Клерк.Ру

Про феерическое письмо ФНС, которое открывает новую эру в принятии отчетности

В конце первой декады июля Федеральная налоговая служба выпустила феерическое письмо под номером ЕД-4-15/13247. Применить к нему другое прилагательное просто не представляется возможным, потому как то, что придумали налоговики, не поддается анализу ни с точки зрения здравого смысла, ни с точки зрения существующего налогового законодательства.

Составлено письмо в рамках реализации программы «Реформа контрольно-надзорной деятельности» и в соответствии со Стандартом комплексной профилактики нарушений обязательных требований.

Адресатами являются структурные подразделения ФНС на местах. Им поручается проводить профилактику нарушений законодательства о налогах и сборах, что, в общем, они и так делали. Однако на этот раз внимание налоговиков привлекли налогоплательщики, у которых налоговые декларации формально соответствуют требованиям ст. 80 НК РФ, но подписаны неуполномоченным на то лицом.

ФНС заявляет о том, что методы контроля должны быть «превентивными» и приводит достаточно обширный список признаков, которые свидетельствуют о возможной непричастности налогоплательщика к финансово-хозяйственной деятельности.

В письме говорится, что наличие ряда указанных признаков (к сожалению, не разъясняется, сколько признаков необходимо и достаточно для того, чтобы сделать вывод), то к таким налогоплательщикам будут применяться описанные ниже меры контроля. Но об этом чуть позже. Перечислять все признаки смысла нет, поскольку часть из них действительно давно используется территориальными органами ФНС для определения «недобросовестных» налогоплательщиков. Например, размер налоговых вычетов по НДС более 98%. Однако следует обратить внимание на некоторые из них, поскольку ничего кроме недоумения они не вызывают.

Первый из таких признаков — вновь созданные организации (дата создания/регистрации 2017 год). Все ли созданные в 2017 г. организации будут рассматриваться как «возможно непричастные к хозяйственной деятельности» или только некоторые из них, не уточняется. И почему в июле 2018 г. вновь созданными организациями стали организации, созданные только в 2017 г., тоже непонятно.

Если бы письмо было выпущено в начале 2018 г. перед отчетной кампанией, то можно было бы усмотреть в этом хоть какую-то логику. Однако после окончания отчетной кампании за 2017 г. и по прошествии двух налоговых периодов 2018 г. по НДС, такой критерий с привязкой к конкретному году утрачивает смысл.

Второй признак, говорящий органам ФНС о «недобросовестности» — руководители юридического лица, индивидуальные предприниматели не проживают по месту регистрации. Ситуация на самом деле очень распространенная и ни в коей мере не свидетельствует о недобросовестности налогоплательщика или его руководителя.

Скорее всего имелось ввиду, что руководители или индивидуальные предприниматели не получают корреспонденцию и не отвечают на требования налоговых органов. Но сам факт непроживания по адресу прописки никак не может свидетельствовать даже о возможной «непричастности к финансово-хозяйственной деятельности».

Третий признак, который, честно говоря, повергает в легкий (а может и не легкий) шок — присутствие на допросах должностных лиц налогоплательщика их представителей (адвокатов).

Это видимо означает, что человек, желающий защитить себя от нападок налоговых органов, приходящий на допрос с адвокатом или юристом, для того, чтобы своевременно и грамотно отвечать на вопросы работников ИФНС будет расценен ими как заведомо недобросовестный и непричастный к финансово-хозяйственной деятельности.

Комментарии излишни. А если этот представитель окажется жителем другого города, то уверенность налоговиков в том, что руководитель не является добросовестным, только умножится. Поскольку этот признак также в письме поименован.

Еще один странный признак, который указан ФНС — внесение сведений о смене руководителя организации незадолго до сдачи отчетности. Если учесть, что по НДС налоговым периодом является квартал, то, скорее всего, при смене руководителя в любой промежуток времени это может быть расценено как «незадолго до».

После перечисления признаков в письме описаны методы налогового контроля, которые должны быть применены к «непричастным» субъектам. Один из них, уже полюбившийся работникам ФНС — это допрос. Причем в ходе допроса физическое лицо будут спрашивать не только о конкретном предприятии, а обо всех, где он является или являлся руководителем.

В случае выявления такой необходимости (судя по логике написания письма, выявляется она в ходе проведения допроса) налоговики могут осмотреть помещения по адресу юридического лица, истребовать документы, подтверждающие полномочия должностных лиц налогоплательщика у банков, и центров удостоверяющих ЭЦП и/или провести экспертизу имеющихся документов с целью проверки их достоверности.

При этом в письме говорится о том, что все вышеуказанные мероприятия должны быть проведены заблаговременно «в сроки, достаточные для их завершения до наступления сроков представления в налоговый орган налоговых деклараций за соответствующий период». Условие конечно хорошее, только не совсем понятно как его применять на практике.

Судя по всему, должен быть сформирован график проведения допросов руководителей подозрительных налогоплательщиков и сформирован таким образом, чтобы на основании результатов допросов провести осмотры, запросить документы из банков и провести экспертизу имеющихся деклараций или иных документов, содержащих подписи руководителя налогоплательщика.

С учетом объемов делопроизводства ИФНС и количества налогоплательщиков, которые могут попасть под установленные критерии, можно предположить, что налоговые органы совсем скоро будут дублировать функции органов дознания. Что, в общем, соответствует еще одному письму ФНС № ЕД-4-2/13650@ от 13 июля 2017 г., где говорилось о необходимости применения налоговыми органами методов следственных органов.

И даже на этом налоговики не остановились. Если в результате всех указанных методов налогового контроля будет выявлено, что декларация подписана неуполномоченным лицом, то (барабанная дробь) она будет аннулирована.

Конечно, при выявлении нарушений законодательства, следует привлечь нарушителей к налоговой ответственности. Но есть одно НО! — в главе 16 НК РФ не предусмотрено ответственности за несоблюдение требований ст. 80 НК РФ. На каком правовом основании налоговые органы будут проводить процедуру аннулирования непонятно.

С учетом того, что письмо еще совсем свежее судебной практики на сей счет не имеется. Но есть очень вдохновляющее решение суда кассационной инстанции (постановление Ф04-2962/2018 от 25.07.2018 г.), в котором говорится о том, что наличие у компании признаков «транзитной» фирмы, согласно нормам налогового законодательства не является основанием для отказа в принятии налоговой отчетности. Будем надеяться, что и аннулирование налоговых деклараций будет легко оспорить в суде.