Клерк.Ру

«Не найдете нарушений — лучше увольняйтесь». Исповедь работника налоговой

Начиная проект «Регуляторная гильотина», мы не очень рассчитывали на обратную реакцию. Но неожиданно получили письмо от действующего работника одного из московских отделений ФНС. То, что он действительно работает в налоговой, мужчина подтвердил фотографией удостоверения.

Александр (имя вымышленное) рассказал нам под запись об особенностях своей работы. И от них-то больше всего и страдает бизнес. К примеру, приходит в компанию проверка. Налоговики проверяют все документы и обнаруживают, что все в порядке. Просто не к чему придраться. Хотя, справедливости ради, такое случается не так часто. Но, допустим, случилось. Так нельзя, надо доначислить налогов хоть на какую-нибудь сумму, хоть на одну копейку. Иначе начальство не поймет, а инспектору могут указать на дверь, говорит Александр.

Отключить рекламу

Александр, сотрудник ФНС

«Фактически запрет на проведение проверок без доначислений. То есть если проверка проведена без начислений, то тебя начинают вызывать на различные комиссии, требовать объяснения и по итогу вынесут вердикт, что проверка проведена некачественно, и премии лишат и всего такого. Поэтому проще проверяющему выйти к плательщику с проверкой и написать хоть что-нибудь. Пусть потом решения отменят, но главное, чтобы там что-нибудь было написано. Если проверка, скажем так, получается в ноль, то есть без доначислений, акта нет, решения нет, то, соответственно, здесь просто все валят на проверяющих — это считай, что лучше тебе уволиться и, не знаю, идти отдохнуть, дома посидеть».

Вообще, письмо налоговика было ответом на историю гендиректора «НПО Промет» Евгения Петрова, которую мы недавно рассказали. Он руководит достаточно крупным предприятием, у которого множество контрагентов. К примеру, какой-то из этих партнеров ФНС показался сомнительным, закралось подозрение, что он не заплатил НДС. И тогда налоговики, отрывая от дел, вызывают к себе руководителя, который об этом контрагенте не знает ничего, это не его дело, у него другие функции. Вот что нам тогда рассказывал Евгений Петров.

Отключить рекламу

Евгений Петров гендиректор «НПО Промет»

«Работали ли вы с каким-то, допустим, контрагентом икс? Вот у меня, как у руководителя крупной компании, контрагентов десятки тысяч, и я, естественным образом, не могу сказать, работал ли я с этим контрагентом. Я помню единицы. Я помню старых клиентов определенных. Я знаю иногда основных поставщиков, но с нашими поставщиками у меня, извините, отдел закупок работает, а не я лично. Соответственно, вызовут меня, совершенно, понимаете, получается такая вот бесцельная вещь, когда я приезжаю и ничего не могу сказать».

Все дело в том, что вышестоящие органы требуют, чтобы их подчиненные постоянно вызывали к себе руководителей, рассказывает налоговик Александр. Чтобы были повестки, отчеты, чтобы велась кипучая деятельность. На местах прекрасно понимают, чего хочет руководство. И поэтому вызывают, требуют дополнительные документы. И не только, чтобы показать, что они тоже активно работают, а еще, чтобы от них отстали сверху. Хотя все можно сделать проще. Есть люди, которые отвечают за работу с контрагентами, есть бухгалтер. Достаточно провести работу с ними, пояснил собеседник радиостанции.

Отключить рекламу

«За эти направления отвечают определенные люди в штате организации. Собственно, по-хорошему, эти люди должны приходить и давать пояснения. Пусть бесконечное количество раз, если так получается, но тем не менее эти встречи будут максимально продуктивны и полезны, и правильны. А зачем отвлекать руководителя от своих обязанностей, пускай он зарабатывает деньги и платит налоги. На прямой вопрос «зачем вы меня вызвали?» ответа просто не будет. Ему просто ответят, что «мне так сказали, там перечень вопросов, ответьте и идите гуляйте».

Александр рассказал нам много других подробностей. Например, мы спрашивали, как налоговики ведут себя в западных странах. Там другая мотивация — не найти нарушение, а постараться помочь бизнесу его избежать. Потому что если он все-таки совершит какое-нибудь налоговое деяние, то штраф будет такой, что придется все продать, чтобы расплатиться с государством.

Отключить рекламу

У нас, как ни парадоксально, в этом смысле законы мягкие. Налоговик привел в пример проверку компании с иностранным участием. Ее оштрафовали за нарушение, но если бы она совершила что-то подобное у себя на родине, то ответственность была бы в десятки раз выше. У нас же другая особенность: проверять ради того, чтобы что-то найти. Тем более найти что-то можно почти всегда.Читайте также:"Регуляторная гильотина": Медведев предложил снизить нагрузку на бизнес

Это касается не только ФНС, это общая проблема всех российских контролеров. Более того, налоговая — одна из самых продвинутых служб. Например, недавно внедрила систему мониторинга: тот, кто в реальном времени онлайн показывает все свои документы, обходится без проверок в принципе. Правда, пока это затрагивает крупный бизнес, который, кстати, на ФНС жалуется редко. Ему вообще легче: с налоговиками работают целые отделы, штат юристов.

Отключить рекламу

Средним и мелким предпринимателям обычно проще сдаться — судиться будет дороже. Хотя Александр рассказал нам, что бывали случаи, когда такие бизнесмены запирались и не пускали к себе налоговиков. Понимали, что ничем хорошим для них проверка не закончится.

Источник: Business FM

Центр обучения «Клерка»
Приобретай опыт для серьезных дел

Правила трудовых проверок ужесточат. Готовьтесь в нашем онлайн-курсе по кадровому учету. Научим составлять документы так, что ни один инспектор не придерется.

Обучение полностью дистанционно. Выдаем сертификат. Записывайтесь.

Отключить рекламу