Клерк.Ру

Коронавирус и отпуск: как рассчитывать «президентские нерабочие дни с сохранением заработной платы»

В связи с эпидемией COVID-2019 Минтруд выпустил очередные «казнить нельзя помиловать», не удосужившись расставить запятые. Что такое «нерабочие дни», в т.ч. для тех, кто и без того находится в отпуске, рассказывает правозащитник Александр Хаминский.

В ходе очередного обращения Президента РФ к нации в условиях распространения коронавирусной инфекции COVID-19 Владимир Путин помимо прочих дополнительных мер поддержки населения и бизнеса объявил о продлении ограничительных мер до конца апреля (с допущением сокращения этого периода сообразно объективным обстоятельствам).

Изначально «нерабочие дни» для россиян «с сохранением заработной платы» были установлены Указом Президента РФ от 25.03.2020 г. № 206 с 30 марта по 3 апреля включительно. При этом о введении Правительством РФ режима ЧС или ЧП речь всё ещё не идёт. А значит, на данный момент нет и оснований рассчитывать на какие-либо специфические предусмотренные законом госгарантии.

📌 Реклама

Впрочем, на данный момент права граждан ограничены лишь частично и касаются рекомендаций относительно соблюдения режима самоизоляции и минимизации передвижений и контактов. Эта мера является безусловно необходимой с учётом того, что передача вируса от человека к человеку происходит, в основном, через дыхание и соприкосновение с заражёнными микрочастицами слюны поверхностями. И остановить распространение заразы можно лишь за счёт резкого ограничения контактов и соблюдения требований личной и общественной гигиены.

Помимо общего приоритета — жизни и здоровья граждан — Президент отметил необходимость сохранения их рабочих мест и доходов, а вместе с ними и экономики в целом.

Основные же риски экономического характера содержат как раз пролонгированные «каникулы», способные привести к волне внутренних дефолтов, при которых предприниматели получат возможность не исполнять свои финансовые обязательства, в т.ч. перед работниками по выплате заработной платы. Формулировки, в настоящее время вводимые правительствами регионов, в полной мере удовлетворяют установленным п. 3 ст. 401 ГК РФ.

Основанием для ненаступления ответственности за нарушение предпринимателем своих обязательств являются вводимые местными правительствами нормативные акты, определяющие условия распространения коронавируса как обстоятельства непреодолимой силы. А отсутствие в деяниях умысла или неосторожности делает невозможным применение к предпринимателям ст. 145.1 УК РФ.

В качестве примера стоит привести Указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности» (в ред. от 31.03.2020 г.). В пункте 17.1 распространение новой коронавирусной инфекции (2019-nСоV) является в сложившихся условиях чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельством, а также обстоятельством непреодолимой силы.

Проблема в том, что законодательство не содержит норм, регулирующих конкретные правоотношения в ситуациях, подобных нынешней. Так, Трудовой кодекс РФ не содержит понятия «нерабочие дни», которое в своих Указах применил Президент. Да и вообще данные документы во многом инновационны, и порядок их реализации должен быть выработан Оперативным штабом с учетом полноты информации, которой он обладает.

Однако некоторые федеральные органы захотели дать разъяснения в приоритетном порядке и оттого лишь ещё больше запутали россиян, спровоцировав волну взаимного недовольства и непонимания между работодателями и работниками.

📌 Реклама

Так, в связи с Указом Президента РФ № 206 Минтруд поторопился выпустить 26 марта Рекомендации работникам и работодателям. Уже после опубликования на официальном сайте в них был выявлен ряд неопределённостей, в связи с чем на следующий день появились дополнения к Рекомендациям. Впрочем, ещё в большей степени противоречивые.

Особого внимания заслуживает пункт, касающийся учёта рабочего времени во время вынужденных «каникул» для тех, кто на момент их введения находился в отпуске:

«2. Если работник находится в отпуске, то нерабочие дни с 30 марта по 3 апреля 2020 года в число дней отпуска не включаются и отпуск на эти дни не продлевается».

То есть, с одной стороны, эти дни в отпуск не включаются. С другой — они всё равно «сгорают». Очевидно, что в масштабах страны сейчас имеется несколько сотен тысяч работников, находящихся в отпуске. Это означает, что по их возвращению на работу можно ожидать такое же количество трудовых конфликтов, главным вопросом которых станет обсуждение количества отгулянных или сохранённых дней отпуска.

📌 Реклама

Чтобы купировать конфликты и скандалы заранее, предлагается обратиться не к рекомендациям, не являющимся нормативным актом, а к Федеральному закону, в данном случае — к Трудовому кодексу РФ.

Он делит наше время на рабочее и нерабочее, а также устанавливает порядок его исчисления. Когда мы не в отпуске и не на больничном, для нас есть рабочие, нерабочие праздничные и выходные дни. Просто «нерабочих» в Кодексе, напомню, нет. Но когда мы в отпуске, для нас в соответствии со ст. 115 ТК РФ существуют только календарные дни. Исключения составляют лишь предусмотренные ст. 120 ТК РФ нерабочие праздничные дни. Все остальные, в т.ч. субботы и воскресенья, включены в дни отпуска.

Таким образом, на данный момент пытаться руководствоваться теми пунктами Рекомендаций Минтруда, которые, как минимум, не соответствуют закону, не стоит. Никто не может не включить в счёт отпуска никакие иные дни, кроме как установленные Трудовым кодексом РФ нерабочие праздничные дни.

Считайте, что для тех граждан, кто находится в отпуске, Президент ввёл пять дополнительных календарных суббот. А для тех, кто не в отпуске, — пять дополнительных оплачиваемых суббот.

Думаете, здесь имеется некое неравенство? Давайте спорить и решать эти споры, когда эпидемия пойдёт, в итоге, на спад и закончится.

Сейчас есть дела поважнее: оптимизируйтесь, оставаясь, по возможности, дома, берегите себя и своих родных.

Подборка полезных мероприятий

Разместить
📌 Реклама