Право

В судах (арбитражных, общей юрисдикции)

В разделе можно найти новости по деятельности судов общей юрисдикции, арбитражных судов, Верховного и Конституционного суда.

Все материалы

При импорте товаров использовались посреднические фирмы-однодневки. Суды поддержали законность решения о доначислении более 1,1 млрд рублей налогов.

Судья Верховного суда Татьяна Завьялова отказалась передавать кассационную жалобу ООО «Оффо-Трейд» на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ. Ранее суды трех инстанций признал решение налоговой инспекции о доначислении компании 1,1 млрд рублей налогов обоснованным.

Как указано в материалах дела, в 2018 году Межрайонная инспекция ФНС № 18 по Санкт-Петербургу провела проверку уплаты налогов ООО «Оффо-Трейд», ввозившего товары в Россию. По итогам проверки налоговики пришли к выводу, что налогоплательщик создал искусственную схему оптимизации НДС с помощью привлечения пятнадцати компаний-посредников. Через них «Оффо-Трейд» закупал импортный товар, но МИФНС усомнилась в реальности поставщиков.

Доводы налогового органа:

  • налогоплательщик являлся единственным или основным покупателем у всех поставщиков;
  • у поставщиков были руководители-номиналы;
  • поставщики создавались перед сделками и ликвидировались сразу после проведения операций;
  • у поставщиков не было своей материально-технической базы и сотрудников;
  • у поставщиков не было соответствующих деятельности расходов и была низкая налоговая нагрузка;
  • был обнаружен транзит денег по счетам. Кроме того, налогоплательщик являлся официальным дистрибьютором иностранной компании, у которой якобы через поставщиков закупались товары.
МИФНС установила, что со складов продукция доставлялась напрямую налогоплательщику и его клиентам, минуя цепочку поставщиков. Налогоплательщик не представил доказательства «реальной доставки (транспортировки) товара от поставщиков в адрес налогоплательщика либо при участии (содействии) контрагентов».

Суды с позицией налоговиков согласились.

«По результатам анализа представленных в материалы дела доказательств суды установили наличие организованной схемы использования организаций-посредников с целью увеличения торговой наценки. Совокупность установленных обстоятельств свидетельствует о наличии у налогоплательщика в проверяемом периоде прямых взаимоотношений с импортерами спорного товара, при которых движение товара по указанию общества со складов временного хранения осуществлялось напрямую организациям-покупателям, минуя цепочку посреднических фирм», — указала в отказном определении судья Верховного суда.

По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Анны Лавришиной, реальность хозяйственных операций и достоверность сведений, содержащихся в первичных документах — условия, необходимые для получения налогоплательщиком налоговой выгоды.

«В рассматриваемом деле суды не усмотрели соблюдение названных условий в действиях налогоплательщика и поддержали позицию налогового органа. Так, заключение истцом-налогоплательщиком договоров с „фирмами-однодневками“ при наличии прямых взаимоотношений с импортерами спорных товаров (в том числе дружеских отношений между руководителями) для целей увеличения торговой наценки противопоставляется доктрине деловой цели и презумпции добросовестности налогоплательщика, и может свидетельствовать лишь об умышленных действиях, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды», — отметила юрист.

Несмотря на то, что положения НК РФ не ограничивают право налогоплательщиков проводить свои хозяйственные операции так, чтобы налоговые последствия были минимальными, а способ получения товаров через посредников прямо не запрещен налоговым законодательством — осуществление налогоплательщиком сделок через искусственно созданную цепочку фирм-поставщиков, обладающих признаками номинальных структур, недопустимо, и опосредует привлечение к налоговой ответственности, указала Анна Лавришина.

Дело № А56-5476/2019.

Расходы на юристов на стадии досудебного обжалования. Верховный суд указал на возможность взыскания.

Судебная коллегия по экономическим спорам (СКЭС) Верховного суда предложила суду первой инстанции заново рассмотреть заявление АО «Федеральный научно–производственный центр «Титан-Баррикады», которое потребовало взыскать с МИФНС № 2 по Волгоградской области и Федеральной налоговой службы 495 тыс. рублей убытков. Речь о деньгах, которые компания потратила на юристов, которых она привлекла для защиты своих интересов на стадии досудебного обжалования решения налоговой инспекции. Ранее суды трех инстанций заявление налогоплательщика отклонили.

