Новости

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 10 февраля 2009 г. N А33-7291/08-Ф02-230/09 указал, что копия акта приема-передачи с перечнем передаваемых объектов не может являться документом - основанием возникновения у заявителя права собственности на заявленный к регистрации объект недвижимости.

ФАС отметил, что необходимые для государственной регистрации прав документы, выражающие содержание сделок, совершенных в простой письменной форме, и являющиеся основанием для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения прав, представляются не менее чем в двух экземплярах-подлинниках. При этом один экземпляр после государственной регистрации прав должен быть возвращен правообладателю, второй - помещается в дело правоустанавливающих документов. 

Иные необходимые для государственной регистрации прав документы представляются не менее чем в двух экземплярах, один из которых - подлинник - после государственной регистрации прав должен быть возвращен правообладателю.

 

ФАС Поволжского округа в Постановлении от 24 февраля 2009 г. по делу N А57-4436/2008 указал на незаконность решения третейского суда о признании права собственности на объекты недвижимости, которое, в свою очередь, послужило основанием для регистрации прав на указанные объекты. 

Здесь ФАС отметил, что заявление об отмене решения третейского суда подается в арбитражный суд для субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда, в срок, не превышающий трех месяцев со дня получения оспариваемого решения стороной, обратившейся с заявлением.

При этом вопросы о праве собственности на недвижимое имущество отнесены законодателем к исключительной компетенции государственных судов, поэтому решение третейского суда в данном случае подлежит безусловной отмене, заключи ФАС.

ФАС Уральского округа в Постановлении от 17 февраля 2009 г. N Ф09-425/09-С4 признал несостоятельность довода о том, что при расчете действительной стоимости доли выбывающего участника следует исходить из методики, утвержденной обществом, и учитывать чистые активы общества без стоимости неделимого фонда. 

ФАС указал, что общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе из общества, а в случае неполной оплаты его вклада в уставный капитал общества действительную стоимость части его доли, пропорциональной оплаченной части вклада. 

Действительная стоимость доли участника общества выплачивается за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером уставного капитала общества. При этом действительная стоимость доли участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли.

В свою очередь нормы федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" являются императивными и не позволяют обществу осуществлять расчет действительной стоимости доли иным образом, чем указано в законе.

ФАС Московского округа в Постановлении от 24 февраля 2009 г. N КГ-А40/226-09 отверг довод о том, что неисполнение ответчиком предусмотренной учредительным договором обязанности по внесению денежного вклада в уставный капитал прекращает его право собственности на долю в уставном капитале.

ФАС отметил, что российское законодательство не предусматривает такого способа защиты, избранного истцом, как признание учредителя общества утратившим права собственности на долю. Последствия невнесения учредителем вклада в уставный капитал общества предусмотрены Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью".

При этом невнесение учредителем общества вклада в уставный капитал общества свидетельствует о не возникновении права на долю, в связи с чем данное право не может быть утрачено.

ФАС Поволжского округа в Постановлении от 16 февраля 2009 г. по делу N А57-2919/2008 указал, что сборно-разборный характер торгово-информационного киоска свидетельствует об отнесении данного объекта к движимым вещам, поскольку его демонтаж и перемещение на иную площадку возможны без причинения ущерба его назначению.

ФАС отметил, что к недвижимому имуществу относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно.

По смыслу данной статьи, прочная связь с землей является не единственным признаком, по которому объект может быть отнесен к недвижимости. Вопрос о том, является ли конкретное имущество недвижимым, должен разрешаться судом с учетом всех документов и обстоятельств, имеющихся в материалах дела.

Сам по себе акт по приемке в эксплуатацию объекта не является подтверждением того, что возведенный объект построен в соответствии с требованиями действующего законодательства, ни того, что принятый объект является капитальным строением, прочно связанным с землей.

ФАС Поволжского округа в Постановлении от 12 февраля 2009 г. по делу N А72-3000/2008 признал необоснованным довод о том, что право собственности в силу приобретательной давности не может быть приобретено в отношении имущества являющегося  государственным. 

