судебно-арбитражная практика

Инспекция назначила и провела выездную проверку. А потом управление назначило и провело повторную выездную и доначислило 41 млн руб. Компания пошла в суд, требуя признать незаконным решение по повторной выездной:

  • в нём нет номера, даты, проверяемого периода и списка налогов по первой проверке, а решение по первой проверке вообще не анализируется;
  • нет доводов, которые могли бы поставить под сомнение решение первой проверки;
  • фактически проведена самостоятельная выездная налоговая проверка, что является недопустимым согласно предшествующей судебной практике и НК РФ.
Суд согласился с компанией. Он исходил из того, что повторная выездная — это одна из форм контроля вышестоящих инспекций над нижестоящими. Она должна быть необходимой, обоснованной, законной.

Когда в решении управления по повторной проверке нет никаких ссылок на решение по первоначальной проверки, то говорить о контроле вышестоящей инспекции над нижестоящей не получается, потому что нет связи между решением по повторной выездной и по первоначальной выездной.

Компания права: вышестоящая инспекция просто провела самостоятельную выездную проверку. Делая такой вывод, суд сослался на предшествующую судебную практику: Постановление Конституционного суда от 16 июля 2004 года № 14-П.

Определение Верховного суда от 16.09.2014 № 301-КГ14-1038

Постановление Президиума Высшего Арбитражного суда от 28.07.2009 № 5172/09 и от 25.05.2010 № 17099/09

Постановление Президиума Высшего Арбитражного суда от 03.04.2012 г. № 15129/11

Определение Верховного суда № 305-КГ17-22817 от 16.04.2018.

Дело № А23-600/2017.

Компания «Росавиаспецкомплект» взяла в долг у компании «Транзит» 161 млн рублей и не отдала. Кроме того, еще одна компания – «Международный бизнес центр» уступил «Транзиту» долг того же «Росавиаспецкомплекта» ещё на 116 млн рублей, но «Росавиаспецкомплект» не заплатил и эти деньги. Так убыток «Транзита» составил 277 млн рублей.

При этом компания «Транзит» – один из учредителей ООО «Росавиаспецкомплект», который обанкротился в 2008 году. В 2016 году Транзит присоединился к ПАО «ГЗАС им. А.С. Попова», которое вследствие этого присоединения «унаследовало» убыток в 277 млн рублей, что и указало в налоговой декларации на прибыль организаций. Налоговая заподозрила, что это присоединение – схема, чтобы уменьшить налоги «ГЗАС им. А.С. Попова».

Вот аргументы инспекции:

– у «Транзита» нет не имущества, нет транспортных средств, сотрудники отсутствуют;

– «Транзит» – подконтрольное лицо относительно «ГЗАС им. А.С. Попова», так как учредитель «Транзита» и председатель совета директоров «ГЗАС имени Попова» — один и тот же человек.

Теперь вспомним, что компания «Транзит» – один из учредителей «Росавиаспецкомплекта», который не выплатил долг, из-за чего и образовался убыток.

– Компания «Транзит» была убыточной с 2000 года по 2016 годы.

А самое главное – деловой цели присоединения «Транзита» к «ГЗАС им. А.С. Попова» нет. В договоре о присоединении прописали, конечно, что компания присоединяется для «достижения наиболее эффективного использования активов Сторон, повышения конкурентоспособности услуг, оказываемых Сторонами, рационализации управления и сокращения издержек в интересах повышения прибыли и увеличения объемов оказываемых услуг», но на практике ничего хорошего «ГЗАС им. А.С. Попова» от этого присоединения не получил. А раз нет деловой цели присоединения, значит, это схема, чтобы меньше налогов платить.

Инспекция доначислила налог на прибыль организаций 27 млн рублей, и суды согласились с этим.

Вывод из этого – при присоединении убыточной компании нужно доказать деловую цель этого присоединения. В противном случае, инспекция заявит, что это схема (дело № А43 –24142/2018). 

Представьте себе – ваш должник вывел активы из фирмы, поставил руководить номинала, отчетность не сдает. То есть фактически бросил фирму в ожидании, что ее принудительно ликвидируют, и долги растворятся, а кредиторы останутся с носом. Что делать?

Банкротство не спасет – активов-то давно нет, по долгам платить нечем. Да и должника уже могли исключить из ЕГРЮЛ. Получить свои деньги можно.