Как указано в материалах дела, в 2016 году МИФНС № 2 по Волгоградской области провела в отношении «Титан-Баррикады» выездную налоговую проверку уплаты налогов в 2013 – 2014 годах. По итогам проверки налоговый орган предложил компании уплатить в бюджет 348,6 млн рублей (налог на прибыль, НДС и налог на имущество), а также штраф в 38,3 млн рублей и 5,7 млн рублей пеней.

«Титан-Баррикады» обжаловали решение МИФНС в областном налогом управлении. Для защиты своих интересов компания заключила контракт на услуги по подготовке апелляционной жалобы с ООО «ЮК «Легат» на 495 тыс. рублей. Привлеченные к делу сторонние юристы помогли. Управление ФНС по Волгоградской области снизило размер налоговых доначислений почти в 10 раз: до суммарно 39,6 млн рублей.

Дальше компания «Титан-Баррикады» пошла в суд, где потребовала не только признать незаконным решение МИФНС в полном объеме, но и возложить на налоговый орган обязанность компенсировать 495 тыс. рублей на юристов. Но суды удовлетворять оба требования отказались.

После чего ФНПЦ «Титан-Баррикады» подал в суд новое заявление – на этот раз о взыскании с МИФНС и ФНС 495 тыс. рублей в качестве убытков. И вновь суды трех инстанции признали заявление налогоплательщика необоснованным.

Однако СКЭС Верховного суда отправила этот спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

«При рассмотрении настоящего дела суды не дали оценки законности действий налогового органа и поведению налогоплательщика на стадии принятия решения от 30.12.2016 № 283 и не установили, являлось ли доначисление налогов результатом выражения оценки законности действий налогоплательщика, данной налоговым органом в пределах имевшихся у него полномочий, либо причиной доначисления налогов обществу стало игнорирование инспекцией положений НК РФ и (или) возражений налогоплательщика, представленных на акт налоговой проверки, доказательств налогоплательщика, тому подобные грубые нарушения, с безусловностью повлиявшие на результаты налоговой проверки», - указал Верховный суд.

Судебная коллегия подчеркнула, что сама по себе отмена решения инспекции вышестоящим налоговым органом не означает, что имеются все условия деликтной ответственности.

«Значение имеет не как таковая правильность (ошибочность) начисления недоимки, а иные обстоятельства – имело ли место со стороны налогового органа невыполнение публичных обязанностей, приведшее к тому, что налогоплательщик в рамках реализации права на обжалование решения налогового органа был вынужден нести дополнительные (чрезмерные) расходы, направленные по сути на исправление нарушений, носивших заведомый характер и ставших причиной неправомерного доначисления соответствующих сумм налоговых платежей», - следует из Определения СКЭС Верховного суда.

По словам адвоката, партнера ЮФ «Арбитраж.ру» Дениса Черкасова, ВС РФ подтвердил возможность взыскания налогоплательщиком расходов на услуги по досудебному обжалованию решения инспекции, в том случае, если вышестоящий налоговый орган признал жалобу обоснованной и снизил размер доначисления. Такие расходы могут быть взысканы в отдельном деле посредством предъявления налогоплательщиком к налоговой службе иска о возмещении вреда.

«Вместе с тем, налогоплательщикам не стоит думать, что такой иск подлежит удовлетворению просто в силу факта отмены решения инспекции вышестоящим налоговым органом. Это связано с тем, что сам по себе налоговый контроль не может считаться противоправным, даже несмотря на отмену доначисленных в результате такого контроля налогов в будущем», - отметил юрист.

Для возмещения вреда необходимо наличие противоправных действий на стороне инспекции в ходе налоговой проверки.

Как отметил Денис Черкасов, нужно установить имело ли место со стороны налогового органа невыполнение публичных обязанностей, приведшее к тому, что налогоплательщик в рамках реализации права на обжалование решения налогового органа был вынужден нести дополнительные расходы, направленные, по сути, на исправление нарушений, носивших заведомый характер и ставших причиной неправомерного доначисления соответствующих сумм налоговых платежей.

«В качестве такого противоправного действия называется игнорирование инспекцией положений НК РФ и (или) возражений налогоплательщика, представленных на акт налоговой проверки, доказательств налогоплательщика. Однако это лишь один из возможных случаев. Указывается также на тому подобные грубые нарушения, с безусловностью повлиявшие на результаты налоговой проверки. То есть противоправность будет устанавливаться с учетом фактических обстоятельств конкретного спора», - пояснил адвокат позицию СКЭС Верховного суда.

