Клерк.Ру

Аутсорсинг как национальная идея

Американские рейтинговые институты ипотечный кризис проморгали. Теперь им отдают право рейтинговать банки для получения беззалоговых кредитов.

Все началось со строительства железных дорог.

В XIX веке железные дороги активно строили и в США, и в России, и в Индии, и в Китае. Но именно в Америке сложилась уникальная на тот момент модель — частные компании строили небольшой участок дороги, а на остальное привлекали средства за счет выпуска облигаций. В других странах было государственное строительство, концессии и прочие формы. Дороги построили и там, и здесь, а вот рейтинговые агентства возникли только в США. Инвесторам нужна была система оценки кредитного качества этой огромной массы железнодорожных облигаций. На этом и начали свой рейтинговый бизнес сначала Генри Пур и Джон Муди, а затем и другие товарищи.

Через 100 с небольшим лет рейтинговые агентства стали не просто неотъемлемой частью экономики и финансового рынка. Они — властители и распорядители потоков капитала.

В начале 90-х годов один американский журналист сказал примерно следующее: «После распада СССР в мире осталось всего лишь две сверхдержавы: это США и Moody’s».

Американские рейтинговые институты ипотечный кризис проморгали. Теперь им отдают право рейтинговать банки для получения беззалоговых кредитов.

Конечно, это, неправда. Как минимум потому, что есть еще S&P и Fitch. Вынося мнение о кредитоспособности эмитентов по всему миру, эти рейтинговые агентства во многом определяют направления международных финансовых потоков и в конечном итоге — стоимость фондирования и конкурентоспособность не только отдельных компаний, но и целых государств. Раньше нужно было вводить танки, теперь достаточно снизить рейтинг.

Три американских рейтинговых агентства будут, пожалуй, повлиятельнее, чем многие суверенные правительства. Правительства большинства стран с большой американской тройкой вынуждены общаться «снизу вверх». И Россия в 90-е годы принадлежала к той группе стран, которые буквально молились на рейтинг от Big 3, с замиранием сердца ожидая очередного повышения на пол-уровня.

2008 год ознаменован резким изменением внешнеполитической конъюнктуры. Кавказские события и финансовый кризис несколько изменили и российско-американские отношения, и вообще современный, прости господи, дискурс. Теперь американская система координат вроде как и не ориентир для нас (в отличие от тех же 90-х). Да и американские агентства несколько подрастеряли свой репутационный капитал на ипотечном коллапсе.

Главные претензии к ним: неправильная оценка рисков производных инструментов и запоздалая реакция на кризис, который они, по идее, должны были предсказать. Большая системная ошибка, к примеру, это одновременная возможность консультирования эмитентов и рейтингование их же ценных бумаг. Те же ипотечные бумаги, как известно, специально выпускались под определенный рейтинг — их структурированием занималось то же агентство, которое впоследствии оценивало и их кредитное качество. Иначе говоря, оценивало свою же деятельность, что, конечно, несколько странно. Moral hazard какой-то. К тому же недавно выяснилось, что у одного из агентств в течение года из-за неких «технических сбоев» облигации низкого уровня качества получали высший рейтинг.

Некоторые критические замечания, правда, легко оспариваемы. Агентства, в частности, оценивают только кредитные риски при выставлении классических рейтингов. То есть не риски потери ликвидности или стоимости, не риски недостоверной [advert=80]отчетности[/advert] (это уже дело аудиторов). Однако растет число недовольных тем, что агентства в принципе не справляются со своей основной функцией — прогнозной. Прозевали кризис, снижают рейтинги тогда, когда компания уже почти банкрот (а то и постфактум). Рыночные игроки зачастую гораздо раньше узнают, что будет с компанией и ее платежеспособностью — это отражается, например, в спрэдах по бондам. А агентства идут вслед за изменением спрэдов и ничего принципиально нового инвесторам не сообщают.

С рейтингованием ипотечных бумаг сейчас вообще достаточно плотно разбираются и в США (чуть ли не с подключением уже даже ФБР), и в Европе, и в других странах. Видимо, грядет большая реформа всей системы. И только в России, как ни странно, по этому поводу никаких резких движений не предпринимается. Правда, выступая на XII Петербургском международном экономическом форуме, президент Дмитрий Медведев заявил, что в условиях развернувшегося финансового кризиса назрела необходимость модернизации существующей глобальной системы регулирования. По словам российского президента, одним из приоритетных направлений возможной модернизации является «создание условий для адекватной оценки участниками рынка своих контрагентов, а также оценки различных финансовых инструментов». «Речь здесь идет о новых системах раскрытия объективной информации, о повышении роли рейтинговых агентств, о более эффективных надзорных требованиях и более понятных и прозрачных бухгалтерских стандартах», — говорил в июне Дмитрий Медведев.

Дальнейших действий не последовало. ЦБ РФ и Министерство финансов дают понять, что совершенствовать российскую систему рейтингования им некогда. Есть дела поважнее. А пока можно вполне отдать на аутсорсинг в США все оценки кредитного качества российских банков и эмитентов. В том числе и в вопросе вливаний ликвидности в рамках антикризисных мер. Так удобнее, проще и быстрее. Если что-то случится — можно переложить вину на американцев. А если начать внедрение национальной системы рейтингов — это потребует определенной работы и, самое страшное, ответственности.

Да, недоверие к российским агентствам (кстати, часто употребляемое прилагательное — «доморощенные») в значительной степени оправданно. Российские агентства работают мало. Статистики не накопили. Отстают по многим позициям от американских.

Но тогда давайте аналогично относиться и к нашим «доморощенным» управляющим компаниям, брокерам, страховщикам, да и к большинству банков, наконец. У нас современная история всего рынка — меньше 20 лет. Не заслужили еще. Да что там останавливаться на полпути — давайте отдадим на аутсорсинг все финансовые операции, управление бизнесом. И патрулирование границ, наконец. И головной боли меньше, и эффективность, говорят, там у них, несмотря на все кризисы, выше.

Не создавая внутренних институтов, мы рискуем отстать не на n лет, а навсегда. Тогда, правда, боюсь, нам все эти сложные вопросы уже решать не придется — их решат за нас.

Мнения
Люди которым это нравится