Материалы с тегом презумпция добросовестности налогоплательщика

Статья 54.1 НК введена в действие Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ и применяется с 19 августа 2017.

ФНС поручает не допускать случаев ссылок представителей налоговых органов на положения статьи 54.1 НК в ходе судебных разбирательств, а также при подготовке процессуальных документов, при оспаривании решений налоговых органов по результатам камеральных и выездных налоговых проверок, начатых до вступления в силу вышеназванного Федерального закона.

Об этом ФНС сообщила в письме № СА-4-7/20116 от 05.10.2017.

В случаях, когда в ходе судебного разбирательства налогоплательщики самостоятельно приводят ссылки на положения статьи 54.1 НК, налоговым органом необходимо доводить до суда (устно и письменно) позицию, в соответствии с которой положения статьи 54.1 НК не применимы при рассмотрении результатов налоговых проверок, проведение которых начато до вступления в силу Федерального закона от 18.07.2017 N 163-ФЗ.

Напомним, недавно ФНС выпустила еще одно письмо с рекомендациями для налоговых инспекторов по порядку применения ст. 54.1 НК.

Читайте об этом в статье «Все о статье 54.1 НК: как инспекторы будут доказывать налоговые схемы».

С 19 августа в Налоговом Кодексе РФ появятся условия, при соблюдении которых налоговая выгода всегда является обоснованной.

Поправки внесены законом от 18.07.2017 N 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового Кодекса РФ» и базируются на постановлении Пленума ВАС от 12.10.2006 N 53. Необходимость принятия поправок связана с неопределенностью критериев, на основании которых налогоплательщикам - юридическим лицам отказывают в вычетах.

Согласно новым нормам уменьшить базу или сумму налога по установленным правилам можно, если выполнены все условия:

  • организация не исказила в налоговом или бухгалтерском учете или налоговой отчетности сведения о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения;
  • сделка операции совершена не с целью неуплаты или неполной уплаты налога, а также его зачета или возврата;
  • контрагент или лицо, которому передано обязательство по сделке или операции исполнили его.
Исходя из представленных условий, претензий к налогоплательщику не будет, даже если [rubricator=16]первичные документы[/rubricator] подписало ненадлежащее лицо, контрагент нарушил законодательство о налогах и сборах или можно было совершить другую сделку, с тем же экономическим результатом. Данные обстоятельства не станут самостоятельным основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Налоговые органы будут применять нововведения при проверках, назначенных после 19 августа, предупреждает Управление ФНС Республики Алтай.

Сегодня депутаты рассмотрели в третьем чтении несколько законопроектов, вносящих поправки в Налоговый кодекс.

Изменения вносятся:

  • в статью 55 (об этом изменении мы писали в новости "Понятие первого налогового периода серьезно скорректировали");
  • в статью 149  (освобождение от НДС лизинга  важнейших и жизненно необходимых медицинских изделий);
  • в статью 264 (в расходы на обучение включена независимая оценка квалификации);
  • в статьи 251 и 262 (в части уточнения доходов и расходов, связанных с приобретением прав на результаты интеллектуальной деятельности);
  • в некоторые статьи главы 25 (в части создания благоприятных условий для развития туристско-рекреационной деятельности на территории Дальневосточного федерального округа).
Но самым резонансным документом является законопроект об установлении пределов осуществления прав и исполнения обязанностей налогоплательщиком. Несмотря на небольшие размеры принятого закона, он может доставить большие неприятности, считают налоговые юристы.

Хотя по мнению создателей законопроекта вводится принцип презумпции добросовестности налогоплательщика и будет проще противостоять необоснованным претензиям налоговиков, специалисты по налоговому праву с этим несогласны.

Портал Право.Ру опросил нескольких экспертов и они сошлись во мнении, что это не самая удачная попытка законодателей перенести в кодекс положения из постановления Пленума ВАС № 53 о налоговой выгоде: меняется понятийный аппарат, причем не в лучшую сторону, в тексте поправок есть ляпы и нестыковки. Но самое главное - они считают, что принцип презумпции добросовестности как раз и исчезает с принятием этого закона.

Среди главных минусов проекта, Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы юркомпании "Пепеляев Групп", отметил то, что легализуется право налоговых органов игнорировать формальную сторону сделки, пересматривать ее суть и тем самым вторгаться в хозяйственную деятельность. При этом пределы такого полномочия законодательно не ограничены, процедуры не прописаны. "Это профанация, а не кодификация. Большой шаг, но не вперед, в светлое будущее, а назад – в темное прошлое", считает Зарипов.