Если должника исключили из ЕГРЮЛ

Это еще не приговор. От ответственности учредителей, бенефициаров и других контролирующих лиц это не спасет. Есть пункт 3.1 статьи 3 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» прямо прописано, что если юрлицо исключили из ЕГРЮЛ как недействующее, контролирующих лиц можно привлечь к субсидиарке по заявлению кредитора, если будет доказано, что они действовали недобросовестно или неразумно. То есть нужно доказать намеренность действий, которые привели к невозможности выплаты долга. Это не так-то легко сделать и нет какого-то конкретного списка действий, которые считаются недобросовестными и неразумными.

Суд будет рассматривать совокупность фактов в каждом случае отдельно. Доказательством для суда может послужить тот факт, что фирма не сдавала отчетность, чем способствовала признанию юрлица недействующим. Или то, что не направила заявление о банкротстве, когда стала неплатежеспсобной. Или то, что бизнес оформили на номинала.

В общем, оперировать нужно всеми фактами, которые вы смогли нарыть. Что пригодится в качестве доказательств:

• выписки со счетов должника;

• информация о судебных делах;

• документы, которые подтверждают вывод имущества;

• регистрационные данные о смене руководителя, информация о самом руководителе (может, он уже был руководителем или участником фирм, которые тоже признавали недействующими, или является массовым руководителем или учредителем) и т.д.

Чтобы уйти от ответственности, ответчикам нужно будет доказать, что все их действия укладывались в обычные условия гражданского оборота, что умысла не было или что они вообще ничего не решали.

Если проанализировать судебную практику, то шансы на успех неплохие.

Надо только помнить, что:

1. Нужно направить претензию в адрес привлекаемых лиц, а не общества.

2. Согласно статье 399 ГК РФ чтобы привлечь кого-то к субсидиарной ответственности, нужно сначала предъявить требование к основному должнику. А вот то, что нет судебного решения о взыскании долга никак не мешает подаче заявления.

3. Эти вопросы решает арбитражный суд.

4. Исковая давность три года.

Судебная практика по таким делам обнадеживает (например, дело № А33-16563/2018, А60-20369/2018).

Если фирму еще не исключили из ЕГРЮЛ

Подавайте в суд на взыскание долга, а потом инициируйте банкротство. Да, производство прекратят из-за отсутствия средств для возмещения расходов, но вам это и нужно. Потому что согласно статье 61.19 закона «О несостоятельности (банкротстве)», если будут основания вы после этого можете обратиться в арбитражный суд с иском о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.

Способ долгий, но действенный (дело А40-230837/2018).

В конце декабря суд апелляционной инстанции рассмотрел жалобу кировского адвоката Андрея Костина, которого не пускали в городскую налоговую 124 раза, пишет newsler.ru.

Согласно заявлению юриста, более трех лет он осуществляет защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц в сфере налоговых отношений, что подразумевает регулярные посещения им налоговых органов. Однако, в отличие от прочих посетителей ИФНС, которым для беспрепятственного прохождения в здание Службы достаточно предъявить паспорт, Костин каждый свой приход вынужден проходить, по его убеждению, длительную, незаконную и унизительную процедуру.

«Каждый мой визит в городскую налоговую начинается с ощущения того, что пришел бедным родственником в частную фирму, а не в государственный орган, где прохождение в здание и прием граждан регламентированы законом. Уже 124 раза, проверив паспорт, сотрудник охраны выясняет у меня номер кабинета и фамилию инспектора, к которому пришел (и не дай Бог в этот момент забыть имя-отчество сотрудника ИФНС). Затем информация передается начальнику охраны, который ее перепроверяет, после чего разрешают пройти. Но! Только при условии, чтобы у турникета меня встретил долгожданный сотрудник, которого мне же приходится разыскивать по собственному телефону. А это, как я считаю, откровенная дискриминация меня, как адвоката, защищающего права налогоплательщиков», – считает Андрей Костин.

Он пояснил, что его многократные попытки доказать охране ИФНС, что их действия незаконны, ничего в ситуации не поменяли. Пришлось обратиться с жалобой в Ленинский суд (судья Марат Чепурных), который впервой инстанции отказал в удовлетворении административных исковых требований, якобы не указав при том норму Права, в соответствии с которой прохождение в здание Инспекции должно сопровождаться не только демонстрацией паспорта, но и вызыванием по телефону сопровождающего инспектора.

