Клерк.Ру

Правозащитник: «За каждым правонарушением хозяйствующих субъектов стоит коррупция»

Вынужденные ограничения во время пандемии стали испытанием для всей экономики в целом. А для отдельных отраслей превратился в настоящий квест на выживание, в том числе и для ресторанной сферы.

С другой стороны, временную приостановку некоторых контрольно-надзорных мероприятий (как одну из мер господдержки бизнеса) некоторые представители хозяйствующих субъектов восприняли, как карт-бланш на определённую степень «безнаказанности», ища внутренние оправдания в необходимости оптимизации.

Своим видением правовых последствий подобного подхода с «Клерком» поделился руководитель Центра правопорядка в г. Москве и Московской области, участник поддержанного Грантом Мэра Москвы Проекта «Общепит Москвы под контролем институтов гражданского общества» Александр Хаминский.

Как только рестораторы не ругали 2020 и 2021 годы! Однако есть те те, кто способен разглядеть в бизнесе помимо извлечения сиюминутной прибыли за счёт игнорирования безопасности посетителей и, собственно, государственных интересов, долгосрочные инвестиции. Они-то и увидели кое-что позначительнее падения доходности в моменте, а самые умные — воспользовались возможностью провести и полномасштабную ревизию собственных правовых подходов к делам, и их переоценку. В рамках реализации мероприятий Проекта мы увидели, что число многих категорий правонарушений, в т.ч. несущих риски жизни и здоровью граждан, было значительно снижено.

Судите сами: по данным официального сайта Мэра Москвы инфраструктура города включает в себя более 11 тыс. предприятий общественного питания. «Белыми и пушистыми» на 100% являются даже не сотни — десятки. И вот теперь — в течение 2020-2021 гг. — мы наблюдаем возникновение объективных обстоятельств, как напрямую препятствующих нарушению законодательства, так и просто заставляющих действовать более осмотрительно, приводя свои дела и обстановку в барах, кафе, ресторанах и клубах в порядок, чтобы вписываться в новые «антиковидные» условия и не раздражать лишний контрольно-надзорные органы и своих собственных посетителей.

Ведь никто не давал отмашки на приостановление проверок по фактам, связанным с наличием рисков жизни и здоровью, несмотря на то, что нагрузка на органы государственной власти сейчас огромна. Так что да, с одной стороны, «лежачего не бьют», но с другой, если он пытается как-то своим положением воспользоваться, чтобы нарушать всё больше и больше, считая, что имеет на это полное моральное право (ведь в чём-то он был ущемлён!), уже «никакие связи не помогут сделать ножку маленькой».

Госорганы и сами столкнулись с массой ограничений и новых задач. Но здесь на помощь как раз и пришла общественность, которую стали достаточно активно поддерживать, оценив, как компетентный ресурс. Мы, например, предложили свой Проект «Общепит Москвы под контролем институтов гражданского общества» на рассмотрение Правительству Москвы ровно год назад и стали победителями Конкурса Грантов Мэра Москвы. И многие наши коллеги из НКО, работающих в сферах защиты прав потребителей и обеспечения общественной безопасности, тоже оказывают всё это время содействие в выявлении, документировании и, что самое главное, в профилактировании правонарушений. Мы эти вопросы имели возможность не только обсудить в рамках двух круглых столов, но и составить своего рода «дорожную карту» по трёхстороннему взаимодействию в системе координат рестораторы-общественники-госорганы, поскольку на мероприятиях присутствовали как представители отрасли и профильных ассоциаций, так и активисты различных движений и должностные лица. Чётко проговорили: кто, что, кому и в какой форме подаёт в случае достоверного установления факта нарушения закона; как реагируют на это хозяйствующие субъекты, а как — представители органов государственной власти.

Рассчитываем, что в 2022 г. Советом Федерации будет рассмотрено наше предложение по усилению роли общественных объединений в административном процессе, чтобы наши квалифицированные обращения, содержащие информацию о правонарушениях, рассматривались в приоритетном порядке. Планировали актуализировать и переиздать в рамках Проекта и выпущенное в 2016 г. специальное пособие «Выявление и профилактика правонарушений в сфере общественного питания», но оказалось, что за пять лет нормативная правовая база претерпела настолько кардинальные трансформации, что нужно собирать материал и писать по теме заново, — тоже сделали, недавно сдали рукопись в печать.

Возвращаясь к теме положительного влияния на рынок введённых в качестве меры борьбы с пандемией ограничений, не могу не отметить несколько моментов, зафиксированных в ходе нашего ежегодного мониторинга, проводящегося с 2016 года.

