Конституционный суд

Сегодня вышло Постановление Конституционного суда № 22-П/2018 по делу о проверке конституционности положений статьи 217 НК в связи с запросом Новочеркасского гарнизонного военного суда.

Речь идет об освобождении от НДФЛ пособий и компенсаций.

Поводом послужило обращение военнослужащего, с которого удержали НДФЛ при выплате ему денежной компенсации в размере денежного содержания за каждые положенные дополнительные сутки отдыха.

В действующем законодательстве сохраняется неопределенность в части обложения такой компенсации НДФЛ. В ст. 217 НК следует внести изменения.

Впредь до внесения в статью 217 НК надлежащих изменений ее положения не могут служить основанием для обложения НДФЛ денежной компенсации в размере денежного содержания, выплачиваемой военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, по их просьбе за каждые положенные дополнительные сутки отдыха в соответствии с пунктом 3 статьи 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

КС постановил признать положения пунктов 1 и 3 статьи 217 НК не соответствующими Конституции РФ, в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования не позволяют однозначно решить вопрос об обложении НДФЛ вышеназванной компенсации.

Налоговый агент, допустивший просрочку в уплате налога на доходы физических лиц, но устранивший нарушения до её обнаружения налоговыми органами, не должен лишаться права на освобождение от налоговой ответственности, говорится в постановлении Конституционного суда РФ № 6-П от 06.02.2018 года.

Проверка конституционности пункта 4 статьи 81 и статьи 123 Налогового кодекса РФ была проведена в связи с жалобой одного из юридических лиц. В результате вышеуказанные статьи были признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации. 

Однако Суд отметил, что из-за расплывчатости налоговой нормы, ФНС применял её  произвольно и дискриминационно. И это повлекло за собой нарушение конституционного принципа юридического равенства.

Какие условия должны выполняться, чтобы у налоговиков не было возможности оштрафовать компанию читайте в статье: «Конституционный суд: некоторые штрафы по НДФЛ незаконны».

Пресс-служба ФНС  рассказала о том, что Конституционный Суд РФ определением от 13.03.2018 № 580-О отказал в рассмотрении жалобы гражданина, который оспаривал конституционность подпункта «ф» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Речь шла о временном запрете на создание новых юрлиц и на участие в управлении уже существующими для граждан, которые проявили недобросовестность при ликвидации или банкротстве организаций.

Гражданина назначили ликвидатором ООО. Еще до подачи документов в регистрирующий орган он был участником и ликвидатором других недействующих компаний с долгами, в чем и проявилась его недобросовестность. Так как к дате подачи документов в инспекцию о ликвидации ООО трехлетний срок с момента исключения из ЕГРЮЛ тех организаций еще не истек, ему отказали в участии в ликвидации ООО. Инспекция обосновала свое решение подпунктом «ф» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Гражданин, не согласившись с инспекцией, обратился в суд. Суды оставили решение налогового органа в силе.

Налогоплательщик обратился с жалобой в Конституционный Суд РФ. Он посчитал, что новая норма распространяется на отношения, возникшие с 1 января 2016 года, и обратной силы не имеет. Исключение из ЕГРЮЛ юридических лиц произошло до вступления в силу изменений 129-ФЗ. Гражданин посчитал решение об отказе в государственной регистрации из-за временного запрета противоречащим Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что дополнительная гарантия обеспечения достоверности сведений в ЕГРЮЛ не является чрезмерной, так как затрагивает только недобросовестных лиц и устанавливается на определенный срок. Ссылку гражданина на статью 54 Конституции РФ, по которой закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет, суд отклонил. По статье 55 права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом для защиты прав и законных интересов других лиц. Временный запрет обеспечивает актуальность сведений в ЕГРЮЛ и защиту прав третьих лиц, поэтому оспариваемая норма соответствует Конституции РФ, так как ограничивает лиц, которые проявили недобросовестность как до 1 января 2016 года, так и после.

Конституционный Суд РФ в определении от 13.03.2018 № 592-О отказал в рассмотрении жалобы организации, которая оспаривала конституционность отдельных положений НК РФ. Об этом написала пресс-служба ФНС РФ.

