Как можно объединить несколько независимых ИП под одним, по сути, брендом? И чтобы не посчитали данное образование дроблением?

Спрашивают в «Красном уголке бухгалера».

«Несколько ветеринарных врачей решили открыть ветеринарные клиники. Если каждый из них откроет ИП и купит патент, для развития объединятся в товарищества под одним названием, не привлечёт внимание налоговой? На самом деле это не дробление, они будут работать сами, у каждого ИП свои сотрудники, расчетный счёт, отдельный товарооборот, договоры с поставщиками... Не хочется заморачиваться с ООО и переплачивать налоги».

Как написали в одном комментарии, «Ну внимание они точно привлекут»,

А вот что еще пишут:

«Если они заключат договор простого товарищества, то не смогут применять УСН 6% в принципе, а ПСН по ветеринарным услугам (если у них патент на них)».

Вот еще вариант:

«Если надо арендовать помещение и решить с товарным знаком, можно подумать как сделать и без товарищества. Я бы тоже не стала так формализовать. Есть просто партнёрские договоры и т.д.».

А вот советуют:

«Ну чтобы совсем обезопасить всех тему с франшизой, можно подготовить для подстраховки. Один придумал бренд, другим продал за три копейки. Тогда точно не притянут дробление».

Подытожим:

«Оформляете торговый знак, и продаете право пользования. Либо сдаете в аренду это право. Если у них не будет единой системы учета пациентов и прочих признаков, что это одна клиника с филиалами, то и вопросов не будет».

В общем, не должно быть признаков принадлежности к одному «карману».

Оптовая торговля велась через два юрлица и ИП. Суд подтвердил искусственное дробление бизнеса и решение о доначислении 164,5 млн руб.

Арбитражный суд Кемеровской области лишь частично признал недействительным решение межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы (МИФНС) № 4 по Кемеровской области, признав незаконным доначисление налогоплательщику 1,1 млн руб. налога на прибыль, а также соответствующих пеней и штрафа.

При этом, подтверждена законность доначисления 102 млн руб. налогов, 62,5 млн руб. пеней и штрафа. Решение суда еще не вступило в законную силу.

Как указано в материалах дела, в 2018 году МИФНС провела выездную проверку уплаты налогов ООО «Вертикаль» (Новокузнецк) с 2014 по 2016 годы. По ее итогам налоговая инспекция доначислила компании 41 млн руб. налога на добавленную стоимость (НДС), 61,9 млн руб. налога на прибыль, 27 млн руб. пеней и 36,5 млн руб. штрафа по п. 1 ст. 126 Налогового кодекса РФ. ООО «Вертикаль» было создано в 2011 году, применяет общую систему налогообложения. Занимается оптовой торговлей продуктами питания. По итогам проверки МИФНС сделала вывод, что налогоплательщик в нарушение п.1 ст.54.1 НК РФ исказил сведения о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения, поскольку перенес часть выручки на взаимозависимых лиц, являющихся плательщиками единого налога на вмененный доход (ЕНВД). Это позволило ООО «Вертикаль» уменьшить НДС и налог на прибыль.

Доводы налогового органа:

  • налогоплательщик создал подконтрольные ООО «Экопродукт» (с 2014 года) и ИП Осипова Р.И. (с 2016 года), которые формально осуществляют только розничную торговлю, а реально с использованием складских и торговых помещений налогоплательщика и его персонала осуществляется оптовая торговля;
  • единственным фактическим руководителем ООО «Вертикаль», ООО «Экопродукт» (формальный руководитель и учредитель – Осипова Р.И.) и ИП Осипова Р.И. является Плегунов В.В. Осипова Р.И. выполняет свои функции формально, фактически продолжала выполнять работу заведующей складом ООО «Вертикаль». Все указанные лица взаимозависимы;
  • наличную торговую выручку ООО «Экопродукт» и ИП Осипова Р.И. вносили в банк торговые представители ООО «Вертикаль, причем не только в Новокузнецке, где находился магазин, но и по городам Кемеровской области;
  • критерием распределения покупателей межу взаимозависимыми лицами являлся способ оплаты: если только наличными – ООО «Экопродукт» и ИП Осипова Р.И., в остальных случаях – ООО «Вертикаль»;
  • торговые представители ООО «Вертикаль» принимали заявки на отгрузку товара в адрес покупателей всех взаимозависимых лиц;
  • доставку товара до покупателей ООО «Экопродукт» и ИП Осипова Р.И. осуществляло ООО «Вертикаль» и несло соответствующие расходы;
  • согласование договоров поставки всех взаимозависимых лиц осуществлял юрист ООО «Вертикаль»;
  • ООО «Экопродукт» и ИП Осипова Р.И. обращались за оформлением ветеринарно-сопроводительных документов на реализуемую продукцию, что необходимо только для осуществления оптовой торговли, при этом в качестве используемых производственных помещений указывали помещения, арендуемые ООО «Вертикаль»;
  • договоры аренды и субаренды используемых помещений носят формальный характер;
  • ООО «Вертикаль» является основным поставщиком товара в адрес ООО «Экопродукт» и ИП Осипова Р.И.;
  • расчетные счета открыты в одних и тех же банках. В качестве контактных указаны данные главного бухгалтера ООО «Вертикаль». Использовался один IP-адрес, закрепленный за ООО «Вертикаль»;
  • ООО «Экопродукт» перечислило на расчетный счет ООО «Вертикаль» на 85,6 млн руб. больше, чем стоимость приобретенной у него продукции (часть сокрытой выручки ООО «Вертикаль»).
В итоге, Арбитражный суд Кемеровской области лишь частично признал недействительным решение межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы (МИФНС) № 4 по Кемеровской области, признав незаконным доначисление налогоплательщику 1,1 млн руб. налога на прибыль, а также соответствующих пеней и штрафа.

По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Сергея Филиппова, это дело примечательно неприменением статьи 54.1 НК РФ в силу принципа действия закона во времени.

«Как отметил Арбитражный суд Кемеровской области, применение положений статьи 54.1 Налогового кодекса РФ к периоду, когда данная норма отсутствовала в Кодексе, «чревато нарушением принципов определенности и стабильности правового регулирования». В этой связи, арбитражный суд не принял доводы инспекции и учел часть расходов налогоплательщика в целях установления должного налогового бремени. Правда, осуществление оптовых и розничных продаж взаимозависимыми лицами без ведения раздельного учета привело к тому, что все доходы-расходы были отнесены судом к оптовым продажам, то есть операции по розничной торговле, обычно облагаемые по ЕНВД, вошли в состав налоговой базы по налогу на прибыль по ОСНО», - отметил юрист.

Дело: А27-14867/2019

Перекинул часть бизнеса на директора – получи обвинения в дроблении и налоговые доначисления! Позиция судов по свежему кейсу. 

Пятый арбитражный апелляционный суд (5 ААС) подтвердил решение межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы (МИФНС) № 3 по Камчатскому краю об искусственном дроблении бизнеса ООО «Вилючинская верфь» для оптимизации налогов. Ранее аналогичное решение вынес арбитражный суд Камчатского края, оно вступило в законную силу.

Как указано в материалах дела, в 2018 году МИФНС провела в отношении ООО «Вилючинская верфь» выездную проверку (ВНП) уплаты налогов в 2015 – 2016 годах. По итогам проверки налоговики пришли к выводу, что компания вместе со своим директором (владеющим долей в 45%) Евгением Никитиным искусственно разделили единый бизнес. Для этого Евгений Никитин зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя с применением упрощенной системы налогообложения (УСН) с объектом «Доходы».

По итогам ВНП налоговый орган доначислил ООО «Вилючинская верфь» налог на добавленную стоимость (НДС), налог на прибыль, а также пени и штрафы. Частично налогоплательщик размер НДС и налога на прибыль сумел оспорить в управлении ФНС по Камчатскому краю, после чего обратился в суд с требованием признать незаконным решение МИФНС.

Суд пришел к выводу, что налогоплательщик с целью получения необоснованной налоговой выгоды (ННВ) в виде снижения налоговых обязательств по налогу на прибыль организаций и НДС занизил в бухгалтерском и налоговом учете суммы полученного дохода в результате разделения выручки, полученной от осуществления собственной деятельности и подконтрольного и взаимозависимого ему ИП Евгения Никитина, применяющего специальный налоговый режим (УСН).

Как налоговый орган доказал схему искусственного дробления бизнеса

Суд указал, что деятельность ИП Евгения Никитина имитирована с целью выведения налогоплательщиком из-под налогообложения НДС и налогом на прибыль организаций большей части выручки, полученной от реализации работ (услуг) по ремонту морских судов, которая указана в первичных документах, составленных от имени ИП.