Во-первых, несколько снизилось число правонарушений, связанных с оборотом алкогольной продукции, а также являющихся их следствием нарушений общественного порядка в самих предприятиях общественного питания и на прилегающих территориях. Я говорю, прежде всего, о незаконной реализации алкоголя, в т.ч. контрафактного и фальсифицированного, без отражения в системе ЕГАИС, и о продаже спиртного несовершеннолетним. Ведь большинство подобных правонарушений традиционно совершается в поздневечернее и ночное время, что, собственно, и затрудняет их фиксирование представителями органов государственной власти, а заодно делает посещение многих московских ресторанов небезопасным для посетителей и негативно сказывается на пополнении бюджета и облике города. И часть этих проблем — количественно, разумеется, в общем объёме в целом — была снята за счёт неоднократного введения запретов на работу общепита с 23 до 6 часов. Вот, правда, о каких-то положительных сдвигах в статистике правонарушений при реализации алкогольных напитков крепостью свыше 16,5% в нестационарных торговых объектах, ничего сказать не могу.

Напротив: закрыли залы — начали продавать, всё, что можно, и что нельзя, на верандах. Заодно, кстати, выросло и число зафиксированных нами фактов возведения незаконных строений, сооружений и помещений и несоблюдения требований, предъявляемых к сезонным кафе и другим нестационарным торговым объектам. Но тут уж, повторюсь, для кого-то пандемия стала отличной возможностью проанализировать правомерность своей деятельности, устранить те или иные пробелы, что-то исправить. А вот все ли ею воспользовались, и каковы будут административно-правовые и уголовно-правовые последствия такого решения в самом ближайшем будущем, это уже вопрос отдельный.

Во-вторых, небольшие положительные сдвиги мы наблюдали и в доле нарушений, связанных с оборотом наличных денежных средств, и в общем объёме правонарушений экономической направленности. Подавляющее большинство посетителей стало платить картами, что в некоторой степени затруднило для недобросовестных рестораторов присвоение части выручки за счёт неприменения контрольно-кассовой техники. Впрочем, расчёты с поставщиками продуктов питания и алкогольной продукции наличными без отражения в бухгалтерском и налоговом учёте, а также выплата вознаграждения не оформленным в установленном порядке работникам наличными без надлежащего оформления, к сожалению, никуда не делись.

Ну, а в-третьих, для нас в значительной мере упростилось выявление и документирование правонарушений в сферах пожарной безопасности и санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Необходимость обеспечения условий для социального дистанцирования и применения СИЗ органов дыхания, в т.ч. персоналом, формируют ранее не достижимую прозрачность в вопросах сбора подтверждающих факты правонарушений скриншотов, фото- и видео-материалов: столы расставлены друг от друга дальше, чем обычно, посетителей в заведениях в целом меньше, — ничто не перекрывает мебель, загораживающую пожарные выходы, отсутствие огнетушителей или другие огрехи, которым не место на предприятиях общественного питания. То же и с концертами: если нарушения есть, любое фото из социальных сетей уже само по себе наглядно иллюстрирует, что и, допустим, предельно допустимая заполняемость, и иные требования антиковидного законодательства организаторами были проигнорированы.

Другой вопрос, что в подавляющем большинстве случаев указанные правонарушения происходят при попустительстве тех самых лиц, которые обязаны осуществлять контроль и надзор в той или иной сфере в рамках своих должностных полномочий. Поэтому вопросы обеспечения безопасности и противодействия коррупции у нас в ближайшем приоритете: удалось собрать прискорбно много фактуры по правонарушениям коррупционной направленности, временно отложенной до наступления нового года, как не связанной напрямую с реализацией грантового Проекта, по которому имеются чётко прописанные цели, задачи и сроки. С другой стороны, это и не плохо: всегда нужно видеть перспективу, в т.ч. и по приоритетным задачам. И если с краткосрочной всё достаточно очевидно, в среднесрочной мы ставим перед собой цель разработать и внедрить такую систему правоотношений, которая послужит соблюдению баланса интересов публичных, которые призваны защищать органы государственной власти, и частных, поскольку всё же предприятия общественного питания оказались, мягко говоря, в непростой ситуации.

Да, кому-то, конечно, бывает, не нравится, что мы вмешиваемся, призываем не нарушать и даже готовы помочь с выстраиванием легитимного режима функционирования хозяйствующего субъекта, если самостоятельно не получается... Но, в конце концов, чтобы менять мир, и нужно работать, не ожидая ни статусов, ни поощрений.

От бухгалтеров требуют управленку: что делать?

Пройдите повышение квалификации по теме «Управленческий учет». Получите официальное удостоверение на 120 часов. 

Научитесь всему: от настройки аналитики доходов и расходов до работы с финансовым анализом и внедрением всего в 1С. Записаться на курс можно тут.

Старт потока — 15 февраля, успейте записаться уже сейчас, программу курса смотрите здесь.

Подборка полезных мероприятий

Разместить