Речь шла о праве применять вычет по акцизу за алкогольную и (или) подакцизную спиртосодержащую продукцию при возврате покупателем подакцизных товаров.

Налогоплательщик представил в инспекцию декларацию, в которой заявил вычет уплаченного акциза по возвращенной продукции. По НК РФ производитель алкогольной и (или) подакцизной спиртосодержащей продукции не имеет права на вычет уже уплаченного акциза в случае ее возврата. Налогоплательщик посчитал, что, если он уплатит акциз при повторной реализации возвращенной ему продукции, возникнет двойное налогообложение.

По результатам камеральной проверки инспекция отказала в вычете, оштрафовала производителя за неполную уплату акцизов, доначислила акциз и пени.

Налогоплательщик, не согласившись с инспекцией, обратился в суд. Суды оставили решение налогового органа в силе. Они указали, что налогоплательщик имеет право на вычет по акцизу в случае возврата покупателем подакцизных товаров за исключением алкогольной и (или) подакцизной спиртосодержащей продукции.

Налогоплательщик обратился с жалобой в Конституционный Суд РФ. Он ссылался на двойное налогообложение и нарушение принципа равенства производителей алкогольной и (или) подакцизной спиртосодержащей продукции по сравнению с другими плательщиками акциза.

Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что оспариваемые нормы НК РФ не нарушают конституционные права налогоплательщиков. Конституционный Суд РФ отметил, что объектом обложения акцизами является реализация, а не сам товар. Каждая операция по реализации алкогольной и (или) подакцизной спиртосодержащей продукции ее производителями подлежит обложению акцизом – независимо от того, осуществляется ли реализация вновь произведенного товара или же ранее возвращенного покупателем. Таким образом, двойного налогообложения не возникает.

В Конституционный суд обратилось Министерство труда и социальной защиты РФ с ходатайством о даче разъяснений по постановлению от 7 декабря 2017 года № 38-П. Минтруд интересовал вопрос, возможен ли перерасчет заработной платы за период, предшествующий вступлению в силу этого документа.

КС отказался удовлетворить ходатайство министерства, поскольку, по мнению, судей, разъяснения просто не нужны. В самом постановлении указано, что оно вступает в силу с момента провозглашения. Из его содержания прямо следует, что начиная с этой даты при установлении (исчислении) минимального размера оплаты труда (минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации) в него не могут включаться районные коэффициенты (коэффициенты) и процентные надбавки, начисляемые в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Однако, если в производстве судов общей юрисдикции находились дела по данному вопросу и решения судов первой инстанции по ним не были вынесены или не вступили в силу на эту дату, отказ судов первой или апелляционной инстанции в удовлетворении требований заявитель недопустим в силу правовых позиций, указанных в постановлении № 38-П, а соответствующие судебные решения подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

Т.е. потребовать пересчитать зарплату «задним числом» трудовые инспекции не имеют права. Не имеют права этого требовать и граждане. Однако те из них, кто успел подать в суд из-за того, что получали зарплату исходя из МРОТ, включающем районные коэффициенты, получат пересчет зарплаты, поскольку суды не имеют права проигнорировать решение Конституционного суда.

ПФР неоднократно заявлял, что неправомерно выплаченные пенсии придется вернуть. Однако на днях Конституционный суд принял решение не в пользу ПФР.

В КС обратилась женщина-инвалид, которую заставили вернуть более 400 тыс. выплаченной ей ранее пенсии.

Дело в том, что при установлении ей статуса инвалида II группы в 2009 году в бюро МСЭ были допущены нарушения, в которых нет вины женщины. После обнаружения этих ошибок в 2014 году выданная ей справка об инвалидности была признана недействительной с момента ее выдачи.

А так как пенсия была назначена на основании справки, признанной недействительной, ПФР потребовал от инвалида вернуть всю пенсию и прочие соцвыплаты. Оспорить взыскание «переплат» в судебном порядке ей не удалось.

Отметим, что в 2017 году женщине вновь бессрочно установили II группу инвалидности.

