судебно-арбитражная практика

Верховный Суд РФ в определении № 16-КГ18-17 подтвердил, что гражданин должен уплачивать НДС, если он занимается предпринимательской деятельностью по сдаче собственных нежилых помещений в аренду без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Об этом известила пресс-служба ФНС.

Гражданин с 2003 года являлся собственником торгового павильона, а с 2005 года также стал владельцем встроенного помещения по другому адресу. Оба нежилых объекта изначально были приобретены для коммерческой деятельности и расположены на земельных участках, предназначенных для торговли. Физлицо сдавало их предприятию в аренду под аптеки.

По результатам выездной налоговой проверки инспекция отметила, что, сдавая вышеуказанные помещения в аренду, гражданин занимался предпринимательской деятельностью, а значит должен был уплатить НДС. Поэтому она доначислила ему налог на добавленную стоимость, пени и штраф.

Не согласившись с инспекцией, гражданин обратился в суд. Он сослался на то, что как собственник он имеет право сдавать нежилые помещения в аренду на основании гражданско-правовых сделок. Это не относится к предпринимательской деятельности, а с полученных доходов он уплатил налог на доходы физических лиц.

Суд первой инстанции поддержал гражданина, указав, что сам по себе факт совершения им возмездных сделок недостаточен для признания его предпринимателем, а сдача в аренду собственного имущества является реализацией его законного права. Однако суд апелляционной инстанции это решение отменил, признав выводы инспекции обоснованными. Истец сдавал принадлежащие ему нежилые помещения юридическому лицу для коммерческой деятельности. Следовательно, гражданин должен был уплачивать налог на добавленную стоимость.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ согласилась с апелляционной инстанцией. Она указала, что объективным критерием для квалификации деятельности истца как предпринимательской является назначение нежилых помещений, а также вид разрешенного использования земельных участков, на которых они расположены. Судебная коллегия признала выводы инспекции о том, что гражданин занимается предпринимательской деятельностью, обоснованными, так как принадлежащее ему имущество предназначено для использования под торговые помещения и расположено на земельных участках, которые также предназначены для торговой деятельности.

Владимир Туров в своем блоге рассказал о деле, в котором ИФНС проигнорировала 14 доказательств реальности контрагента и доначислила НДС. Компания обратилась в суд, и выиграла. Но не с первого раза.

Итак, свежее судебное решение, когда много доказательств оказалось слишком мало: Постановление АС Уральского округа №Ф09-5555/18 от 24.09.2018 года по делу №А50-31119/2017.

Типичная схема взаимодействия в строительстве: заказчик – подрядчик – субподрядчики. Инспекция заинтересовалась «серединкой». Проверяющие решили, налогоплательщик (он же подрядчик) сам выполнил работы с помощью неофициальных «физиков», а субподрядчики были только на бумагах. Сами рассудите, разве компании с «такооой» репутацией могут что-либо делать? Плохая судебная практика, учредители-руководители – алкаши да наркоманы с уголовным прошлым и «массовым» настоящим, ни активов, ни имущества, ни адреса. Засветились в группе «Риски». Виды деятельности далеки от строительства. Нулевая налоговая отчетность и «фирмы-однодневки» за спиной. В общем, тушите свет… Суд первой инстанции согласился с выводами налогового органа о создании формального документооборота и получении необоснованной налоговой выгоды.

Как выяснилось у налогоплательщика была уйма доказательств, которых почему-то суду первой инстанции и налоговикам оказалось мало. Либо просто закрыли глаза… Наоборот, это инспекция не предоставила достаточное количество доказательств, чтобы с уверенностью заявить: «Это 100% получение необоснованной налоговой выгоды».