Валентин Моисеев, адвокат и руководитель налоговой практики АБ "Андрей Городисский и партнеры" тоже считает законопроект неудачным: вводятся новые и не очень ясные понятия, такие как "искажение фактов хозяйственной жизни", "права при исчислении налоговой базы", "исполнение обязательства по операции", "основная цель совершения сделки (операции)". В то же время не применяются предложенные ВАС понятия "действительного экономического смысла сделок", "делового характера цели" и другие.  По мнению Моисеева, законопроект стимулирует налоговиков отказывать в уменьшении налоговой базы по сделкам по формальным основаниям: теперь для отказа в вычетах достаточно поставить под сомнение исполнение сделки именно тем лицом, которое указано в соответствующем договоре.

Каким в итоге окажется на практике применение новой статьи 541 части первой НК и кто прав, авторы закона или налоговые юристы, налогоплательщики узнают при ближайших же налоговых проверках.

Сегодня во втором чтении был принят законопроект, вносящий очередные поправки в часть первую Налогового кодекса. Следует отметить, что законопроект был внесен три года назад и текст документа ко второму чтению изменен практически полностью, поскольку первоначальный вариант вызвал большую озабоченность у бизнеса.

Несмотря на малые размеры проекта (всего 3 листа), он может иметь огромное значение. По мнению одного из авторов законопроекта Андрея Макарова, представлявшего документ на пленарном заседании, он вводит новый принцип - принцип презумпции добросовестности налогоплательщика.

"Новый закон провозглашает «приоритет реальности сделки над любыми ошибками»", - сказал Макаров. Налоговая инспекция не может, например, отказать в вычете НДС по причине отсутствия запятой в счет-фактуре или при любой технической ошибке.  

Так же налогоплательщик не будет отвечать, если его контрагент не заплатил налоги. При этом бремя доказывания недобросовествности налогоплательщика ложится на налоговые органы, это прямо прописано в законопроекте.

В третьем чтении законопроект будет рассмотрен уже в эту пятницу, 7 июля. В текст к последнему чтению планируется добавить норму о проведении мониторинга, по итогам которого будет решено, необходимо ли вносить еще какие-то поправки в НК по этому вопросу или нет.

По результатам выездной проверки ИФНС России по г. Орлу вынесла решение о привлечении ОАО «Орловский винодельческий завод» к ответственности и доначислении предприятию более 27 млн. рублей (в т.ч. налог – более 19 млн. рублей, пени – более 6 млн. рублей и штраф – около 2 млн. рублей). Руководство предприятия обратилось за помощью к региональному бизнес-омдубсмену Евгению Лыкину.

Не согласившись с выводами акта налоговой проверки и принятым решением о доначислении указанных сумм, Уполномоченный по защите прав предпринимателей оспорил результаты проведенной проверки руководителю УФНС России по Орловской области.

В своих возражениях бизнес-защитник отметил несогласие с выводами ИФНС, вменяющими в вину предприятию ответственность за действия третьих лиц, не являющихся его прямыми контрагентами.

В частности, бизнес-омбудсменом было указано, что в соответствии с позицией Европейского Суда по правам человека, изложенной в Решении от 22 января 2009 г. (дело «Булвес» АД против Болгарии (жалоба № 3991/03), если получатель поставляемых товаров является лицом со статусом налогоплательщика, которое не знало и не могло знать о том, что рассматриваемая операция связана с мошенничеством со стороны продавца, то недопустимо в силу положения гражданского права признавать сделку продажи недействительной, а точнее ничтожной, как противоречащую публичному порядку и совершенную на противоправных началах со стороны продавца. И соответственно нельзя лишать налогоплательщика права на вычет НДС, который был им уплачен.

Соответствующая позиция о презумпции добросовестности налогоплательщиков нашла свое отражение и в актах национальных высших судебных инстанций России.

Так, согласно Определению Конституционного Суда РФ от 25.07.2001 № 138-О по смыслу положения, содержащегося в п.7 ст.3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика.

Более того, Определением Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 № 329-О разъяснено, что истолкование статьи 57 Конституции России в системной связи с другими положениями Конституции не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности.

Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

По результатам апелляционного рассмотрения изложенных доводов Управлением ФНС России по Орловской области вынесено новое решение, согласно которому размер доначислений предприятию уменьшен более чем на 21 млн. рублей (в т.ч. уменьшены доначисления по налогу – более чем на 15 млн. рублей, пени – более чем на 5 млн. рублей, размер штрафа снижен почти на 1 млн. рублей).