Женщина инвалид обратилась в КС, чтобы оспорить конституционность норм закона о трудовых пенсиях, согласно которым физлица несут ответственность за достоверность сведений, содержащихся в документах, представляемых ими для установления и выплаты трудовой пенсии. 

КС в Постановлении №10-П от 26.02.2018 указал – спорные нормы не могут служить основанием для взыскания с гражданина-инвалида спорных сумм в случае, если представленная им для получения названных выплат справка об установлении инвалидности, составленная по результатам медико-социальной экспертизы, признана недействительной вследствие наличия лишь формальных нарушений, допущенных при ее проведении. Рассматривая вопрос о взыскании переплат, суды должны рассмотреть по существу фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о наличие или об отсутствии злого умысла в действиях пенсионеров, передает Право.ру.

Таким образом, дело заявительницы подлежит пересмотру.

Налоговый агент, допустивший просрочку в уплате налога на доходы физических лиц, но устранивший нарушения до её обнаружения налоговыми органами, не должен лишаться права на освобождение от налоговой ответственности, говорится в постановлении Конституционного суда РФ № 6-П, опубликованном в среду.

Проверка конституционности пункта 4 статьи 81 и статьи 123 Налогового кодекса РФ была проведена в связи с жалобой ОАО «ТАИФ», пишет РАПСИ. Решение было принято без проведения слушаний и основано на ранее вынесенных правовых позициях суда.

Как следует из материалов дела, «Таиф» было оштрафовано налоговой инспекцией за несвоевременное перечисление в бюджет налога на доходы физических лиц. При этом ОАО устранило нарушения самостоятельно, представило расчет по налогу без ошибок, но не уточнило его впоследствии.

По мнению юристов «Таиф», закон освобождает налогоплательщика от ответственности за неполную уплату налога в срок, если он до обнаружения налоговиками ошибки уплатит недостающую сумму налога и соответствующие пени и представит в налоговую уточненную декларацию, и оспорили штраф. Но суды согласились с налоговым органом, и «Таиф» обратилось в Конституционный суд, чтобы признать нормы, позволяющие освобождать налогового агента от ответственности за несвоевременное перечисление в бюджет НДФЛ только при наличии уточненного отчета, неконституционными. В жалобе ОАО говорится, что при изначально правильно составленной отчетности подать уточненную декларацию невозможно, и освобождением от ответственности могут пользоваться только те, кто представил недостоверную отчетность.  

В решении КС отметил, что налоговый агент имеет основания полагать, что именно неуплата налога и пеней влечет отказ в освобождении от налоговой ответственности. А просрочка платежей может появиться «в результате упущений организационно-технического характера».

«Налоговый агент может быть освобожден от ответственности в том случае, если компания уплатила всю недостающую сумму налога и соответствующие ей пени до обнаружения налоговым органом факта несвоевременного перечисления удержанного налога и при отсутствии доказательств, указывающих на то, что несвоевременное перечисление налога носило преднамеренный характер, а не было результатом технической или иной ошибки», — сказано в постановлении Конституционного суда.

На минувшей неделе Конституционный суд опубликовал Постановление № 1-П/2018 от 11.01.2018, которое касается ареста имущества бизнесменов в качестве вещественных доказательств.

С жалобой в КС обратилась компания «Синклит», у которой следователи изъяли оборудование на 30 млн. рублей в рамках уголовного дела об изготовлении немаркированной табачной продукции.

Причем обвинение собственникам фирмы предъявлено не было.

Отменить арест имущества через суд не удалось, и компания обратилась в КС с просьбой признать несоответствующими основному закону положения ч. 1 ст. 81 и п. 3.1 ч. 2 ст. 82 УПК в той мере, в какой они не предполагают наложение на определенный срок ареста на имущество, признанное вещественным доказательством в качестве орудия преступления по уголовному делу в сфере экономической деятельности.

Компания считает, что сложившаяся практика ограничивает свободу предпринимательской деятельности и нарушает право на владение и распоряжение имуществом, так как позволяет следователю на неопределенный срок арестовывать имущество без решения суда.