По словам Дениса Черкасова, стоит помнить, что размер расходов, понесенных на оплату услуг по подготовке жалобы в вышестоящий налоговый орган, также подлежит оценке с точки зрения разумности и справедливости. Поэтому в случае, если суд признает эти расходы чрезмерными, их размер может быть уменьшен судом.

Дело: 306-ЭС19-27836

В нашей стране нет оснований не доверять судебной системе, она постоянно развивается и совершенствуется. Так считает пресс-секретарь Путина.

«Российская судебная система также находится в процессе совершенствования, развития... Я бы не делал все-таки выводы о недоверии общества к судебной системе. Не вижу никаких для этого оснований», — сказал Песков журналистам.

При этом, он уточнил, что система должна развиваться.

«У нас общество, государство, все его институты находятся в постоянном состоянии развития и совершенствования», — добавил Песков.

По материалам «РИА Новости».

Налогоплательщик не использовал ликвидированный объект основных средств в своей предпринимательской деятельности. Суд подтвердил отказ в расходах по налогу на прибыль. 

Арбитражный суд Самарской области признал законным решение инспекции федеральной налоговой службы по Советскому району Самары о привлечении ООО «Актив Лайн Групп» к ответственности за совершение налогового правонарушения. Решение суда еще не вступило в законную силу.

Как указано в материалах дела, в 2018 году налоговый орган провел в отношении ООО «Актив Лайн Групп» камеральную проверку. По ее итогам ИФНС предложила налогоплательщику доплатить в бюджет 1,3 млн руб. налога на прибыль, а также штраф и пени.

По мнению инспекции, компания неправомерно учла при исчислении налога на прибыль расходы в виде остаточной стоимости основных средств (снесенного здания цирка) и суммы начисленной амортизации. Причина – то, что налогоплательщик не использовал здание цирка в своей предпринимательской деятельности.

В материалах дела указано, что ООО «Актив Лайн Групп» в 2016 году приобрело участок с объектами недвижимости, в том числе зданием цирка площадью 1,2 тыс. кв. м. Сам налогоплательщик в суде пояснил, что участок рядом с торговым центром «Русь на Волге» компания приобрела для того, чтобы расширить парковку, а также, чтобы на этом участке ничего не могли построить ее конкуренты. Спустя полтора месяца после приобретения участка с объектами недвижимости руководитель налогоплательщика принял решение снести здание цирка. Еще через месяц здание было снесено собственными силами, о чем была внесена запись в ЕГРП. Остаточную стоимость снесенного здания и начисленную амортизации ООО «Актив Лайн Групп» включило в расходы в соответствии со ст. 256 НК.

В суде представители ООО «Актив Лайн Групп» ссылались на то, что здание цирка является основным средством, используемым в деятельности с учетом сезонного использования. Однако суд этот довод не принял, указав, что доказательства сезонного использования объекта не были представлены. Кроме того, сразу после приобретения налогоплательщик снес здание. Также суд отклонил представленный истцом предварительный договор аренды здания цирка, решив, что он не может являться доказательством, подтверждающим факт использования спорного имущества в предпринимательской деятельности ООО «Актив Лайн Групп».

«Поскольку материалами камеральной налоговой проверки подтверждается, что ликвидированный объект основного средства в виде арены цирка фактически не был использован в процессе осуществления предпринимательской деятельности, то этот объект не может быть признан в целях налогообложения прибыли амортизируемым имуществом в соответствии с п. 1 ст. 256 НК РФ, а поэтому расходы в виде остаточной стоимости основных средств и суммы начисленной амортизации по указанному объекту не могут признаваться в целях налогообложения прибыли», - следует из решения суда.

По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Карины Кулаковской, фактически не использовавшийся в процессе осуществления предпринимательской деятельности объект не может быть признан в целях налогообложения прибыли амортизируемым имуществом по смыслу п. 1 ст. 256 НК РФ.