Итак, 14 аргументов от налогоплательщика, на которые инспекция и суд первой инстанции не обратили внимание:

1. Первичка, оформленная в соответствии с требованиями законодательства: договоры, протоколы согласования договорной цены, счета-фактуры, акты выполненных работ и т.д.
2. Копии учредительных документов контрагентов;
3. Коммерческая и хозяйственная переписка с согласованием приемки работ, перечней оборудования и работников;
4. Гарантийные письма;
5. Финансовый анализ состояния контрагентов в спорный период;
6. Регламент выбора поставщиков и подрядчиков + конкурсные карты отбора поставщиков;
7. Показания свидетелей (работников налогоплательщика, руководителей контрагентов и сотрудников заказчика), которые подтвердили выполнение работ субподрядными организациями;
8. Сведения об участии контрагентов в госзакупках, в которых они были признаны победителями, что свидетельствует о их реальности и добросовестности;
9. Документы СРО с указанием на наличие у контрагентов материальных и трудовых ресурсов, с оплатой необходимых взносов, а также страховых премий;
10. Товарные накладные, сметные расчеты и передаточные документы, которые подтверждают передачу оборудования и материалов напрямую от заказчика к субподрядчику, минуя налогоплательщика. «А это исключает вывод о нереальности деятельности последних, поскольку реальность деятельности заказчиков – крупных промышленных предприятия региона – подписавших с последними документы о передаче материалов, под сомнение поставлена быть не может в принципе»;
11. Анализ трудозатрат, который подтверждает, что налогоплательщик не мог самостоятельно выполнить спорные работы;
12. Положительная судебная практика с участием контрагентов, которая говорит о реальности;
13. Сопроводительные письма из иных налоговых органов, в которых написано, что контрагенты не обладают признаками номинальных структур;
14.Списки пропусков на объекты, среди которых более 20 работников не числятся в штате налогоплательщика и не получают от него доход. Значит эти лица работают скорее всего на контрагентов. А раз инспекция их не допросила, значит нельзя обвинять налогоплательщика в том, что это его «нелегалы».

Подробности дела и комментарии эксперта читайте в статье.

Право ФСС самостоятельно отнести страхователя к имеющему наиболее высокий класс профессионального риска виду экономической деятельности не является санкцией, применяемой к страхователю за нарушение им сроков представления документов, подтверждающих основной вид деятельности. Это всего лишь мера, призванная гарантировать права застрахованных лиц на страховое обеспечение в случае неисполнения страхователем своих обязанностей по подтверждению основного вида экономической деятельности. Об этом заявил Верховный суд в определении № 309-КГ18-7926 от 11.09.2018 г.

Общество опоздало с подтверждением основного вида деятельности за 2016 год. Заявление и справка были поданы через портал «Госуслуги» только 18 апреля.

Уведомлением от 26 апреля фонд установил обществу тариф в размере 1,70 процента, что соответствует виду экономической деятельности общества «Производство профилей с помощью холодной штамповки или гибки, ОКВЭД 24.33», имеющей наиболее высокий класс профессионального риска (15 класс) из видов экономической деятельности общества, которые указаны в ЕГРЮЛ. При этом указанный вид экономической деятельности общества был определен фондом в качестве основного в соответствии с пунктом 5 Порядка подтверждения основного вида экономической деятельности, так как в установленный срок общество не представило в фонд документы.

Общество же посчитало, что на дату составления уведомления ФСС уже получил документы об основном виде деятельности и должен был установить 5 класс проф.риска, соответствующий виду деятельности «Сдача внаем собственного нежилого недвижимого имущества».

Первая судебная инстанция согласилась с Обществом, однако апелляционная и кассационная инстанция встали на сторону ФСС.

Точку в деле поставила Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ. Судьи посчитали, что если до момента установления фондом размера страхового тарифа в соответствии с пунктом 5 Порядка, страхователь представил документы для подтверждения основного вида экономической деятельности, фонд должен оценить эти документы и учесть их при определении размера страхового тарифа. Иной подход противоречит принципу дифференцированности страховых тарифов в зависимости от класса профессионального риска осуществляемых видов экономической деятельности.

Владимир Туров в своей статье: «Не примем декларации у «нищебродов»…» рассказывает о появившейся тенденции, когда от репутации компании зависит судьба ее деклараций.

В идеале, чтобы налогоплательщик был богат, как на работников, так и на имущество, был щедр в уплате налогов, и, конечно же, грамотен. А вот нищенское состояние – это отличный повод отказать в приеме декларации.

Ситуация: компания отправила в инспекцию электронную декларацию по НДС, а инспекция отказала в приеме документа со ссылкой на п.28 Административного регламента ФНС России. Якобы «декларация содержит ошибки и не принята к обработке». Декларация подписана директором, статус которого подтвержден в ЕГРЮЛ, документ содержит все необходимые реквизиты, соответствует установленному формату, с усиленной электронной подписью тоже все в порядке…

Краткая справочка по п.28 Административного регламента ФНС России или «6 причин для отказа в приеме декларации»:

?