ФАС указал, что гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет, приобретает право собственности на это имущество. Лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

При этом право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено как на бесхозяйное имущество, так и на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, заключил ФАС.

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 12 февраля 2009 г. по делу N А21-968/2008 признал обоснованным отказ в удовлетворении искового требования в части признания права собственности на здания, находящиеся на различных стадиях разрушения.

Здесь ФАС отметил, что признание права представляет собой один из способов защиты права. Иск в защиту права собственности может быть предъявлен в отношении индивидуально-определенной вещи, сохранившейся в натуре, и, следовательно, не подлежит удовлетворению, если указанная вещь погибла или уничтожена.

Между тем, как установлено судом апелляционной инстанции, спорные здания находятся в различных стадиях разрушения, что не позволяет признать их имеющими какую-либо полезную ценность. Следовательно, признание права на разрушенные здания произведено быть не может, заключил ФАС.

ФАС Центрального округа в Постановлении от 3 февраля 2009 г. по делу N А35-7638/07-С12 признал неправомерной регистрацию права собственности на площади в здании, находящимся в общей собственности, с указанием номеров комнат, без согласия всех собственников. 

Здесь ФАС указал, что регистрация прав собственности на площади помещения с указанием номеров комнат и конкретизацией помещений фактически является выделением долей в натуре. При этом имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними. Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.

При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. Регистрация выдела без согласия всех собственников незаконна, заключил ФАС.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 11 февраля 2009 г. N Ф04-825/2009(7718-А45-37) отверг довод о том, что представленные на государственную регистрацию прав на недвижимость документы не отвечают требованиям действующего законодательства, так как в правоустанавливающих документах отсутствуют описания объектов недвижимости. 

ФАС отметил, что если документы, представленные на государственную регистрацию прав, по форме или содержанию не соответствуют требованиям действующего законодательства, и правоустанавливающий документ об объекте недвижимого имущества свидетельствует об отсутствии у заявителя прав на данный объект недвижимого имущества, то в государственной регистрации может быть отказано. Документы, представляемые на государственную регистрацию, должны подтверждать в соответствии с законодательством Российской Федерации наличие, возникновение, прекращение, переход, ограничение прав.

Исходя из того, что представленные документы составлены в соответствии с требованиями законодательства и свидетельствуют о возникновении у предприятия права хозяйственного ведения на помещения, в регистрации не может быть отказано, даже, несмотря на отсутствие описания этих помещений в самом передаточном акте, заключил ФАС.

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 29 декабря 2008 г. N Ф03-5669/2008 указал на то, что если право на спорный земельный участок принадлежит  Российской Федерации в лице Минобороны России в силу закона, отсутствие государственной регистрации не влияет на наличие этого права.

Из материалов дела следовало, что орган местного самоуправления, основываясь на том, что сведения о наличии права федеральной собственности на спорный земельный участок отсутствовали, принял решение о его предоставлении в аренду. 

Здесь ФАС отметил, что в федеральной собственности находятся земельные участки, которые признаны таковыми федеральными законами. В свою очередь, лесной фонд и расположенные на землях обороны леса находятся в федеральной собственности. При этом органами местного самоуправления осуществляется управление и распоряжение земельными участками, находящимися в муниципальной собственности.

Исходя из этого, ФАС сделал вывод о том, что поскольку спорный земельный участок расположен в границах военного лесничества и относится к землям, находящимся в федеральной собственности, орган местного самоуправления превысил свои полномочия, предоставив его в аренду.

 

 

 

ФАС Центрального округа в Постановлении от 24 декабря 2008 г. по делу N А14-10606/2006/420/30 указал на отсутствие оснований для признания права собственности на спорный объект недвижимости, возведенный на земельном участке, не отведенном для этих целей и не принадлежащем истцу на праве собственности. 

ФАС отметил, что право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, осуществившим постройку на не принадлежащем ему земельном участке, при условии, что данный участок будет в установленном порядке предоставлен этому лицу под возведенную постройку, если сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц.