«Следовательно, расходы в виде остаточной стоимости основных средств и суммы начисленной амортизации по такому объекту не могут признаваться в целях налогообложения прибыли. При этом доказательства, указывающие лишь на намерение налогоплательщика использовать объект в процессе осуществления предпринимательской деятельности, в том числе предварительные договоры, не являются подтверждением факта использования спорного имущества. Вместе с тем, принятое решение о ликвидации объекта, показания самого налогоплательщика, несоответствие целевого назначения объекта роду деятельности налогоплательщика свидетельствуют о невозможности отнесения спорного объекта к амортизируемому имуществу с целью признания соответствующих расходов для налогообложения прибыли», - отметила юрист.

Дело: А55-38938/2019.

Суд признал незаконным включение в таможенную стоимость товара уплаченных покупателем продавцу дивидендов.

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области поддержал ООО «ССАБ Шведская Сталь СНГ» в споре с Выборгской таможней. Таможенный орган настаивал на том, что выплаченные «ССАБ Шведская Сталь СНГ» своей материнской зарубежной компании дивиденды должны быть включены в стоимость ранее ввезенных ею на территорию Евразийского экономического союза (ЕАЭС) товаров. С них должны быть дополнительно уплачены таможенные платежи и налог на добавленную стоимость (НДС).

Как указано в материалах дела, «ССАБ Шведская Сталь СНГ» покупала у своей материнской компании — SSAB Oxelozund из Швеции — стальной лист, который ввозился на территорию ЕАЭС. При этом таможенная стоимость товара была определена декларантом с применением метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами на основании ст.4 Соглашения между правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан и Правительством РФ «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза» от 25.01.2008.

В 2019 году Выборгская таможня провела в отношении «ССАБ Шведская Сталь СНГ» камеральную таможенную проверку за периоды 2016-2017 годов. По ее итогам таможенники предложили компании доплатить таможенные платежи в размере 1,2 млн руб., в том числе 93,9 тыс. руб. таможенной пошлины и 963,6 тыс. руб. НДС.

Позиция таможенного органа:

  • «ССАБ Шведская Сталь СНГ» (покупатель стального листа) и SSAB EMEA AB (продавец) являются взаимосвязными лицами;
  • в июне 2018 года SSAB EMEA AB приняла решение распределить в свою пользу в качестве дивидендов чистую прибыль «ССАБ Шведская Сталь СНГ» за период 2011-2017 годов в размере 523,6 млн руб.;
  • полученные SSAB EMEA AB дивиденды за 2011-2017 годы связаны с ввозимыми товарами и должны быть добавлены к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары в соответствии с пп. 3 п. 1 ст. 5 Соглашения от 25.01.2008, как часть полученного в результате последующей продажи ввозимых товаров дохода, которая прямо или косвенно причитается продавцу.
В «ССАБ Шведская Сталь СНГ» с таким решением Выборской таможни не согласились и обжаловали его в арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области, который поддержал заявителя.

Позиция суда:

  • из буквального содержания ст. 4-5 Соглашения и ст. 39 ТК ЕАЭС следует, что используемое для целей таможенной оценки понятие «стоимость сделки» носит специальный характер и относится лишь к тем платежам, которые выступают встречным предоставлением за приобретаемый товар (цена товара), что не равнозначно совокупности любых денежных обязательств. Таможенная оценка должна производиться исходя из действительной стоимости товаров
  • цены, по которой такие или аналогичные товары продаются или предлагаются для продажи при обычном ходе торговли в условиях полной конкуренции;
  • между тем, выплата дивидендов, причитающихся SSAB EMEA AB (Швеция) в соответствии с положениями НК РФ, не может быть признана стоимостью сделки в смысле этого понятия, приведенном в п. 1 ст. 4 Соглашения и ст. 39 ТК ЕАЭС.
Взаимосвязанные лица вправе применять метод по стоимости сделки с ввозимыми товарами при условии доказательства декларантом отсутствия влияния данной взаимосвязи на цену товара, указал суд.

«В материалы дела не представлены доказательства того, что Таможней были проанализированы поставки идентичных или однородных товаров, ввезенных на таможенную территорию ЕАЭС в срок не ранее чем за 90 дней, содержащиеся в базах данных таможенных органов, или в иных источниках информации или иная информация о занижении относительно реальной внешнеторговой стоимости ввезенных товаров, как и информация о влиянии взаимосвязи покупателя и продавца на стоимость ввозимых товаров и распределение прибыли покупателем в последующем. Таким образом, таможенным органом не доказано влияние взаимосвязи покупателя и продавца ввозимых товарах на стоимость таких товаров и дальнейшее распределение прибыли покупателя, что не исключает применение первого метода (по стоимости сделки) определения таможенной стоимости», — пояснил суд.