При этом инспектор обязан четко указать, в чем именно ошибся налогоплательщик. И никакой отсебятины: данный перечень из шести пунктов не может расширяться по усмотрению проверяющего.

Кроме этого, налоговый орган должен не позднее четырех часов с момента получения электронной декларации проверить ее на соответствие многочисленным требованиям, которые описаны в Приложении №1 Методических рекомендациях по организации электронного документооборота при представлении налоговых деклараций (расчетов) в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи, утвержденных приказом ФНС России от 31.07.2014 № ММВ-7-6/398@. И, в случае обнаружения ошибок, сформировать сообщение об ошибке. Но это «как надо»: в реальности все наоборот…

Вот и в нашем деле, что-то пошло не так… Инспекция не указала «конкретных пунктов раздела I приложения № 1 к Методическим рекомендациям, на соответствие которым проводилась проверка соответствующим программным обеспечением, а также конкретных оснований, указанных в пунктах 28, 194 Административного регламента». Типа, есть ошибки, предусмотренные нашим «личным законодательством», у нас более высокие планки для приема деклараций.
Собственно, в чем заключались эти «особые» требования? Я бы назвала их «ты нам не нравишься, ты нищеброд, хотя и грамотный. Именно поэтому мы не примем у тебя декларацию»,

— Владимир Туров.

Отказали, потому что налогоплательщик обладает признаками транзитной организации. А именно:

  • Нет движимого и недвижимого имущества;
  • Нет работников;
  • Не находится по юридическому адресу;
  • Нет платежей по ведению хозяйственной деятельности;
  • Взаимодействие с другими организациями и участие в цепочке сомнительных операций;
  • Доля вычетов в сумме налога, исчисленного с налогооблагаемых операций, составляет 100%.
Суды не согласились с таким подходом (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 31.08.2018 года по делу №А67-7436/2017). Есть закон – соблюдай, что написано, а не интерпретируй по-своему: «По убеждению суда, обстоятельства, негативно, с точки зрения налогового органа, характеризующие налогоплательщика, не имеют правового значения на стадии представления налоговой декларации и не могут служить основанием для отказа в ее принятии, поскольку не указаны в качестве таковых ни в статье 80 НК РФ, ни в нормах Административного регламента, который содержит исчерпывающий перечень оснований для отказа в принятии деклараций.

Комментарии эксперта и подробности здесь.

 

Верховный Суд РФ в определении № 307-КГ18-11239 подтвердил, что для применения ЕСХН налогоплательщик должен быть признан сельскохозяйственным товаропроизводителем, который является собственником производимой продукции. Об этом сообщается на сайте ФНС.

По договору с ООО (заказчиком) налогоплательщик (исполнитель) оказывал услуги по содержанию, обслуживанию, выращиванию пушных зверей (норки). ООО предоставляло в безвозмездное пользование исполнителю свое имущество для оказания указанных услуг. Последний же должен был возвратить продукцию (невыделанные шкурки норки) в сроки согласно технологии производства. Договор предусматривал, что приплод, продукция и доходы, полученные исполнителем в результате использования переданного пушного зверя, являются собственностью заказчика. В связи с тем, что доля дохода налогоплательщика от оказания услуг в области животноводства составляла более 70% его дохода, он посчитал возможным применить систему налогообложения в виде единого сельскохозяйственного налога (ЕСХН).

Инспекция в ходе выездной проверки установила, что поголовье норки, принятое исполнителем от ООО по договору, в собственность налогоплательщика не переходило, непосредственная реализация им не производилась. Исполнитель возвращал заказчику пушных зверей по накладным. Инспекция пришла к выводу, что налогоплательщик был не вправе применять ЕСХН, так как сам не является сельскохозяйственным товаропроизводителем, а также собственником сырья и производимой продукции. Поэтому ему были начислены налоги по общей системе налогообложения.

