Рольф

Оценка «Рольф Эстейта», из-за продажи которого основателя «Рольфа» Сергея Петрова обвинили в выводе 4 млрд руб. за рубеж, была готова за два месяца до сделки.

Оценку компании готовила московская аудиторская компания ООО «Юрис, право и аудит», рассказал РБК представитель «Рольфа» и подтвердил гендиректор аудитора Игорь Тимошин.

«Юрис, право и аудит» оценила рыночную стоимость 100% «Рольф Эстейта» в 3,98 млрд руб., следует из отчета, подписанного Тимошиным. Оценка проводилась с 26 ноября по 2 декабря 2013 года, а сделка по продаже компании, которую Следственный комитет называет фиктивной, состоялась через два месяца после этого — 12 февраля 2014 года.

Аудитор Ольга Потапова, которая ранее работала в «Юрис, право и аудит», подтвердила РБК, что проводила оценку «Рольф Эстейта», однако деталей за давностью лет она не помнит.

Оценка всегда носит субъективный характер, и есть десятки подходов к ее проведению, говорят эксперты. Но оценка на основе балансовой стоимости чистых активов достаточно достоверна. Кроме того, у компании могут быть нематериальные активы, например, бренд. Балансовая стоимость чистых активов «Рольф Эстейта» на 30 сентября 2013 года, то есть почти за полгода до сделки, составила 3,42 млрд руб., следует из отчета «Юрис, право и аудит». На балансе компании на тот момент были все 17 московских дилерских центров «Рольфа», а также их земельные участки и недвижимость.

3 февраля 2014 года совет директоров кипрской Panabel Limited, принадлежащей семье Петрова, принял решение о продаже «Рольф Эстейта» исходя из произведенной оценки — 98,95% ее акций за 3,938 млрд руб.

«Рольф» перечислил на счет Panabel 3,938 млрд руб. пятью траншами с 19 февраля по 3 марта 2014 года. Затем, согласно отчетности Panabel, в июне 2014 года она выплатила акционерам 3,8 млрд руб. дивидендов за 2013–2014 годы, а в 2015 году была ликвидирована.

Представитель «Рольфа» Павел Носов объяснил РБК продажу «Рольф Эстейта» внутренней реорганизацией: по его словам, до 2014 года «Рольф» и «Рольф Эстейт» существовали как отдельные компании, хотя обе принадлежали Panabel, затем в рамках консолидации и укрупнения бизнеса на базе «Рольфа» было принято решение о продаже ему акций «Рольф Эстейта».

Но, по версии Следственного комитета, который возбудил уголовное дело против Петрова, Луковецкой, Кафкалии, а также члена совета директоров «Рольфа» Анатолия Кайро, эта сделка была фиктивной. Договор купли-продажи был «заведомо подложным», сумма сделки «многократно завышенной», а ее реальная цель — в выводе за рубеж средств, полученных от коммерческой деятельности «Рольфа».

Реальная цена акций «Рольф Эстейта», по версии оперативника ФСБ, чей рапорт лег в основу уголовного дела, не превышала 200 млн руб., то есть была в 20 раз меньше оценки «Юрис, право и аудит».