По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Кирилла Снегирёва, в отсутствие представленных таможенным органом доказательств влияния взаимосвязи покупателя и продавца ввозимых товаров на стоимость таких товаров и дальнейшее распределение прибыли, обоснованность принятия решений таможенным органом о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в декларации на товары, и доначисления таможенных платежей «справедливо поставлена арбитражным судом под сомнение».

«Учёт таможенным органом дивидендов, выплаченных обществом единственному участнику, как часть цены ввезённого товара, суд правомерно признал незаконным, так как в силу ч. 1 ст. 43 НК РФ дивидендами является доход, получаемый акционером после распределения прибыли за вычетом подлежащих уплате налогов. Выплата дивидендов также не может быть признана стоимостью сделки в смысле понятия стоимости сделки, приведенном в п. 1 ст. 4 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 и ст. 39 ТК ЕАЭС», — отмечает юрист.

Дело №А56-137218/2019.

Арбитражный суд Рязанской области частично удовлетворил заявление ООО «Астра», снизив размер назначенного компании Межрайонной ИФНС России № 10 по Рязанской области штрафа с 5,687 млн рублей до 1,422 млн рублей.

Основанием для снижения штрафной санкции стало опасение суда в сохранении налогоплательщиком финансовой состоятельности при уплате штрафа в полном объеме «в условиях сложной экономической ситуации в связи с распространением на территории Российской Федерации новой короновирусной инфекции (COVID-19)».

Как указано в материалах дела, в 2019 году МИФНС России № 10 по Рязанской области после камеральной проверки доначислила ООО «Астра» акциз в размере 14,2 млн рублей, пени в размере 1,8 млн рублей, а также штраф в сумме 5,687 млн рублей. Основанием для доначислений послужил вывод налогового органа об умышленном занижении налогоплательщиком налоговой базы в налоговых декларациях за спорный период по сравнению с объемом отгрузок, зафиксированных в ЕГАИС.

ООО «Астра» оспорило решение МИФНС в вышестоящем налоговом органе, а затем в суде. В части уменьшения налоговой базы суд первой инстанции признал решение налоговой инспекции правомерным, однако нашел возможность снизить налогоплательщику штраф в 4 раза. «Единовременное изъятие у общества значительной суммы налога, пени и санкции в условиях сложной экономической ситуации в связи с распространением на территории Российской Федерации новой короновирусной инфекции (COVID-19), введенными ограничениями, может привести к фактическому прекращению деятельности. Кроме того, в Арбитражном суде Рязанской области рассматривается обоснованность заявления кредитора о признании заявителя несостоятельным (банкротом) (дело №А54-6108/2019), что свидетельствует о наличии у заявите- ля проблем финансового характера», — следует из решения суда.

При этом суд отметил, что государственной казне компенсирована неуплата обществом акциза путем начисления пеней, размер которых является значительным. Учитывая размер примененной налоговой санкции, в том числе с учетом требований индивидуализации и дифференциации наказания в зависимости от тяжести содеянного, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, соблюдения баланса частного и публичного интересов, арбитражный суд считает возможным снизить размер налоговой санкции в четыре раза, пояснил суд.

По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Сергея Филиппова, в судебной практики уже были случаи, когда эпидемиологическая ситуация учитывалась в качестве смягчающего обстоятельства (например, последствия эпидемии африканской чумы свиней принимались во внимание арбитражными судами при вынесении решения о размере штрафных санкций). «Важно отметить, что пределы судебной дискреции при определении размера налоговой ответственности содержатся в п. 1 ст. 112 НК РФ. Среди „классических“ смягчающих налоговую ответственность обстоятельств законодателем поименованы и „иные обстоятельства, которые судом или налоговым органом, рассматривающим дело, могут быть признаны смягчающими ответственность“ (пп. 3 п. 1 ст. 112 НК РФ)», — указал юрист.

Сергей Филиппов отмечает, что как правило, налогоплательщики прибегают к использованию данного подпункта в случаях своего тяжелого и (или) нестабильного финансового положения.