В «апелляционных разбирательствах» представители налоговой cообщили о действительно существующем «наличии индивидуального порядка» посещения Костиным Инспекции. И назвали «автора дополнительных контрольных мероприятий» – начальник охраны ИФНС, давший устное распоряжение подчиненным. Заслушав доводы сторон, судебная коллегия пришла к выводу, что инициатива «главного охранника городской налоговой» является незаконной, а решение суда первой инстанции ошибочно. И обязала ИФНС «обеспечить порядок посещения Инспекции налоговым адвокатом на общих основаниях».

926 СЗВ-М

Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) с ее многомиллиардными оборотами через суд вернула 500 рублей, которые заплатила Верхнепышминскому управлению пенсионного фонда в качестве штрафа. На это дело обратила внимание информационное агентство «Znak».

Как следует из картотеки арбитражных дел, в июне УГМК была оштрафована за правонарушение в сфере пенсионного страхования. По одной из отчетностей за декабрь прошлого года холдинг предоставил сведения на 1034 работника, забыв указать одного специалиста. Ошибка была исправлена в феврале, компания выслала в пенсионный фонд уточненные данные об этом специалисте.

Но несмотря на это, в апреле по итогам проверки управление ПФР оштрафовало УГМК на 500 рублей за допущенную неточность. Штраф был оплачен, но вместе с тем УГМК подала иск в Арбитражный суд Свердловской области, который встал на сторону холдинга, отметив, что ошибочные данные были исправлены и «формальный подход к вопросу привлечения плательщика страховых взносов к ответственности за совершение правонарушения и наложения на него штрафа, является недопустимым».

Пойдет ли ПФР в апелляцию, пока неизвестно.

Организация обоснованно привлечена к ответственности за непредоставление счетов-фактур, которые ранее уже находились в распоряжении налоговых инспекторов, но были возвращены налогоплательщику. Такое решение вынес Верховный суд в определении от 25.11.2019 № 304-ЭС19-21776.

Налоговая инспекция приостановила выездную проверку и вернула оригиналы документов проверяемой организации. После возобновления проверки документы истребовали снова. Однако компания посчитала, что не обязана их предоставлять повторно, за что и была оштрафована по ст.126 НК.

В п.5 ст. 93 Налогового кодекса есть запрет на повторное истребование документов при проведении камеральных и выездных проверок. Но это не касается тех случаев, когда были возвращены ранее предоставленные подлинники документов, указали судьи. 

Поскольку организация располагала запрошенными документами и могла их представить в установленный в требовании срок, суд признал штраф законным.

Компания судилась с инспекцией из-за 2,1 млн рублей и выиграла. После чего решила взыскать с инспекции судебные расходы по оплате услуг юриста. По договору его работа стоила 350 тыс. руб. Подтверждающие документы компания предоставила.

Только вот суды отказались взыскивать с инспекции всю сумму и уменьшили её до 120 тыс. рублей. Почему?

Суды проанализировали объём работы юриста. Он подготовил и подал:

– заявление об оспаривании ненормативного акта в суд

– апелляционную жалобу

– отзыв на кассационную жалобу.

А также участвовал в четырёх судебных заседаниях:

– два раза в суде первой инстанции

– один раз в апелляции 

– один раз в кассации.

Есть Постановление Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела». Там сказано, что разумными расходами на оплату услуг представителя надо считать расходы, которые обычно взимаются за такие услуги. Определяя разумность, надо учитывать:

– объём требований

– цену иска

– сложность дела

– объём оказанных услуг

– потраченное время

– продолжительность рассмотрения дела.

В спорном случае компания хочет возместить с инспекции более 15% от суммы оспоренных налоговых обязательств. А в Свердловской области, где слушалось дело, стоимость этих услуг не превышает 10%. Вот суд и уменьшил размер возмещения.

В этом деле остались неясные моменты:

– откуда взялась цифра в 10% 

– если суд ссылается на 10%, то почему он уменьшил размер возмещения не до 210 тыс. рублей, которые и составляют 10%, а до 120 тыс. рублей, которые составляют 5,7%.

Источник: Налоговые адвокаты

Компания выполнила работы для заказчика, который по итогу из-за финансовых проблем не смог их оплатить. Тогда стороны подписали соглашение о прощении долга (10% от суммы выполненных работ). ИФНС сняла эту сумму с расходов.

Но в суде компании удалось отбиться (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 09.09.2019 г. № А32-46147/2017). 

После подписания соглашения заказчик оплатил почти половину долга. И вскоре ушел в банкротство. Так что прощение долга позволило компании получить оплату в более короткий срок. В противном случае списание в рамках банкротства происходило бы в порядке очередности.