Клерк.Ру

700 млн доначислений, 2 схемы сразу, 18 подконтрольных лиц: история одного дробления

1031

Более 700 млн. налоговых доначислений, 2 разных «налоговых схемы» за один проверяемый период, 18 подконтрольных лиц, жалоба в ФНС, выемки документов, обыски и уголовное дело, участие в схеме (или как заметили суды «обслуживание схемы») банком, который был лишен лицензии в связи с проведением транзитных и сомнительных операций, связанных с обналичиванием и ВС РФ отказавшийся рассматривать жалобу налогоплательщика, а затем очередная выездная проверка нового налогового периода с теми же обвинениями в дроблении.

Таковы итоги налогового спора владельца коммерческой недвижимости в Москве с налоговой, в котором налогоплательщик пытался использовать весь арсенал способов защиты своих прав, но безуспешно.

Итак, налогоплательщик сдавал в аренду коммерческую недвижимость и последовательно применил 2 налоговые схемы, которые и выявил налоговый орган:

Первая схема давно и печально знаменита — использование льготы по НДС, предоставляемой организациям, использующим труд инвалидов. Проверкой было установлено формальное трудоустройство инвалидов. Субарендная плата при этом была намного больше арендной. Организации-учредители которые учреждали используемые налогоплательщиком компании уже «засветились» в аналогичных судебных спорах с налоговиками. Эту схему, после того как она стала полностью дискредитированной в суд практике, налогоплательщик сменил на дробление.

Вторая схема — дробление бизнеса на 18 подконтрольных лиц, тоже была реализована крайне формально. 18 компаний на УСН были наделены частями недвижимого имущества и имитировали деятельность по его сдаче в аренду конечным арендатором. Налогоплательщик при этом получал минимальное вознаграждение за управление, а денежные средства от сдачи имущества в аренду, поступавшие компаниям на УСН, облагались налогом по ставке 6%. При этом реально схема работы не менялась — и фактически сдачей в аренду занимался сам налогоплательщик тем же образом что и ране, до внедрения схемы.

По итогам проверки конечно же доначислили налог на прибыль, налог на имущество и НДС.

Однако к расчетам недоимки у налогоплательщика были претензии:

1. НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИК СЧИТАЛ, ЧТО ПРИ РАСЧЕТЕ НДС ДОЛЖНА БЫЛА ПРИМЕНЯТЬСЯ РАСЧЕТНАЯ СТАВКА 18/118, А НЕ 18%, ПОСКОЛЬКУ ЭТОТ НАЛОГ НЕ ПРЕДЪЯВЛЯЛСЯ АРЕНДАТОРАМ, И СЛЕДОВАТЕЛЬНО ВКЛЮЧАЛСЯ В ЦЕНУ РЕАЛИЗОВАННЫХ УСЛУГ.

На это суды ответили, что налогоплательщик изначально не собирался уплачивать НДС поэтому применение ставки в 18% обосновано, и непредъявление НДС покупателям, вследствии умышленных действий не является основанием для применения расчетной ставки.

В связи с этим вспомнилось дело о дроблении на несколько ИП (Определение ВС РФ от 24.10.2016 № 309-КГ16-13438) где налогоплательщик все же смог добиться, хотя и на втором круге после пересмотра вопроса ВС РФ, от суда применения прямо противоположного трактования: суд указал, что использованная налоговым органом методика объединения доходов и расчета прибыли ИП на ОСН (выручка изъята из налогооблагаемой базы ИП на УСН и включена в выручку ИП на ОСН) не учитывала, то, что эту выручку нужно было уменьшить на сумму НДС так как НДС не предъявлялся покупателям, а значит включался в стоимость.

В рассматриваемом деле суды применили совершенно противоположный подход! Раз есть схема, значит налогоплательщик действовал недобросовестно и сам несет свои налоговые риски, связанные с невозможностью предъявить НДС фактическому получателю услуг. Цитирую суд: «сложившаяся ситуация является налоговым риском общества и следствием его собственных неправомерных действий»

2. НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИК СЧИТАЛ ЧТО ДОНАЧИСЛЕННЫЙ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ НДС НУЖНО ВКЛЮЧАТЬ В РАСХОДЫ, УМЕНЬШАЮЩИЕ НАЛОГООБЛАГАЕМУЮ ПРИБЫЛЬ.

Однако и здесь суды отказали ему, сославшись на п. 32 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации от 16 февраля 2017 года, что НДС является косвенным налогом, который нельзя учитывать в составе расходов по налогу на прибыль, о чем прямо указанно в ст. 270 НК РФ.

Дело наглядно демонстрирует набор характерных ошибок в налоговом планировании, особенно отмечу фатальные:

  • Формальный характер документооборота, имитация деятельности сторон без изменения реальных отношений,
  • Наличие фактов возврата денежных средств налогоплательщику и его учредителю в виде займов и дивидендов налогоплательщику и его учредителю физическому лицу.

Налогоплательщик просто поменял одну схему на другую. И, видимо не задумываясь о том, что все те признаки формальности которые сделали «схему с инвалидами» незаконной, по сути своей воспроизводятся и в новой схеме с дроблением.

Только формальная организация компаний и формальная передача им недвижимости не останется незамеченной в ходе налогового контроля и будет объективно расценена как попытка получить необоснованную налоговую выгоду.

Такие выводы вполне можно было сделать при налоговом планировании, даже с учетом того, что описанная схема начала применяться налогоплательщиком в далеких 2013-2014 годах.