«В сущности, такая законодательная формулировка позволяет налогоплательщику просить суд и налоговый орган учесть практически любое обстоятельство, возникшее в его хозяйственной жизни. Главное: такое обстоятельство должно находиться в причинно-следственной связи с факторами возникновения тяжелой финансовой ситуацией налогоплательщика. По мнению Конституционного Суда РФ, только такой дифференцированный подход к назначению наказаний отвечает «требованиям справедливости и соразмерности», — считает юрист.

ВС подтвердил незаконность выемки документов и предметов во время ВНП без надлежащих на то оснований.

Судья Верховного Суда РФ Завьялова Т. В. отказала Межрайонной инспекции ФНС № 1 по Астраханской области в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ. Налоговый орган настаивал в суде на том, что он на законных основаниях провел выемку документов и предметов во время выездной налоговой проверки у индивидуального предпринимателя Винокуровой Е. В.

Однако судья Верховного суда РФ поддержала нижестоящий Арбитражный суд Поволжского округа, подтвердив незаконности выемки. Как указано в материалах дела, в 2018 году во время ВНП у ИП Винокуровой Е. В. МИФНС № 1 по Астраханской области на основании постановления произведена выемка документов и предметов. Налогоплательщик с проведением выемки документов и предметов не согласился и обжаловал постановление налогового органа в УФНС России по Астраханской области, а затем в суде. Позиция налогоплательщика:

  • у налогового органа отсутствовали основания для проведения выемки, поскольку заявителем были подготовлены все копии истребуемых документов, о чем было сообщено налоговому органу письмом;
  • налоговый орган в постановлении о выемке не привел доказательства того, что документы могут быть уничтожены, сокрыты, заменены или изменены.
Cуд первой инстанции поддержал налогоплательщика, признав постановление МИФНС о выемке незаконным. Апелляция это решение отменила, но кассационный суд поддержал позицию суда первой инстанции.

Позиция налогового органа:

  • Основанием для вынесения оспариваемого ненормативного акта послужило непредставление предпринимателем в порядке, предусмотренном пп. 2, 3 ст. 93 Налогового кодекса РФ, в инспекцию истребуемых документов.
Сообщение предпринимателем налоговому органу о том, что копии указанных документов находятся в помещении по месту нахождения предпринимателя, по мнению инспекции, не является доказательством исполнения обязанности, предусмотренной п. 3 ст. 93 Налогового кодекса. Но судья Верховного Суда РФ Завьялова Т. В. не увидела оснований для удовлетворения жалобы МИФНС. В определении указывает, что в ответ на требование о предоставлении документов предприниматель сообщила в налоговый орган о том, что копии истребованных документов предпринимателем подготовлены. В связи с тем, что налоговая проверка проводится по месту нахождения налогоплательщика и для ее проведения сотрудникам инспекции предоставлено отдельное помещение, где и находятся копии данных документов, оснований полагать, что предприниматель предпринимала попытки к сокрытию или уничтожению документов, не имеется.

Екатерина Болдинова, партнер, руководитель налоговой практики Five Stones Consulting, указывает, что в последнее время дела по процессуальным вопросам налоговых проверок становятся все более и более интересными: практика меняется и суды, пусть не часто, но все же соглашаются с доводами налогоплательщиков, когда налицо нарушение налоговыми органами самой процедуры проведения выездных налоговых проверок.

«Отмечу, что вопросов по выемкам в ходе ВНП на практике возникает очень много, ведь выемка, пожалуй, одно из самых конфликтных мероприятий налогового контроля, и на практике именно в ходе выемок совершается наибольшее число нарушений прав налогоплательщиков», — отмечает юрист.

Екатерина Болдинова подчеркивает, что выемка может быть проведена в ходе выездной налоговой проверки ТОЛЬКО при наличии одного из следующих оснований:

  • при наличии у проверяющих достаточных оснований полагать, что документы, свидетельствующие о совершении правонарушений, могут быть уничтожены, сокрыты, изменены или заменены (пп. 3 п. 1 ст. 31, п. 14 ст. 89 НК РФ);
  • если для проведения мероприятий налогового контроля недостаточно копии документов проверяемого лица и у налоговых органов есть достаточные основания полагать, что подлинники документов могут быть уничтожены, сокрыты, исправлены или заменены (п. 8 ст. 94 НК РФ);
  • при отказе проверяемого лица от представления запрашиваемых при проведении налоговой проверки документов или непредставление их в установленные сроки (п. 4 ст. 93 НК РФ).
«То есть налоговый орган может производить активные действия по изъятию у налогоплательщика документов только в том случае, если налогоплательщик противодействовал, сопротивлялся мероприятия налогового контроля и отказывался передавать истребуемые документы/информацию в добровольном порядке. Комментируя данное дело, отмечу, что это очень хорошая победа налогоплательщика, которая, несомненно, позволит многим предпринимателям и компаниям оспорить незаконные действия налоговиков в подобных ситуациях», — считает Екатерина Болдинова.