Таким образом, по результатам принятых бизнес-омбудсменом в защиту субъекта предпринимательства мер, размер осуществленных ИФНС предприятию доначислений с более чем 27 млн. рублей снижен до 6,5 млн. рублей, сообщается на сайте бизнес-омбудсмена.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 7 сентября 2010 г. по делу N А46-24986/2009 пояснил, что обязанность доказывания недобросовестности налогоплательщика возложена исключительно на налоговые органы.

ФАС отметил, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта налоговой инспекции закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение.

При этом судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в [advert=76]налоговой декларации[/advert] и бухгалтерской [advert=80]отчетности[/advert] - достоверны.

Налогоплательщики обязаны представлять в налоговые органы и их должностным лицам в случаях и порядке, которые предусмотрены Кодексом, оформленные надлежащим образом документы, необходимые для исчисления и уплаты налогов, другие документы, необходимые для налоговых проверок.

Представляется, что меры, включающие в себя получение налогоплательщиком от контрагента копии свидетельства о постановке на учет в налоговом органе, проверку факта занесения сведений о контрагенте в ЕГРЮЛ, получение доверенности или иного документа, уполномочивающего то или иное лицо подписывать документы от лица контрагента, использование официальных источников информации, характеризующих деятельность контрагента, предпринимаемые налогоплательщиком в целях подтверждения добросовестности его контрагента, свидетельствуют о его осмотрительности и осторожности при выборе контрагента.

При этом судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.

Если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Такие разъяснения приводит Минфин РФ в письме № 03-03-06/1/477 от 21.07.2010.

Минфин РФ в своем письме № 03-02-07/1-110 от 16.03.2010 приводит разъяснения о необходимых мероприятиях отечественного налогоплательщика при выборе контрагентов, соответствующих понятию «добросовестный».

В письме отмечается, что НК РФ не определяет содержания понятия «добросовестный налогоплательщик».

Вместе с тем, исходя из основных начал законодательства о налогах и сборах, предполагается, что налогоплательщик действует добросовестно, пока не доказано обратное.

При этом лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В постановлении Пленума ВАС РФ № 53 от 12.10.2006 отмечается, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Исходя из судебной практики, следует, что обстоятельствами, свидетельствующими о необоснованной налоговой выгоде, могут, в частности, являться отсутствие регистрации в едином государственном реестре юридических лиц контрагента налогоплательщика, регистрация контрагента по адресу массовой регистрации, ликвидация юридического лица в принудительном порядке.

Приказом ФНС России от 30.05.2007 N ММ-3-06/333@ (в редакции приказа ФНС России от 14.10.2008 N ММ-3-2/467@) определены общедоступные критерии самостоятельной оценки рисков для налогоплательщиков.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 5 марта 2010 г. по делу N А45-11237/2009 признал, что поскольку при заключении сделок с контрагентами, налогоплательщиком были проверены учредительные документы и факт регистрации этих организаций , данный плательщик является добросовестным и вправе рассчитывать на налоговую выгоду.

ФАС отметил, что заключая договоры, общество справедливо предусмотрело безналичную форму оплаты через расчетные счета организаций, открытые в отделениях Сберегательного банка Российской Федерации. То есть, налогоплательщиком была проявлена должная осмотрительность при заключении договоров с указанными выше организациями.

При этом обязанность доказывания недобросовестности плательщика возложена на налоговые органы.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 18 сентября 2009 г. по делу N А53-21556/2008 признал, что, поскольку инспекция не представила доказательств, свидетельствующих о том, что общество не проявило должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов, довод о недобросовестности плательщика является необоснованным.

ФАС отметил, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Между тем, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. При этом правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 30 июля 2009 г. по делу N А53-18001/2008-С5-46 пояснил, что правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

ФАС отметил, что в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков. Это означает, что правовой защитой пользуются налогоплательщики, которые в полном объеме исполняют свои обязанности по правильному исчислению, удержанию, полному и своевременному перечислению в бюджет законно установленных налогов и сборов, а также по соблюдению необходимых условий предоставления налоговых вычетов. 

Лица, недобросовестно выполняющие свои налоговые обязанности, не могут пользоваться теми же правами, что и законопослушные налогоплательщики.

Оценивая действия общества с точки зрения его добросовестности, суд обязан исходить из совокупности всех обстоятельств, их объективного указания на злоупотребление налогоплательщиком правом на возмещение НДС, создание "схемы", направленной на уклонение от уплаты налога одними участниками сделки и получение НДС из бюджета другими.