По смыслу данной нормы признание права собственности на самовольную постройку возможно только в отношении лиц, обладающих вещным правом на земельный участок необходимый для пользования возведенным объектом недвижимости и не распространяется на лиц, владеющих земельным участком на праве аренды.

Исходя из этого, ФАС постановил отказать в удовлетворении требований истца о признании права собственности на самовольно возведенную постройку, осуществленную на арендованном участке.

ФАС Центрального округа в Постановлении от 29 декабря 2008 г. по делу N А14-2694-2008/92/17 отверг довод заявителя о том, что сделка купли-продажи недвижимого имущества является ничтожной, так как отсутствуют сведения о государственной регистрации договора купли-продажи. 

Отказывая в удовлетворении требований о применении последствий ничтожности сделки, ФАС отметил следующие обстоятельства. Права на имущество, подлежащее государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом. Право собственности и другие вещные права на недвижимость, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации. Переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.

При этом, заключил ФАС, действующее законодательство не обязывает регистрировать договор купли-продажи недвижимости, а предусматривает лишь обязательную государственную регистрацию перехода права собственности на недвижимое имущество.

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А33-2943/2008-Ф02-6659, 6656/2008 от 25.12.2008 признал несостоятельной ссылку государственного предприятия на то, что арендованное имущество было изъято собственником имущества.

Здесь ФАС отметил следующие обстоятельства. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления имуществом прекращаются по основаниям и в порядке, предусмотренным НК РФ, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия или учреждения по решению собственника.

Согласно закону “О государственных и муниципальных унитарных предприятиях” только собственник имущества казенного предприятия вправе изымать у казенного предприятия излишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество.

При этом собственник или управомоченный им орган не наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного предприятия. Акты государственных органов и органов местного самоуправления по распоряжению имуществом, принадлежащим государственным предприятиям на праве хозяйственного ведения, по требованиям этих предприятий должны признаваться недействительными.

Таким образом, заключил ФАС, собственник имущества государственного унитарного предприятия не вправе изымать имущество из хозяйственного ведения предприятия.

ФАС Поволжского округа в Постановлении от 17 декабря 2008 г. по делу N А55-13831/07 не признал права долевой собственности в размере 88,5% на незавершенный строительный объект.

В обосновании своего отказа ФАС обратил внимание на следующие обстоятельства. Произведенные истцом инвестиции на стадии строительства являются лишь капитальными вложениями, поэтому до завершения строительства и приобретения объектом инвестирования статуса недвижимого имущества возможно только определение доли указанных вложений в праве долевой собственности на незавершенное строительство в капитальных вложениях.

Незавершенное строительство представляет собой совокупность стоимости строительных материалов и вложенного труда. Данная совокупность имеет конкретное денежное выражение. Таким образом, в долевой собственности субъектов инвестиционного процесса находится определенная сумма денежных средств и каждая из сторон договора вправе потребовать установления своей доли в этой сумме средств.

Поскольку требование заявлено о признании права долевой собственности на строительный объект, то есть объект инвестиций, в размере 88,5%, оно удовлетворено быть не может.

ФАС Центрального округа в Постановлении от 12 декабря 2008 г. N Ф10-5694/08 указал, что данные проведенной инвентаризации доказательствами не являются, поскольку подтверждают лишь факт хищения и не позволяют установить перечень и стоимость похищенного товара.

При этом ФАС отметил следующие обстоятельства. Инвентаризация товара, находившегося в данном автомобиле, была произведена только спустя три дня после кражи, и истцом не представлено доказательств принятия мер по охране открытого автомобиля с товаром в этот период. Кроме того, при постановке автомобилей на автостоянку охрана проверяет только наличие и целостность замков на находящихся под охраной автомобилях, но не наличие в этих автомобилях товара.

Поэтому, заключил ФАС, истец не доказал, что в результате совершенного преступления было похищено имущество общества именно на заявленную сумму.

ФАС Центрального округа в Постановлении от 22 декабря 2008 г. по делу N А68-4711/07-251/17 отметил, что лицо, обратившееся с негаторным иском, должно представить бесспорные доказательства совершения ответчиком действий, препятствующих осуществлению законным владельцем своих прав в отношении данного имущества.