КС дал разъяснение оспариваемым положениям. Изъятие и удержание в режиме хранения любого имущества, признанного вещественным доказательством, по существу, ограничивают права его собственника или владельца, причиняет им неудобство. В то же время арест оборудования затрагивает интересы не только собственника: косвенно от него могут пострадать контрагенты, работники самого предприятия.

Суд указал, что такие изъятие и удержание имущества должны быть «скорее исключением».

Это, впрочем, не означает, что имущество лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми по уголовному делу, не может быть арестовано как вещественное доказательство - иначе объективно невозможно обеспечить сохранность и доказательственную ценность указанных предметов.

В то же время, при оценке законности и обоснованности изъятия имущества, суд должен прийти к выводу, что иным способом, например, фото- или видеосъемкой доказательств, невозможно обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач. Должны приниматься во внимание как тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается вопрос об изъятии имущества, так и особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника и общества, возможные негативные последствия его изъятия, передает Право.ру.

Конституционный суд пришел к выводу, что оспариваемые нормы УПК соответствуют основному закону, однако их конституционно-правовой смысл, выявленный в настоящем постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное их толкование в правоприменительной практике.

А решения, вынесенные в отношении «Синклит», подлежат пересмотру.

Отметим, это Постановление КС вызвало бурную дискуссию среди посетителей Фейсбука, которые сетуют, что у российского бизнеса добавится еще больше неудобств в процессе деятельности.

Конституционный суд опубликовал свое постановление № 3-П от 17.01.2017 г., в котором рассмотрел вопрос о том, как же должны штрафовать за несвоевременную сдачу отчетности по страховым взносам, исчисленным за периоды до 1 января 2017 года.

Проблема возникла из-за того, что Федеральный закон 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» утратил свою силу с этой даты, а с ним и утратила силу статья 46 этого закона, в соответствии с которой страхователей штрафовали за несвоевременное представление РСВ-1.

В КС обратилось общество, которое было оштрафовано в январе 2017 года по статье 46 закона 212-ФЗ. Заявитель посчитал это нарушением Конституции, поскольку, по его мнению, штрафовать должны были по статье 119 Налогового кодекса. Разница между этими двумя статьями значительная - по ст атье 46 штраф считали от начисленных взносов за определенный период, а в статье 119 речь идет о не уплаченных в установленный срок взносах.

Так же в суд был направлен запрос от Арбитражного суда города Москвы, в производстве которого находится похожее дело о штрафе.

В результате Конституционный суд решил, что с 1 января 2017 года к деяниям, совершенным до этой даты, применение статьи 46 закона 212-ФЗ допустимо только в том случае, если исчисленный в соответствии с ним размер штрафа меньше или равен размеру штрафа, исчисленному в соответствии с п. 1 ст. 119 НК. В ином случае применению к соответствующим деяниям подлежит п. 1 ст. 119 НК.

Взыскание причиненного недоимками вреда с физических лиц, обвиняемых в совершении налогового преступления, возможно только после ликвидации компании или признания ее судом фактически недействующей. Такой вывод содержится в постановлении Конституционного суда, которое обнародовано сегодня. Подробно о заседании, проводившемся месяц назад, мы писали в материале «КС РФ решит, могут ли налоговики взыскивать долги в обход закона».

Судьи рассматривали дело о проверке конституционности ряда положений Гражданского кодекса РФ, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса РФ, статьи 199.2 УК РФ и части первой статьи 54 УПК РФ.

С заявлениями в суд обратились бывший бухгалтер и два бывших руководителя организаций. С них были взыскан ущерб, причиненный ими при совершении преступлений (уклонение от уплаты налогов и сокрытие денежных средств либо имущества организации). Заявители указали, что оспариваемые ими нормы позволяют суду по искам налоговых органов взыскивать с физических лиц, привлеченных к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений, вред, причиненный государству неуплатой налогов не ими, а организациями, должностными лицами которых они являлись. А также в силу неопределенности содержащегося в законодательстве понятия «вред», позволяют приравнивать сумму неуплаченных организацией налогов к вреду, причиненному физическим лицом.

Положения статей 15, 1064 ГК РФ и подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса РФ в их нормативном единстве не противоречат Конституции, указали судьи.

