Клерк.Ру

14 доказательств реальности – это слишком мало

Владимир Туров в своем блоге рассказал о деле, в котором ИФНС проигнорировала 14 доказательств реальности контрагента и доначислила НДС. Компания обратилась в суд, и выиграла. Но не с первого раза.

Итак, свежее судебное решение, когда много доказательств оказалось слишком мало: Постановление АС Уральского округа №Ф09-5555/18 от 24.09.2018 года по делу №А50-31119/2017.

Типичная схема взаимодействия в строительстве: заказчик – подрядчик – субподрядчики. Инспекция заинтересовалась «серединкой». Проверяющие решили, налогоплательщик (он же подрядчик) сам выполнил работы с помощью неофициальных «физиков», а субподрядчики были только на бумагах. Сами рассудите, разве компании с «такооой» репутацией могут что-либо делать? Плохая судебная практика, учредители-руководители – алкаши да наркоманы с уголовным прошлым и «массовым» настоящим, ни активов, ни имущества, ни адреса. Засветились в группе «Риски». Виды деятельности далеки от строительства. Нулевая налоговая отчетность и «фирмы-однодневки» за спиной. В общем, тушите свет… Суд первой инстанции согласился с выводами налогового органа о создании формального документооборота и получении необоснованной налоговой выгоды.

Отключить рекламу

Как выяснилось у налогоплательщика была уйма доказательств, которых почему-то суду первой инстанции и налоговикам оказалось мало. Либо просто закрыли глаза… Наоборот, это инспекция не предоставила достаточное количество доказательств, чтобы с уверенностью заявить: «Это 100% получение необоснованной налоговой выгоды».

Итак, 14 аргументов от налогоплательщика, на которые инспекция и суд первой инстанции не обратили внимание:

1. Первичка, оформленная в соответствии с требованиями законодательства: договоры, протоколы согласования договорной цены, счета-фактуры, акты выполненных работ и т.д.
2. Копии учредительных документов контрагентов;
3. Коммерческая и хозяйственная переписка с согласованием приемки работ, перечней оборудования и работников;
4. Гарантийные письма;
5. Финансовый анализ состояния контрагентов в спорный период;
6. Регламент выбора поставщиков и подрядчиков + конкурсные карты отбора поставщиков;
7. Показания свидетелей (работников налогоплательщика, руководителей контрагентов и сотрудников заказчика), которые подтвердили выполнение работ субподрядными организациями;
8. Сведения об участии контрагентов в госзакупках, в которых они были признаны победителями, что свидетельствует о их реальности и добросовестности;
9. Документы СРО с указанием на наличие у контрагентов материальных и трудовых ресурсов, с оплатой необходимых взносов, а также страховых премий;
10. Товарные накладные, сметные расчеты и передаточные документы, которые подтверждают передачу оборудования и материалов напрямую от заказчика к субподрядчику, минуя налогоплательщика. «А это исключает вывод о нереальности деятельности последних, поскольку реальность деятельности заказчиков – крупных промышленных предприятия региона – подписавших с последними документы о передаче материалов, под сомнение поставлена быть не может в принципе»;
11. Анализ трудозатрат, который подтверждает, что налогоплательщик не мог самостоятельно выполнить спорные работы;
12. Положительная судебная практика с участием контрагентов, которая говорит о реальности;
13. Сопроводительные письма из иных налоговых органов, в которых написано, что контрагенты не обладают признаками номинальных структур;
14.Списки пропусков на объекты, среди которых более 20 работников не числятся в штате налогоплательщика и не получают от него доход. Значит эти лица работают скорее всего на контрагентов. А раз инспекция их не допросила, значит нельзя обвинять налогоплательщика в том, что это его «нелегалы».

Отключить рекламу

Подробности дела и комментарии эксперта читайте в статье.

Отключить рекламу