В обоснование создания ответчиком препятствий в осуществлении права собственности на железнодорожный путь, истец указал на то, что ответчиком незаконно была произведена врезка стрелочного перевода в железнодорожный путь.

Рассмотрев доводы сторон, ФАС указал, что сам по себе факт осуществления врезки в железнодорожный путь истца не является безусловным основанием для удовлетворения исковых требований, поскольку для удовлетворения негаторного иска истцу необходимо обосновать каким образом действия ответчика препятствуют ему в осуществлении права собственности. При этом общество не представило надлежащих доказательств в подтверждение факта создания ответчиком препятствий к осуществлению истцом правомочий собственника в отношении спорного железнодорожного пути.

На основании этого ФАС пришел к выводу о том, что исковые требования удовлетворению не подлежат.

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 15 декабря 2008 г. N А33-908/08-Ф02-6210/08 пришел к выводу о том, что государственная регистрация перехода права собственности по сделке, одна сторона которой ликвидирована, осуществляется в судебном порядке.

Из материалов дела следовало, что истец в связи с прекращением деятельности стороны договора не имеет возможности зарегистрировать свое право на приобретенные объекты недвижимости. При этом право собственности на недвижимое имущество возникло на законных основаниях, а спор о праве на имущество отсутствует.

Рассмотрев материалы дела, ФАС удовлетворил исковые требования о государственной регистрации перехода права собственности, указав на следующие обстоятельства. Наличие пробела в законодательстве в части порядка регистрации перехода права собственности при ликвидации одной из сторон договора затрудняет для участников гражданских правоотношений выбор способа защиты нарушенного права. Участником материальных правоотношений является сторона по сделке, к которой невозможно предъявить требование о понуждении к государственной регистрации ввиду ликвидации юридического лица.

С другой стороны граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, а поскольку законодательством не предусмотрено, каким образом должен регистрироваться переход права собственности при ликвидации одной из сторон договора, истец своей волей вправе избрать исковой порядок защиты нарушенного права.

 

Депутаты Московской областной Думы внесли изменения в закон «О порядке реализации субъектами малого и среднего предпринимательства преимущественного права на приобретение арендуемого недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности Московской области или муниципальной собственности муниципальных образований Московской области».

Закон дает право добросовестным арендаторам выкупать арендованное имущество, уравнивает возможности малых предпринимателей и иных участников рынка недвижимости в части приватизации государственного и муниципального имущества.

Документ увеличивает площадь отчуждаемых помещений до 1000 кв.м., а максимальный срок рассрочки до 3 лет.

ВАС РФ в Информационном письме № 126 от 13.11.2008 отметил, что течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со  дня   обнаружения этого имущества.

ВАС указал, что согласно статье 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. При  этом  защита    права в рамках искового производства невозможна до тех пор, пока лицу, чье право нарушено, неизвестен нарушитель права, то есть потенциальный ответчик.

При этом не имеет значения, когда именно истец лишился права владения своим имуществом. В любом случае срок исковой давности по требованию о его возврате начинает течь с момента, когда истец узнал о его нахождении во владении ответчика.

ВАС РФ в Информационном письме № 126 от 13.11.2008 разъяснил, что имущество, переданное во  исполнение   недействительной сделки, не подлежит возврату  из  чужого   незаконного владения на  основании  статьи  301   ГК РФ.

При этом ВАС указал на следующие обстоятельства. Так как стороны  совершили  и  исполнили   ничтожную сделку, возвращение   каждой   из   сторон   всего       полученного по недействительной сделке осуществляется в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 167 ГК РФ.  В соответствии с ним возвращение  полученного   носит двусторонний характер.

Это означает обязанность каждой из сторон вернуть все полученное по сделке. Здесь ВАС отметил, что именно потому,  что   законом   предусмотрены   специальные     последствия недействительности сделок, правила об истребовании имущества  из   чужого незаконного владения  к  отношениям  сторон в подобных случаях применению не подлежат.