Налогоплательщик, не согласившись с инспекцией, обратился в суд, так как посчитал, что применял ЕСХН правомерно. Суд первой инстанции поддержал его позицию, указав, что для получения статуса сельскохозяйственного товаропроизводителя налогоплательщику не обязательно участвовать во всех циклах процесса производства сельскохозяйственной продукции. Кроме того, п. 2 ст. 346.2 НК РФ и ст. 3 Федерального закона от 29.12.2006 № 264-ФЗ «О развитии сельского хозяйства» не устанавливают способ оказания налогоплательщиком соответствующих услуг: собственной ли техникой, производственными мощностями или же с привлечением сторонних организаций.

Суды апелляционной и кассационной инстанций решение суда первой инстанции отменили. Они поддержали позицию инспекции, указав, что налогоплательщик неправомерно применял систему налогообложения в виде ЕСХН, не являясь сельскохозяйственным товаропроизводителем. Доход, полученный им за оказанные услуги по договору, не может быть квалифицирован как доход от реализации произведенной налогоплательщиком собственной сельскохозяйственной продукции, как того требует пп. 1 п. 2 ст. 346.2 НК РФ. Следовательно, он должен уплатить налог на прибыль организаций и НДС.

Налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы в Судебную коллегию по экономическим спорам.

А вы знаете, на что способны проверяющие в погоне за доначислениями? Вы в курсе всех приемчиков, которые есть в арсенале сотрудников фискальной службы? Вы, наверно, слышали байки на тему психологических уловок, обысков и каверзных вопросов. Итак, истории из судебной практики на тему «как вывести налогоплательщиков на чистую воду».

Провести выемку и взломать жесткие диски

Ничто хакерское нам не чуждо. Ну, хорошо, не хакерское, ведь инспекция действует исключительно в рамках закона. Поэтому проверяющие могут провести компьютерно-техническую и бухгалтерскую экспертизу и восстановить удаленные файлы. Именно так и докопались до реальности работники налоговой в Постановлении АС Северо-Западного округа от 26.07.2018 года по делу №А26-7252/2016.

Допросить всех-всех-всех

Если вы думаете, что допросы касаются только лиц, которые имеют непосредственное отношение к спорной сделке, вы глубоко ошибаетесь. Возьмем, к примеру, так называемую «транспортную обналичку». Наверняка, вы будете рассуждать следующим образом: «Допросят водителей, логистов, директора, главбуха. Ну, и механика. На всякий случай». Нет, на этом список не ограничивается: допросят еще и медицинских работников, которые проводят медосмотры водителей. Так и поступили проверяющие в Постановлении АС Западно-Сибирского округа от 24.04.2018 года по делу №А27-7374/2017. Плюс, конечно же, инспекторы сделали запросы в ГИБДД.

А еще в арсенале налоговиков такие приемы, как: найти противоречия в документах, оценить логическую целесообразность, не верить в пожары и... капризничать. О них читайте в статье Владимира Турова.

 

 

УФНС Волгоградской области похвасталось на своем сайте выигранным судебным делом, пополнившим казну на 134 млн рублей.

АС Поволжского округа отказал в кассационной жалобе ИП о признании недействительным решения ИФНС о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения по результатам выездной проверки.

Претензии налоговиков возникли из-за продажи недвижимости. В 2009-2011 годах он до регистрации в качестве индивидуального предпринимателя приобрел 34 объекта недвижимости нежилого, торгового и производственного назначения, а также четыре земельных участка под объектами торговли. Имущество было передано в доверительное управление. В 2012 году владелец этого имущества зарегистрировался как глава КФХ (они регистрируются как ИП) и начал применять УСН.

Посчитав, что получение арендных платежей через доверительное управление не является предпринимательской деятельностью, ИП не включал эти суммы в доходы по УСН. А доверительный управляющий удерживал у него НДФЛ, как налоговый агент и перечислял в бюджет.

По истечении трех лет ИП продал имущество обществу, которое все эти годы его арендовало. При этом УСН он не уплатил, поскольку не считал это предпринимательством, а НДФЛ не посчитал нужным платить, потому как имущество принадлежало ему более 3-х лет.

В ходе налоговой проверки налоговый орган пришел к выводу, что доход, полученный от аренды недвижимого имущества и от его последующей продажи, является доходом ИП, полученным от предпринимательской деятельности, а не доходом физического лица. Следовательно, как посчитал налоговый орган, налогоплательщик должен был определить размер подлежащего уплате в бюджет единого налога по УСН, НДФЛ и НДС с учетом суммы полученного дохода от аренды спорных нежилых помещений, а также суммы дохода от их от реализации.

