Клерк.Ру

Baring Vostok: как экономический спор перевели в русло уголовной разборки

Российский предприниматель Сергей Васильев про то, что на самом деле представляет собой инвестиционная деятельность в России. Первая часть — про то, что задержание Майкла Калви — позор для финансового и инвестиционного рынка России — тут.

Конфликт между акционерами банка «Восточный», кроме недостатков в судебной и правоохранительной системах, вскрывает и другую, еще более важную проблему — токсичность для инвесторов банковского сектора в России.

О чем речь?

— В Москве задержали основателя инвестиционной компании. Эта компания вкладывалась в «Яндекс», 1С, «Тинькофф Банк»;

— Задержание Майкла Калви — позор для финансового и инвестиционного рынка России;

— Суд арестовал основателя Baring Vostok Майкла Калви.

История этого конфликта — это история потерь огромных инвесторских денег.
В октябре 2008-го Bank of Cyprus купил у прошлых акционеров 80% банка «Юниаструм» за астрономические 580 млн $, а потом вкладывал в капитал еще 50 млн $.

Отключить рекламу

Но мировой финансовый кризис и внутренние проблемы российского рынка привели банк к огромным потерям, необходимости формирования дополнительных резервов и фиксации убытков.

И в результате через семь лет, в 2015, киприоты, устав от борьбы за выживание банка, продают свою долю Артему Аветисяну всего за 7 млн евро.

Наверное, Аветисян думал, что сделал хорошую сделку, купив за мизерные 7 млн. то, что еще недавно стоило более полумиллиарда. Но оказалось, что выигрыш был пирров. Банк продолжал генерировать убытки и требовал новой докапитализации, т.е. вливания в него дополнительных денег (десятков миллионов долларов).

Именно попытка избежать этой обязанности довливать новые деньги в убыточный банк и привела к объединению «Юниаструм банка» с банком «Восточный экспресс».

Но и в нем дела к тому моменту были не простые, хотя наверное и не столь проблемные, как в Юниаструме.

Фонд Baring Vostok сам купил 30% акций банка «Восточный экспресс» в 2010 почти за 6 млр. руб. (около 200 млн $). В тот момент Baring, как и киприоты, тоже верили в перспективы российского бэнкинга, роста объемов потребительского кредитования и подобных продуктов.

Но точно так же, как киприоты, ошиблись. Банк бесконечно генерировал убытки.

Через несколько лет фонду пришлось снова вложиться в банк, чтобы покрыть недостающий капитал. Именно в результате этой новой эмиссии Фонд Baring Vostok стал держателем контрольного пакета (67%) акций банка.

Отключить рекламу

В общем, Аветисян и Майкл Калви объединили свои банки, чтобы как-то сэкономить на однообразных расходах, создать более эффективную структуру и кому-то ее продать, уйдя от необходимости новой докапитализации.

Но все равно, и, объединившись, банк продолжил генерировать убытки и опять стал требовать вливания новых инвесторских денег.

К этому моменту все уже устали вливать новые деньги в это безуспешное мероприятие.

Нервы сдали...

И один из них пошел за админресурсом в поисках «силовых» решений, чтобы переложить бремя ответственности на другого.

Печально, что этот экономический спор перевели в русло уголовной разборки. Тем более, что она ничего не решит, а лишь усугубит ситуацию.

Без свежей инвесторской подпитки, банк вынужден будет пойти на банкротство или, в лучшем случае, попасть под санацию Центрального Банка.

И в том и в другом случае, все инвесторские деньги, влитые в эти банки, будут полностью потеряны....

Отключить рекламу