Конституционный суд

Конституционный Суд РФ признал статью 1 Закона Мурманской области «О патентной системе налогообложения на территории Мурманской области» и положения таблицы N 5 приложения к нему (в действующей редакции — статья 1 данного Закона и таблица N 4 приложения N 1 к нему) не соответствующими Конституции РФ.

Судьи сделали вывод, что из регионального закона о ПСН неясно, как определить обособленный объект (площадь) при установлении потенциально возможного годового дохода для ИП, сдающих в аренду (наем) помещения. Соответственно, не обеспечивается экономическая обоснованность взимания налога при применении индивидуальными предпринимателями данной системы налогообложения

Размер потенциально возможного к получению индивидуальным предпринимателем годового дохода по виду предпринимательской деятельности «Сдача в аренду (наем) жилых и нежилых помещений, дач, земельных участков, принадлежащих индивидуальному предпринимателю на праве собственности» установлен в зависимости от количества обособленных объектов (площадей):

  • при количестве обособленных объектов (площадей) до 1 включительно1 размер потенциально возможного к получению индивидуальным предпринимателем годового дохода составляет 600 000 рублей;
  • при количестве обособленных объектов (площадей) от 2 и более — 600 000 рублей в расчете на каждый обособленный объект (площадь), но не более 10 000 000 рублей.
1Законом Мурманской области от 8 октября 2015 года N 1902-01-ЗМО условие «при количестве обособленных объектов (площадей) до 1 включительно» изменено на условие «при 1 обособленном объекте (площади)».

Такая нормативная дифференциация размера потенциально годового дохода от сдачи в аренду помещений не позволяет однозначно установить, что рассматривается в качестве обособленного объекта.

До внесения изменений в региональный закон количество обособленных объектов (площадей) в указанных целях следует считать равным количеству объектов недвижимости, указанному в заявлении на патент.

Оспоренные же заявительницей нормы Налогового кодекса РФ (подпункт 3 пункта 8 статьи 346.43, статья 346.47 и пункт 1 статьи 346.48) не противоречат Конституции РФ. Они не подразумевают, что количество обособленных объектов (площадей) определяется исходя из количества договоров аренды (найма), заключенных ИП, без учета площади сдаваемых помещений.

Постановление № 22-П от 06.06.2019 опубликовано на сайте Конституционного суда.

Федеральная налоговая служба письмом от 16.04.2019 № СА-4-7/7164 направила в нижестоящие инспекции обзор судебной практики за 1 квартал 2019 года.

В документе рассмотрены судебные акты Конституционного и Верховного Суда РФ.

В частности, приведено решение Верховного суда о том, что физлицо, деятельность которого признана предпринимательской, имеет право получить освобождение от уплаты НДС, подав заявление «задним» числом (пункт 8 письма).

В пункте 7 рассмотрено дело, выигранное налоговиками. В нем говорится о том, что суд, снижая штраф по статье 112 НК в силу наличия смягчающих обстоятельноств, не может уменьшать его до нуля. Потому что в таком случае налогоплательщик освобождается от ответственности за нарушение, а это не соответствует положениям пункта 3 статьи 114 НК.

В самом начале письма приведено Постановлении Конституционного суда е от 15.02.2019 № 10-П о порядке расчета налога на имущество физических лиц. В случае когда сумма этого налога, исчисленная исходя из инвентаризационной стоимости имущества, существенно превышает сумму налога, исчисляемую исходя из его кадастровой стоимости, налогоплательщик вправе требовать использования сведений о кадастровой (рыночной) стоимости этого имущества и соответствующего размера налоговой ставки.

Подробности о решении № 10-П в материале «Конституционный суд вынес вердикт в пользу многодетной матери по делу об исчислении налога на имущество»

Конституционный суд вынес Определение № 854-О/2019 по делу об изменения в пенсионном законодательстве.

В КС обратилась группа депутатов Госдумы, которые поставили под сомнение законность повышения пенсионного возраста, ибо это ухудшает и умаляет конституционные права граждан на социальное обеспечение по старости.

Конституционный суд изучил этот вопрос и пришел к выводу, что никаких нарушений нет.

Увеличивая пенсионный возраст, законодатель учитывал рост продолжительности жизни, и прежде всего продолжительности жизни после назначения пенсии, а также существенное изменение структуры занятости, условий труда значительной части работающего населения, развитие медицины и системы здравоохранения и ряд иных факторов.

Конституция РФ не содержит прямого указания на пенсионный возраст и запрета на его изменение, говорится в решении суда.