НДФЛ и НДС в решении налоговиков появились потому, что с учетом доходов от сдачи в аренду имущества ИП потерял право на УСН.

По результатам выездной проверки ИП было начислено 134 млн.рублей налогов, пеней и штрафов. Их и пришлось уплатить предпринимателю, после того, как суд встал на сторону налоговиков.

Ваш бухгалтер будет на 100% прав, когда сошлется на статью 169 НК РФ или на статью 172 НК РФ и скажет: «Нет, категорически нельзя поставить НДС к вычету без счета-фактуры». А суды будут на вашей стороне, если вы его поставите к вычету, рассказал Владимир Туров, практикующий и ведущий специалист по планированию налогов.

Это возможно по той лишь простой причине, что с точки зрения логики главы 21 НК РФ, которая описывает НДС, вы в составе цены услуги, в составе цены работы, в составе цены товара, сырья или материалов, НДС в бюджет, посредством вашего поставщика или подрядчика, уже заплатили. Вы свою обязанность по НДС выполнили, потому что у вас есть платежка, где написано «оплата с НДС», договор, в котором написано «оплата с НДС». С вашего банковского счета деньги списаны с НДС, и у вас есть все доказательства, подчеркнул эксперт.

Итак, судебное решение, которое это подтверждает: Постановление АС Дальневосточного округа № Ф03-1719/2018 от 31 мая 2018 года по делу №А51-14757/2017. Цитата: «Удовлетворяя заявленные обществом требования, исследовав и оценив, представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, руководствуясь положениями статей 168, 169, 171, 172, 173, 176 НК РФ, апелляционный суд исходил из того, что бездействие контрагента по не выставлению счета-фактуры, не может служить непреодолимым препятствием для получения вычета по НДС добросовестным налогоплательщиком – ООО «…», пришел к выводу о правомерности применения обществом спорных налоговых вычетов сумм НДС».

У вас есть все документы, подтверждающие факт выполнения этой работы или факт этой поставки, а счета-фактуры нет. Но эта работа действительно выполнена, и это подтверждено бумажками. Я всегда говорил о том, что НДС все равно можно ставить к вычету, и суд будет на вашей стороне,

Владимир Туров.

 

 

Изготовление счетов-фактур за контрагента не поможет получить вычет. Такой вывод следует из дела А14-843/2016, которое прошло четыре судебных инстанции и на всех этапах судьи поддержали налоговиков.

А претензии ФНС вылились в кругленькую сумму для компании: доначисление НДС — 30 006 907 руб., пени — 5 725 566 руб. и штраф за неполную уплату налога — 12 002 763 руб.

Суть дела. В результате выездной проверки налоговики обнаружили, что данные книги-покупок и счетов-фактур за некоторые кварталы 2013 года не соответствуют друг другу. Суммы, указанные в книге-покупок превысили суммы в счетах-фактурах. Компания не согласилась с актом проверки, предоставила копии и оригиналы счетов-фактур, а так же обновленные книги-покупок.

Налоговая инспекция не приняла суммы, указанные в предоставленных счетах-фактурах к вычету, установив, что они изготовлены проверяемой компанией на собственной компьютерной технике и затем были направлены поставщикам для проставления оттисков печати в целях восстановления документов.

Подробности читайте здесь.

Верховный Суд РФ в определении № 307-КГ18-2404 подтвердил, что денежные средства за работы, выполненные в период действия патента, но полученные после окончания его срока, облагаются единым налогом по упрощенной системе налогообложения, которую налогоплательщик применял в момент их поступления.

Индивидуальный предприниматель применял УСН. Позже налогоплательщик получил патент на право применения патентной системы налогообложения  по виду деятельности «Ремонт жилья и других построек» на пять месяцев. В этот период он наряду с УСН применял ПСН. Оплату за проведенные работы предприниматель получил после истечения срока действия патента, но посчитал, что данную сумму не нужно отражать в декларации по единому налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН.

Инспекция в ходе камеральной проверки декларации указала, что полученные позже денежные средства нужно было учесть в качестве дохода, облагаемого единым налогом по УСН, так как они поступили на счет ИП в период, когда он уже не применял ПСН, а находился на УСН.