Они предполагают возможность взыскания с физических лиц по искам прокуроров и налоговых органов вреда, причиненного налоговыми преступлениями, в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пени. С указанных физических лиц нельзя взыскивать штрафы, наложенные на организацию-налогоплательщика.

Сам факт прекращения по нереабилитирующим обстоятельствам уголовного дела в отношении этих лиц, так же, как и обвинительный приговор за совершение налоговых преступлений, не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий их виновность в причинении имущественного вреда.

Исключено взыскание причиненного недоимками вреда с физических лиц, обвиняемых в совершении налогового преступления, до внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении организации-налогоплательщика либо до того, как судом будет установлено, что данная организация является фактически недействующей и взыскание с нее долгов невозможно. Кроме случаев, когда судом установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица.

При определении ответственности физического лица суд вправе учитывать его имущественное положение, факт обогащения в результате совершения налогового преступления, степень вины, назначенное ему уголовное наказание, а также иные существенные обстоятельства.

Конституционный суд отправил дела заявителей на пересмотр.

Конституционный суд в четверг огласил свое решение по жалобе жительниц Карелии, Иркутской области и Алтайского края. Они добивались признания неконституционными положений, которые устанавливают для работников, трудящихся в неблагоприятных условиях, те же социальные гарантии, что и для других.

Все суды отказали им в пересчёте зарплаты с учётом надбавок и они обратились в последнюю инстанцию — Конституционный суд. Заявительницы считали, что возможность включения «северных» добавок в МРОТ нарушает «принцип социального государства и конституционный принцип равенства», поскольку работникам, которые трудятся в неблагоприятных условиях, устанавливаются те же социальные гарантии, что и другим работникам. В связи с этим они просили признать соответствующие положения Трудового кодекса несоответствующими Конституции.

«Районный коэффициент и процентная надбавка не могут включаться в состав минимального размера заработной платы. В противном случае зарплата в местностях с особыми климатическими условиями могла бы не отличаться от оплаты труда в регионах с благоприятным климатом», — вынес свой вердикт Конституционный суд.

Таким образом, гарантия повышенной оплаты труда в неблагоприятных условиях утрачивала бы реальное содержание, превращаясь в фикцию, считает КС. Нарушались бы и конституционные принципы равенства и справедливости, из которых вытекает обязанность государства обеспечить справедливую, основанную на объективных критериях заработную плату и не допустить применения одинаковых правил к работникам, находящимся в разном положении.

Сами нормы Трудового кодекса Конституционный суд незаконными не признал, сославшись на то, что они не предполагают включение в состав МРОТ коэффициентов и надбавок, начисляемых в связи с работой в особых климатических условиях. Но дела заявительниц отправлены на пересмотр.

Работодателям регионов, где применяются северные коэффициенты и надбавки, следует проверить условия оплаты труда на своих предприятиях.

Конституционный суд (КС) постановил, что Минфин и ФНС должны давать четкие разъяснения по применению налогового законодательства даже в тех случаях, когда толкование узкоспециальных вопросов не входит в компетенцию налоговых и финансовых органов.

Минфин должен самостоятельно обращаться за разъяснениями к другим ведомствам, а не перекладывать эту обязанность на налогоплательщика, следует из постановления суда.

Такое решение КС вынес, рассматривая жалобу АО «Флот Новороссийского морского торгового порта» по спору с налоговой о доначислении НДС, пишет РБК. Спор возник из-за неясности формулировок в законодательстве, которые определяют, какие именно услуги портов облагаются НДС по льготной ставке 0%.

Такая ставка применяется к агентским, снабженческим и обследовательским услугам портов по обслуживанию судов. «Флот НМТП» предоставлял услуги по бонированию — установке бонов (специальные ограждения, которые препятствуют разливу нефтепродуктов во время их загрузки на судно). ФНС, арбитражные суды и Верховный суд пришли к выводу, что услуга бонирования не относится к обслуживанию судов, а потому не подпадает под льготу. Компания же настаивала, что ранее, на протяжении восьми лет, налоговые органы соглашались с применением льготы по НДС в отношении этой услуги. Также «Флот НМТП» указывал, что такой подход соответствует письменным разъяснениям Минтранса, куда компания обратилась по рекомендации Минфина. Суды отказались учитывать разъяснения Минтранса, так как «данное ведомство не уполномочено разъяснять законодательство» о налогах и сборах.

