Клерк.Ру

Готовы ли российские работодатели к четырехдневной рабочей неделе, часть II

Итак, четырехдневка! Хватит исследований и истории, пришло время спросить живых эйчаров. Тройка экспертов — три мнения, но в одном они сходятся... Или все-таки не в одном? Размышления и комментарии, целый пучок выводов и антиутопическая пилюля под конец.

Вот мы и познакомились с идеями, цифрами и даже заглянули назад (в будущее?) в прошлое. А теперь послушаем экспертов. Мы попросили их подумать, когда российские работодатели перейдут на четырехдневку, а заодно рассказать, что мешает ее введению в России.

Когда наступит (счастье) четырехдневка

Анна Баковская, HR-эксперт, внешний консультант: «В Трудовом кодексе РФ сказано, что нормальная продолжительность рабочей недели не должна превышать 40 часов (статья 91). Так что установить вместо пятидневки более короткую рабочую неделю компаниям мешают не государство и законы, а лишь их собственные ограничения, неготовность топ-менеджеров и линейных руководителей перестроиться, и неуверенность, что работники смогут перестроиться. И отчасти руководители правы. Если даже при пятидневке не удается эффективную работу наладить, то при четырехдневке это точно не выйдет. К примеру, даже KPI многие до сих пор так и не смогли освоить. Да, KPI не для всех профессий подходит (для творческих — хуже всего), но в большинстве случаев эту систему просто неправильно внедряют.

Чем меньше времени трудимся, тем сильнее должна быть ориентация на результат, а у многих работников и руководителей она до сих пор на процесс. Пришел на работу, не опоздал — молодец. Досидел до шести — умница. Не все успел сделать — ну что ж, плохо, но на зарплате это не скажется. У многих руководителей представления дремучие: чем дольше сотрудник сидит на работе, тем больше сделает. Чаще всего это мнение не подкреплено ничем, кроме иллюзий самого руководителя.

Отсюда и ответ на вопрос о том, когда в России будет четырехдневка. Тогда, когда управленческая культура повысится настолько, что можно будет без натяжки говорить об эффективном менеджменте, и когда изменится сама установка работодателей. Только эти два момента и мешают, технологических ограничений уже нет. Это типичная ситуация: техника, материальные возможности меняются быстрее, чем человеческая психология. Привычки, установки и консерватизм мешают сильнее всего.

Небольшим компаниям — производителям интеллектуального продукта (программирование, веб-разработка, дизайн, копирайтинг, консалтинг и пр.) перейти на четырехдневку проще, чем крупным и неповоротливым. Потому что у таких каждый сотрудник на виду, меньше шестеренок и передаточных звеньев. Кроме того, те, кто решает творческие и интеллектуальные задачи, размышляют над ними не только на работе. Мозг прихотлив — решение проблемы может прийти, когда вы гуляете в парке или варите варенье. Четыре дня вместо пяти отлично стимулируют таких работников, их продуктивность может даже повыситься.

Кстати, те работодатели, которые уже сейчас готовы предложить сотрудникам четыре дня вместо пяти, получат очень серьезное преимущество на рынке труда, если сумеют сохранить при этом привлекательную зарплату. Перед тремя выходными соискателю устоять трудно. Это отличная идея для небольших компаний, стартапов. Она поможет им конкурировать с корпорациями, которым перейти на такие условия намного сложнее».

Марина Ашеева, HR-эксперт: «Как ни странно, здесь есть понятийная неточность, я с нее и начну. Если строго придерживаться описания четырехдневки как "четыре рабочих дня в неделю, а остальные три — выходные", то такое будущее наступит нескоро, и не только в России, но и в Европе или Америке. Хотя я уверена, что рано или поздно оно все-таки придет.

Однако некоторые компании рапортуют, что уже перешли на четырехдневный формат, на самом деле подразумевая, что пятый день люди работают из дома. То есть четыре дня — в офисе, еще один день — хоум-офис, и два выходных. Если надеяться, что дома сотрудник, скажем, не с котом играет, а действительно работает (он на связи, ему можно задать вопросы по делу, он выполняет определенный объем работы, ее результаты можно оценить), то это, конечно, чистой воды пятидневка, просто на более гибких условиях.

Я думаю, что именно такие гибкие форматы помогут компаниям плавно перейти на четырехдневную рабочую неделю. Например, через сокращенный рабочий день в пятницу — к пятнице, когда часть сотрудников делает работу из дома, и далее к честной четырехдневке. Такие варианты хороши тем, что позволяют отработать управленческие механизмы, учат организовывать работу. Сотрудники тоже учатся — управлению собственным временем, самоорганизации. Если удастся не потерять в эффективности (а может, даже приобрести), то работодателям выгодна четырехдневка: ниже расходы на обслуживание офиса, сотрудники успевают как следует отдохнуть, реже выгорают, поэтому лучше относятся к работе и компании.