Взаимозависимость между ООО «Вилючинская верфь» и ИП Евгением Никитиным подтвердили следующие доказательства:

  • Никитин Е.В. является генеральным директором ООО «Вилючинская верфь» и одновременно зарегистрирован как ИП;0
  • с момента регистрации и до настоящего времени Евгений Никитин является учредителем ООО «Вилючинская верфь» с долей уставного капитала 45%;
  • виды деятельности ООО «Вилючинская верфь» и ИП Никитина Е.В. согласно данным ЕГРЮЛ, ЕГРИП, анализам выписок банка, совпадают;
  • общий IP-адрес компьютера, с которого осуществлялось подключение к системе «Банк-Клиент»; компьютер находится по юридическому адресу ООО «Вилючинская верфь»;
  • бухгалтерский и налоговый учет ООО «Вилючинская верфь» и ИП Никитина Е.В. ведутся на одном компьютере (базы 1-С «Бухгалтерия» ООО «Вилючинская верфь» и предпринимателя находятся на одном компьютере, что подтверждается выемкой сотрудниками УВД баз бухгалтерского учета, налоговых, бухгалтерских и иных отчетных документов ха 2015 – 2016 годы);
  • в проверяемый период расчетные счета ООО «Вилючинская верфь» и предпринимателя открыты в одном банке;
  • доверенное лицо предпринимателя с 01.04.2019, являясь главным бухгалтером ООО «Вилючинская верфь», осуществляла сдачу налоговых деклараций ИП Никитина Е.В. по УСН за 2015–2016 годы;
  • общие заказчики – ООО «Рыбхолкам», АО «Озерновский РКЗ № 55», ОАО «Колхоз Октябрь», ОАО «Колхоз им. Бекерева», ООО «Укинский лиман», ООО «Ивашка Сервис», которые показали, что ремонт маломерных судов осуществлялся на территории верфи в г. Вилючинск;
  • отсутствие у ИП Никитина Е.В. принадлежащих ему основных средств, кадровых ресурсов. Налоговый орган установил, что ИП Никитин Е.В. привлекал к ремонтным работам, формально отнесенным на него, сотрудников ООО «Вилючинская верфь», при этом контроль за осуществлением работ производил самостоятельно;
  • судоремонтная база, расположенная по юридическому адресу ООО «Вилючинская верфь», директором и предпринимателем воспринимается как единое целое одного производственного комплекса, на котором ремонт судов производится сотрудниками ООО «Вилючинская верфь»;
  • работы по договорам подряда, заключенным с заказчиками, выполнены сотрудниками ООО «Вилючинская верфь», что подтверждается их допросами;
  • отсутствие у ИП Никитина Е.В. расходов по договорам, заключенным с заказчиками на осуществление ремонта судов, в то время как выполнение условий договоров предполагает несение расходов (в том числе зарплаты, отчислений во внебюджетные фонды, расходов по управлению, покупки материалов и др.). При этом данные расходы несет ООО «Вилючинская верфь»;
  • обналичивание денег: анализ банковской выписки по расчетному счету ИП Никитина Е.В. показал, что им а 2015–2016 годах производилось систематическое списание денег со счета, открытого для осуществления предпринимательской деятельности, на свои личные счета;
  • отчуждение имущества ООО «Вилючинская верфь» в пользу Никитина Е.В., а затем пользу Минко О.И. (заместитель генерального директора). При этом на счета ООО «Вилючинская верфь» деньги за реализацию имущества от Никитина Е.В. не поступали, тогда как деньги от Минко О.И. поступили на счет Никитина Е.В.
Суд указал, что все установленные факты в совокупности с доказательствами, полученными в ходе проведения контрольных мероприятий, свидетельствуют о том, что руководителем ООО «Вилючинская верфь» Евгением Никитиным совершены действия по умышленному вовлечению в процесс выполнения ремонтных работ фиктивное звено - ИП Никитин Е.В. - с целью снижения налоговых обязательств и создания искусственной ситуации, при которой видимость действий двух налогоплательщиков (общества и ИП) прикрывала деятельность одного налогоплательщика - ООО «Вилючинская верфь».

«Коллегия апелляционной инстанции считает верным вывод, что в рассматриваемом случае дробление бизнеса состоит в том, что обществом в лице его руководителя Никитина Е.В. в проверяемом периоде совершены действия по умышленному вовлечению в процесс выполнения работ на маломерных судах взаимозависимого предпринимателя, применяющего УСН, с целью снижения своих налоговых обязательств путем формального соблюдения действующего законодательства и создания искусственной ситуации, при которой видимость действий нескольких налогоплательщиков прикрывала деятельность одного налогоплательщика», - указал в постановлении 5 ААС.