КС встал на сторону «Флота НМТП» и постановил, что бонирование судов подпадает под действие нулевой ставки НДС. Отдельно в решении суда указывается, что положения НК не предполагают уклонение от дачи по запросам налогоплательщиков письменных разъяснений по вопросам применения законодательства. И госорганы, уполномоченные разъяснять налоговое законодательство (эта функция закреплена за Минфином), должны самостоятельно обращаться в иные госорганы за разъяснениями и дополнительными сведениями, если эти сведения могут повлиять на размер уплачиваемых налогов.

Повлияет ли постановление КС № 34-П от 28.11.2017 года на дальнейшую работу Минфина? Эксперты в этом сомневаются, а само министерство на запрос РБК ответило, что решения судов они не комментируют.

Можно ли взыскать недоимку по налогам компании с ее директора или бухгалтера как гражданско-правовой ущерб, если нет приговора, который устанавливает их вину?  Об этом станет известно примерно через месяц - тогда, когда Конституционный суд огласит свой вердикт.

Конституционный суд 7 ноября. рассмотрел жалобы бывшего бухгалтера и двух директоров компаний, с которых взыскали налоги в гражданско-правовом порядке. Они пожаловались, что это обход закона: он предусматривает другую процедуру взыскания недоимок через уголовное судопроизводство. Именно его задача – уличить конкретного сотрудника в таком преступлении, как неуплата налогов.

В частности, с двух заявителей, являющихся пенсионерами, было взыскано 2,7 и 8,2 млн руб. недоимок их организаций-банкротов, при том что личная вина экс-бухгалтера и директора судом не установлена – их уголовные дела прекращены по амнистии.

О том, что происходило на заседании рассказал портал "Право.Ru".  Партнер адвокатской фирмы «Юстина» Дмитрий Шубин, который представлял интересы экс-бухгалтера ООО "Темп" Ахмадеевой, заявил, что ФНС придумала новый незаконный способ взыскания налоговых долгов для упрощения своей работы, а суды его легализовали.

Ведомство называет такой порядок «универсальным», но фактически оно заменяет налоговые нормы гражданскими без разрешения законодателя, жаловался Шубин. По его словам, при таком подходе налоговое право вообще не нужно, а гражданский суд, по сути, устанавливает вину в уголовном преступлении. Шубин также выразил опасение, что при подходе ФНС возможно двойное взыскание налогов. Закон не предусматривает механизма, который мог бы помочь Ахмадеевой компенсировать суммы, которые она заплатит в счет погашения налоговых долгов «Темпа».

По мнению начальника управления обеспечения процедур банкротств ФНС Константина Чекмышева, механизм законный. Все заявители вышли за пределы налоговых правоотношений. С них можно взыскать ущерб, потому что в результате именно их действий бюджет недосчитался налогов. По мнению чиновника, нельзя говорить и о двойном взыскании. Ведь решение суда – одно, а его исполнение – это совсем другое. Эту точку зрения поддержали представители обеих палат Парламента. Они также обратили внимание, что амнистия – это нереабилитирующее основание прекращения уголовного дела и применяется по согласию обвиняемого, который больше не желает доказывать свою невиновность. Нарушений закона не нашел и представитель Президента Михаил Кротов. Он подчеркнул, что с работников взыскивается ущерб, который причинили они сами, а недоимку требуют с организации.

Но не все представители госорганов разделили эту точку зрения. Полномочный представитель Правительства Михаил Барщевский поддержал заявителей. По его мнению, преступные действия сотрудника может установить только приговор суда. Если его нет, то любые претензии по недоимке можно предъявлять лишь к организации, заявил Барщевский.

Конституционный суд, выслушав стороны, объявил, что примет решение в закрытом совещании. Обычно на это уходит около месяца.