Налогоплательщик, не согласившись с инспекцией, обратился в суд. Он посчитал, что спорная сумма на его счет поступила за работы, подпадающие под действие патента, и за период, когда он находился на ПСН. Следовательно, она не может быть признана доходом, облагаемым единым налогом по УСН. Суды первой и апелляционной инстанций поддержали предпринимателя. Они указали, что стоимость патента не зависит от полученного дохода, поэтому при поступлении платы за выполненные работы, спорные доходы следует считать полученными в рамках ПСН.

Суд кассационной инстанции отменил решения нижестоящих судов. Он указал, что доходом в рамках патентной системы налогообложения являются деньги, поступившие на счет налогоплательщика, когда он находился на ПСН. Таким образом, предприниматель должен был включить полученную сумму в налогооблагаемую базу по единому налогу по УСН.

Налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения, согласившись с позицией инспекции и суда кассационной инстанции. Об этом сообщила пресс-служба ФНС.

Индивидуальному предпринимателю в Волгоградской области доначислили налог по УСН на денежные средства, внесенные на расчетный счет его супругой. Однако суды трех инстанций не согласились с доводами налоговой инспекции.

ИП занимался изготовлением мебели на заказ и применял БСО, получая наличные деньги. Выручка вносилась на расчетный счет. Однако проводя камеральную проверку декларации по УСН за 2015 год, налоговые инспекторы обнаружили поступления, которые не были внесены в отчетность и налог с них уплачен не был. Не долго думая, проверяющие обложили налогом весь оборот по счету.

Однако предприниматель с ними не согласился и обратился суд. Деньги на счет вносила его супруга, имевшая доверенность от ИП. Это были кредитные средства (договоры с банками были представлены суду) и личные деньги ИП.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что инспекция не приняла должных мер для выяснению обстоятельств о причинах расхождения сумм доходов по расчетному счету с данными книги учета доходов и расходов, предпринимателя не допросила, сведения об источниках возникновения внесенных членами его семьи на расчетный счет денежных средств не истребовала и не исследовала. Доказательств того, что поступившие на счет деньги явялются выручкой налоговики суду не представили.

Налоговая пыталась в суде ссылаться не только на экономическую нецелесообразность внесения личных денег ИП на счет, но и на возможное нецелевое использование полученных им кредитных средств. Но суд второй инстанции указал им на то, что средства, полученные по договорам кредита или займа, независимо от формы оформления заимствований, налогами не облагаются.

Кроме того, суд отметил, что обязательным условием для возникновения у налогоплательщика обязанности исчислить налог является получением им дохода в конкретной сумме от конкретного вида деятельности. А сам факт внесения денег на счет не может служить основанием для доначисления налога.

Арбитражный суд Поволжского округа в постановлении № А12-25005/2017 от 1 июня 2018 года отказал в кассационной жалобе МИФНС, подтвердив выводы нижестоящих инстанций.

Верховный Суд РФ отказался признать недействующими Приложения № 2 и 3 к приказу ФНС России от 13.02.2017 № ММВ-7-8/179@, в которых содержатся формы требований об уплате налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов для организаций, индивидуальных предпринимателей и физических лиц. Об этом сообщает пресс-служба ФНС.

Налогоплательщики обратились в Верховный Суд РФ с административными исками. Они посчитали, что поскольку формы требований не содержат подпись должностного лица, это противоречит ряду статей Налогового кодекса.

ФНС России и Министерство юстиции просили отказать в удовлетворении исков. Их позицию поддержала Генеральная прокуратура России. Налоговая служба отметила, что состав сведений, содержащихся в формах требований, определен статьей 69 НК РФ. При этом права лиц, которым направляются требования, не нарушаются, если в документах нет реквизита «подпись должностного лица налоговых органов». Состав сведений, предусмотренный данными формами, позволяет налогоплательщикам получить необходимую информацию о размере задолженности, основаниях её взимания, сроках погашения, и правовых последствиях неуплаты налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов. Также в требованиях указывается адрес налогового органа, который их направил.

Верховный Суд РФ в удовлетворении исков гражданам отказал. Он указал, что в формы данных требований включены все сведения, указанные в статье 69 НК РФ. Отсутствие данного реквизита не ограничивает права налогоплательщиков на судебную защиту и получение информации о размере задолженности перед бюджетом.