Дело: А06-841/2019.

Второго июня в Арбитражный суд города Москвы выстроились длинные очереди. По сообщениям стоявших, ожидание длилось до 40 минут.

Об этом сообщили в группе Арбитражного суда в Facebook.

арб

Однако, это было не весь день, такие случаи бывают в определенное время.

Как сообщили в комментарии:

«Самый пиковый интервал с 10.00 до 11.30. До — очереди нет, после — свободно, проверяла! В лифтах, даже при очередях на улице, толп нет. не более 3х чел на лифт. Главное, рассчитывайте время, коллеги, так как пускают только за 20 мин до заседания. Иногда проверяют определение».

Быстро или не быстро, но соблюдения социальной дистанции в полтора метра особо не видно.

На «Клерке» недавно писали, что нет суды должны начать работать после 11 мая. Предписание о режиме ограничений истекает, и никто его не продлевает, хотя обстановка пока серьезная. 

Адвокат Юлия Михальчук поделилась у себя на странице в Facebook состоянием дел в Арбитраже Москвы, в связи с истечением срока режима ограничений в судах.

«Я была сегодня в суде. Если коротко – апокалипсис не наступил:

  • разметка наклеена, на вход большой очереди нет, многие ждут на улице, на солнышке;
  • на крылечке стоит урна для входящей корреспонденции, можно бесконтактно подать документы.
К полудню лежит лишь одно ходатайство об отложении;

  • без противокоронавирусного набора не впускают, приставы проверяют маски, перчатки, замеряют температуру, дезинфицирующие средства не предлагают;
  • лифты работают, в них тоже есть разметка для соблюдения дистанции;
  • модников пока мало – в основном у всех обычные белые маски и медицинские перчатки. Но всё же несколько юристов пришли в масках с рисуночками;
  • задержек нет.
У судьи плотный график – каждые 5-10 минут, но всё быстро. А вот в соседнем кабинете задержка минимум на 1,5 часа;

  • в заседании все в масках, пахнет дизсредствами, окна приоткрыты;
  • в перчатках жуть как неудобно пользоваться документами;
  • оппонент из госструктур дал документы только судье, но мне разрешили сразу же после заседания эту кипу отфотографировать – ведь знакомиться с делами в обычном порядке сейчас нельзя.
В общем, работаем!».

«»

793 суд

Суды с 12 мая возвращаются к обычной работе. С учетом соблюдения санитарно-эпидемиологических норм.

Об этом сообщается в письме, которое разослал Судебный департамент Верховного суда (из материалов ТАСС).

«Предлагается, начиная с 12 мая 2020 года, осуществлять деятельность судов и органов Судебного департамента в полном объеме и в составе работников, определенных штатным расписанием, за исключением тех, у которых выявлено заражение новой коронавирусной инфекцией, и работников, имевших контакт с лицами, заразившимися указаной инфекцией», – говорится в письме.

На сайте Арбитражного суда Уральского округа выложена целая инструкция о мерах предосторожности и поведения в судах. Приведем некоторые выдержки.

«При входе в суд все проходят «входной фильтр», включающий в себя обработку рук антисептическим средством (находится в фойе суда), измерение температуры и обязательное ношение маски. Участники процессов обеспечивают себя масками самостоятельно. При наличии температуры 37.0 и выше допуск в суд запрещен».

Кстати говоря:

«Участников судебных заседаний, прибывших из г. Москвы, Московской области, г. Санкт-Петербурга, просьба при регистрации представлять подтверждение пройденного двухнедельного карантина».

И, конечно же, социальная дистанция:

«При нахождении в здании суда обязательно ношение масок и соблюдение социальной дистанции в 1,5 – 2 метра друг от друга».

Вспоминаются некоторые залы заседаний в АСМО. Там комнатушки три на три метра. Сложновато там будет дистанцию соблюдать. Проще вообще не приходить.

Кстати говоря, на сайте АС города Москвы подобных сообщений пока нет.