Также апелляция указала, что налогоплательщик не привел «конкретных обоснований наличия разумных экономических или иных причин в части распределения части выручки, полученной ООО «Вилючинская верфь» и предпринимателем»: в чем конкретно заключалось повышение управляемостью бизнесом, увеличения его эффективности и получение положительного экономического эффекта.

О применении расчетного метода для исчисления подлежащих уплате налогов

В первой и апелляционной инстанциях юристы ООО «Вилючинская верфь» настаивали на том, что налоговый орган неправильно применил расчетный метод при определении суммы доначислений в связи с простым объединением доходов двух хозяйствующих субъектов. «ИП Никитин Е.А. применял УСН и у него отсутствовала обязанность ведения учета расходов. Таким образом, при проведении проверки в рамках объединения полученных двумя хозяйствующими субъектами доходов, при исчислении сумм действительных налоговых обязательств налоговым органом не применена соответствующая методика, позволяющая определить не только сумму полученных доходов, но и сумму расходов, понесенных в связи с извлечением дохода. Указанное привело к завышению действительных налоговых обязательств», - приводится в постановлении 5 ААС позиция налогоплательщика.

Апелляционный суд указал, что «расчетный путь определения сумм налогов в конкретной ситуации является средством защиты интересов бюджета от недобросовестных действий налогоплательщиков и направлен на соблюдение баланса частных и публичных интересов». По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Сергея Филиппова, самым острым для правоприменительной практики остается вопрос «налоговой реконструкции» по делам о необоснованной налоговой выгоде.

«Налоговые органы последовательно занимают позицию об отсутствии у них обязанности проводить «налоговую реконструкцию» по данным категориям дел (см. ФНС России в своем письме от 16 августа 2017 года № СА-4-7/16152@). В данном споре суды посчитали обоснованным вывод налогового органа о применении расчетного метода для исчисления подлежащих к уплате в бюджет налогов (пп. 7 п.1 ст. 31 НК РФ). «Отсутствие учета доходов и расходов и объектов налогообложения по НДС и налогу на прибыль организаций» у взаимозависимого индивидуального предпринимателя – доводы, которые помогли инспекции убедить судебные инстанции в своей правоте», - отмечает Сергей Филиппов.

Дело: А24-9177/2019.

652 суд

Апелляция подтвердила решение налоговиков об искусственном дроблении бизнеса налогоплательщика.

Дело: А09-11176/2017.

Как указано в материалах дела, в 2017 году налоговый орган провел выездную налоговую правильности исчисления и уплаты компаний налогов в 2015 году. По ее итогам налоговики предложили ООО «ДОЦ плюс» уплатить 2,25 млн рублей – налог на имущество, пени и штраф. Налогоплательщик не согласился с вынесенным решением, и суд первой инстанции его поддержал, однако апелляция признала решение налоговой инспекции законным.

Как установил суд, в августе 2014 года Яков Такваров и ООО «ДОЦ плюс» учредили ООО «Капитал Групп» с уставным капиталом в 1 млн рублей, распределив между собой доли в 75,0025% и 24,9975% соответственно. ООО «ДОЦ плюс» в качестве вклада в уставный капитал передало ООО «Капитал Групп» недвижимость в Брянске согласованной стоимостью 249,9 тыс. рублей: два цеха общей площадью 2,1 тыс. кв. метров, четыре нежилых помещения, склад, а также кран, линию по пилению бревен, ограждение и бетонную площадку.

При этом остаточная стоимость переданного имущества по данным бухгалтерского учета составила 102,7 млн рублей, то есть 0,24% от согласованной стоимости. ООО «Капитал Групп» применяло упрощенную систему налогообложения со ставкой 6% и не уплачивало налог на имущество. В сентябре и в октябре 2014 года ООО «Капитал Групп» сдало ООО «ДОЦ плюс» названное выше имущество в аренду по согласованной цене 249,9 млн рублей.

