структуры, которые дают 95% оборота. Тот, кто пытается заниматься бизнесом считается "очень нехорошим человеком, нечестным и непорядочным", а в чем нечестность? Он деньги заплатил, товар получил, все накладные транспортные есть (возможно Почты России). Почему пнуть обязательно надо?
Клерк

Аноним, Вы писали:

ну вот введут вам пошлину и далее поговорим...

 

конечно, у нас если напрямую запретить нельзя, то нужно ввести пошлину. Только говорить будет не с кем скоро. У нас 60% заняты в госаппарате или приближенные у нему структуры, которые дают 95% оборота. Тот, кто пытается заниматься бизнесом считается "очень нехорошим человеком, нечестным и непорядочным", а в чем нечестность? Он деньги заплатил, товар получил, все накладные транспортные есть (возможно Почты России). Почему пнуть обязательно надо?

 Потому что беспошлинный ввоз через почту - он для личных целей предусмотрен, а не для ведения бизнеса. 

Упс, комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, .