Самое серьезное препятствие для четырехдневки — плохой менеджмент, стихийное управление компанией, непонимание принципов мотивации. Большинство российских бизнесменов, даже наиболее успешные, до сих пор делают ставку на мелочный контроль над работниками. Это и в случае с пятидневкой плохо, а при четырехдневке может закончиться для компании фатально».

Татьяна Иваненко, директор по персоналу в консалтинговой компанииАКС System: «Вообще-то, некоторые работодатели уже используют четырехдневку, я лично такие компании знаю. Но пока это лишь единицы. Цифры, которые получил HeadHunter — те 2 %, уже перешедшие на такой формат, — как мне кажется, довольно точно отражают действительность. Если же говорить о массовом переходе на четырехдневку, то его мы вряд ли дождемся на своем веку.

Не стоит забывать, что Россия — это не только Москва, Питер и несколько городов-миллионников. У нас множество небольших городов, не говоря уже о поселках и селах, где основная проблема пока не столько в том, чтобы работать меньше, сколько в том, как вообще найти приличную работу с приемлемой зарплатой. Если удалось, это уже успех, и пятидневка здесь еще долго будет устраивать большинство. Да что пятидневка, даже шестидневка устроит, если до того человек сидел без работы.

Вспомните, что происходит в моногородах, когда градообразующее предприятие закрывается, и вы поймете, что для основной массы российских компаний и работников четырехдневка — экзотика, что-то не от мира сего. (Кстати, интересно было бы узнать о географии опроса, проведенного компанией HeadHunter, потому что если в нем участвовали в основном столичные компании — это одна картинка, а если региональные — совсем другая.)

Я думаю, что уже в ближайшие 10–15 лет четырехдневка будет частым явлением в некоторых развитых странах. Но в России повестка дня пока другая. Нашим руководителям надо научиться управлять людьми не в формате "прораб на стройке", а работникам — стать более самостоятельными и ответственными, узнать о социальной мобильности — уезжать из своего городка в другой, если нет работы. И это задача не на 5–10 лет, она много больше времени требует. А вот на смену ей придет иной вопрос — как найти баланс между работой и частной жизнью, и тогда уже станет актуальна четырехдневка. Но в столицах лед, конечно, тронется раньше, как всегда».

Резюме и немного антиутопии

Надеюсь, вы еще не забыли, о чем говорилось в первой части статьи, потому что выводы относятся и к ней.

  1. Рано или поздно четырехдневная рабочая неделя все-таки заменит собой пятидневку. Это закономерно, если учесть историю вопроса.

  2. Однако в ближайшие годы российским работникам четырехдневка не светит (за редким исключением), в этом все эксперты сошлись. Работодатели могут сократить рабочую неделю хоть завтра, но пока сами не готовы к этому.

  3. В небольших российских городах о четырехдневке даже говорить рано. На первом месте здесь другие проблемы: непростой поиск работы, низкая социальная мобильность и прочие трудности.

  4. На уровне компаний основными препятствиями для сокращения рабочей недели являются невысокий уровень управленческой культуры, неумение мотивировать сотрудников, неготовность отказаться от устаревших управленческих установок.

  5. Плавное сокращение рабочих часов может сочетаться с внедрением гибких форм занятости (сочетание работы в офисе и дома).

  6. Работники рады дополнительному выходному, если зарплата остается прежней.

  7. Предложение четырехдневной рабочей недели дает работодателю серьезное конкурентное преимущество на рынке труда.

И в заключение немного художественной литературы — строго по теме ;)

Олдос Хаксли. О дивный новый мир: роман / пер. с англ. О. Сороки, В. Бабкова:

Семь с половиной часов умеренного, неизнурительного труда, а затем сома в таблетках, игры, беззапретное совокупление и ощущалки. Чего еще желать им? — вопросил Мустафа. — Ну, правда, они могли бы желать сокращения рабочих часов. И, разумеется, можно бы и сократить. В техническом аспекте проще простого было бы свести рабочий день для низших каст к трем-четырем часам. Но от этого стали бы они хоть сколько-нибудь счастливей? Отнюдь нет. Эксперимент с рабочими часами был проведен еще полтора с лишним века назад. Во всей Ирландии ввели четырехчасовой рабочий день. И что же это дало в итоге? Непорядки и сильно возросшее потребление сомы — и больше ничего. Три с половиной лишних часа досуга не стали источником счастья, людям даже пришлось глушить эту праздность сомой. Наше Бюро изобретений забито предложениями по экономии труда. Тысячами предложений! — Монд широко взмахнул рукой. — Почему же мы не проводим их в жизнь? Да для блага самих же рабочих; было бы попросту жестоко обрушивать на них добавочный досуг.