За линию по пилению бревен, кран, ограждение и бетонную площадку ООО «ДОЦ плюс» обязалось выплачивать арендодателю 59 тыс. рублей в месяц. За два цеха, четыре нежилых помещения и склад была установлена ежемесячная арендная плата в 281,7 тыс. рублей. При этом в договорах аренды не был предусмотрен порядок расчетов за электроэнергию, использованную при эксплуатации зданий и оборудования. В ходе процесса апелляционный суд установил, что:

  • ООО «Капитал Групп» и ООО «ДОЦ плюс» являются взаимозависимыми лицами;
  • находятся по одному и тому же адресу;
  • согласованная стоимость неденежного вклада составила лишь 0,24% от остаточной стоимости переданного в уставный капитал имущества;
  • среднесписочная численность сотрудников ООО «Капитал Групп» в 2015 году составляла 0 человек;
  • за 2015 год поступления на расчетный счет ООО «КАПИТАЛ ГРУПП» составили 350 руб., что свидетельствует об отсутствии деятельности в 2015 году;
  • по расчетным счетам ООО «КАПИТАЛ ГРУПП» отсутствует списание денежных средств, связанное с осуществлением реальной финансово-хозяйственной деятельности;
  • за использование имущества согласно договорам аренды ООО «ДОЦ плюс» ежеквартально должно было производить арендные платежи, но никаких оплат произведено не было, что свидетельствует о фактической принадлежности имущества налогоплательщику.
В итоге, Двадцатый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что ООО «ДОЦ плюс» в 2015 году получило необоснованную налоговую выгоду в виде разницы в налоговых обязательствах, возникающих при применении общего и льготного (упрощенного) режимов налогообложения, в связи с тем, что организации, находящиеся на упрощенной системе налогообложения, не являются плательщиками налога на имущество.

По словам юриста налоговой практики юридической фирмы «Арбитраж.ру» Сергея Филиппова, оптимизация налогообложения – инструмент тонкой настройки, поскольку всегда существует риск признания операций фиктивными, что повлечет за собой доначисление налогов по Постановлению Пленума ВАС РФ № 53.

«Как неоднократно подчеркивалось судами, действия хозяйствующих субъектов должны быть экономически обоснованными. Фактическое отсутствие арендных платежей в адрес арендодателя за переданное собственному учредителю имущество, отсутствие обычных расходов, характерных для любой предпринимательской деятельности, неразграничение в договорах аренды недвижимости обязанности по уплате коммунальных платежей, а также полное отсутствие в штате арендодателя работников – обстоятельства, убедившие апелляционную инстанцию в получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды», – Сергей Филиппов.

Антикризисная программа властей может привести к росту дробления бизнеса. Из-за того, что большинство льгот даются малому и среднему бизнесу.

«Классический вариант для этого – дробление бизнеса. Компании с выручкой выше лимита 2 млрд руб. и численностью сотрудников более 250 человек (предельные значения, чтобы считаться малым и средним бизнесом) могут искусственно подогнать бизнес под критерии – создать новое юрлицо и перевести на него часть деятельности и сотрудников. Иногда, чтобы не выйти за лимит по выручке и сохранить право на льготы, фирмы могут попросить некоторых покупателей перенести закрытие контрактов на будущий год, пояснил Иван Яголович, партнер консалтинговой компании «Номен» (источник РБК):.

Правда, это не распространенная практика, поскольку отложить исполнение договора, изменив его условия, можно лишь в редких случаях.

Большинство объявленных правительством антикризисных мер распространяется только на малые и средние предприятия (МСП). Для них перенесли сроки уплаты налогов, кредитных и арендных платежей, расширили возможности кредитования.

Существенной поддержкой стало двукратное снижение страховых взносов с 30 до 15%, которое высвободит для бизнеса 285 млрд руб. в 2020 году. Льгота введена бессрочно, а не на несколько месяцев 

Арбитражный суд Поволжского округа оставил в силе решения нижестоящих судов, признавших незаконным доначисление инспекцией федеральной налоговой службы по Кировскому району Астрахани 174,6 млн руб. налогов, пеней и штрафов ООО «НСО-Сервис» (Астрахань). Отметим, что ФНС подала кассационную жалобу в Верховный суд РФ.

Как указано в материалах дела, в начале 2018 года ИФНС провела проверку правильности уплаты «НСО-Сервис» налогов в 2013 – 2015 годах. По ее итогам налоговики обязали компанию заплатить дополнительно в бюджет 59,5 млн руб. налога на добавленную стоимость, 51,7 млн руб. налога на прибыль, 561 тыс. руб. налога на имущество, а также штраф в 28 млн руб. и пени в 44,3 млн руб.

Налоговый орган пришел к выводу, что «НСО-Сервис» за счет согласованных действий с ООО «ПВО-Сервис» получил необоснованную налоговую выгоду. А именно, осуществил «искусственное дробление бизнеса» для недопущения превышения предельных размеров дохода, чтобы сохранить возможность применения спецрежима – упрощенной системы налогообложения. При этом налоговики указали на совпадение у компаний одного из учредителей и руководителя, адреса, вида деятельности, ip-адреса, а также на отсутствие оборудования и штата сотрудников у «ПВО-Сервис» для ведения самостоятельной деятельности.

Но «НСО-Сервис» сумела оспорить доначисления. В суде представители налогоплательщика указали, что компании созданы в разное время, то есть задолго до того момента, как их совокупный доход превысил лимит по УСН. Кроме того, в «ПВО-Сервис» единственному учредителю «НСО-Сервис» принадлежит доля только 20%. «ПВО-Сервис» была создана для того, чтобы использовать деловые связи ее учредителей для заключения контрактов с определенными контрагентами. При этом, «ПВО-Сервис» вела полноценную предпринимательскую деятельность, закупая дополнительное оборудование и запасные части, занимаясь с привлечение третьих лиц сборкой и доукомплектованием оборудования и выплачивая дивиденды учредителям.

По словам партнера MGP Lawyers Дениса Быканова, анализируя схемы «дробления бизнеса», ФНС и суды все чаще детально вникают в специфику и целостность бизнес-процессов налогоплательщика, очень внимательно анализируют движение финансов в группе и систему управления, при этом более 70% судебных споров по «искусственному дроблению бизнеса» компании проигрывают.

«В данном споре суд пришел к обоснованному выводу, что превышение общего лимита по УСН стало следствием эффективного ведения двумя компаниями самостоятельной предпринимательской деятельности. Поэтому претензии налоговиков удалось снять, при этом точку в споре ставить рано: необходимо дождаться решения Верховного суда РФ», – отмечает юрист.

При этом сегодня претензии в «искусственном дроблении» налоговый орган может предъявить практически любой группе компаний, продолжает Денис Быканов. «Поэтому я рекомендую тщательно подходить к вопросам правильного структурирования бизнеса и экономическому обоснованию его разделения на группу компаний», – отмечает партнер MGP Lawyers.

Предприниматель и подконтрольная ему компания владели 66-ю автобусами, помещениями и оборудованием для техобслуживания транспорта. Были ещё три взаимозависимые компании на упрощёнке. Эти компании взяли в аренду автобусы и стали возить пассажиров. Инспекция заявила, что всё это схема по дроблению бизнеса.

Её аргументы:

  • компании и ИП взаимозависимы;
  • это всё единый производственный процесс (перевозка пассажиров, техосмотр транспорта, оформление соответствующих документов, медосвидетельствование водителей и так далее), и он раздроблен;
  • компании занимаются одной и той же деятельностью;
  • компании располагаются по одному и тому же адресу;
  • банковские счета открыты в одно и то же время;
  • IP адреса компаний совпадают;
  • компании используют один и тот же сайт.
Инспекция доначислила НДС на 9 млн руб, налог на прибыль на 7,9 млн руб, налог на доходы физических лиц 131 тыс руб, пени на 4,4 млн руб, штраф на 3 млн руб. Но суды решили иначе. Они решили, что никакого дробления здесь нет, и отменили доначисление инспекции.

Вот почему они так решили:

  • мнимых, номинальных руководителей у трёх компаний на УСН нет. Руководители реальные. Инспекция их, кстати, не допросила;
  • компании на УСН самостоятельно заключали договоры на оказание услуг общественного транспорта, на предоставление субсидий, на оказание услуг по диспетчерско-кассовому обслуживанию, договоры присоединения перевозчика к транспортной системе «электронной проезд», договоры на использование программы СБИС и другие договоры;
  • нет единого раздробленного производственного процесса;
  • все компании расположены по одному и тому же адресу, но это оптимизация производственного процесса, а не единый производственный процесс. Когда арендодатель и арендатор расположены по одному и тому же адресу, арендодателю-собственнику проще контролировать, как используются арендованная техника;
  • заключать договоры с взаимозависимыми лицами — это нормально и само по себе не может ставиться в вину налогоплательщику;
  • взаимозависимость не повлияла на условия или экономические результаты сделок.
Дело № А47-14417/2018.