дробление бизнеса

Владимир Туров рассказал в своем блоге о том, как неправильно дробить бизнес.

Бизнесмену доначислили около 100 млн руб.: НДС, НДФЛ, пени и штрафы (Определение ВС РФ № 304-КГ18-12160 от 27.08.2018 года по делу №А27-10485/2017).

Что установили налоговики, а потом и судьи?

Первая ошибка. Бизнесмен разбил торговый зал на площади по 150 кв.м. на 6 индивидуальных предпринимателей. Причем ни фактически, ни из договоров аренды невозможно установить границы обособленных площадей.

Вторая ошибка. Складские помещения, объекты общего пользования использовались предпринимателями совместно.

Третья ошибка. Индивидуальные предприниматели приходятся друг другу родственниками или наемными сотрудниками.

Четвертая ошибка. Весь ассортимент предлагаемых товаров закупался у одних поставщиков и был только у одного предпринимателя, деятельность которого проверила ИФНС.

Пятая ошибка. Покупатели расплачивались за покупки у одного кассира. 6 предпринимателей и один кассир. При этом ККТ находилась вне торговых точек ИП.

Шестая ошибка. Бухгалтерский учет взаимозависимых индивидуальных предпринимателей вел один человек. И, конечно же, в единой информационной базе. Отчетность и документация хранились в одном месте.

Седьмая ошибка. Расчетные счета открыты в одном банке, указан единый контактный телефон и одни и те же доверенные лица.

Восьмая ошибка. Реклама единого торгового предприятия.

Девятая ошибка. Обслуживание точек осуществляется за счет одного ИП: заключены договоры снабжения, вывоза отходов, охраны, гарантийный ремонт реализуемой техники. Этот же ИП инкассировал выручку остальных предпринимателей и т.д.

Сами по себе эти факты нестрашны. Но когда это комплекс глупостей, выиграть суд невозможно. Господа бизнесмены, так делать нельзя… Налоговики абсолютно правомерно доначислили почти 100 млн руб. Суды абсолютно правомерно встали на сторону налоговиков,

— Владимир Туров

Основные критерии безопасного дробления бизнеса от эксперта, узнайте здесь.

На днях в Калининграде состоялся круглый стол «Взаимодействие предпринимателей с ФНС России: проблемы и пути решения» с участием региональных бизнес-омбудсменов.

На мероприятии обсудили наиболее острые и распространенные проблемы, с которыми сталкивается бизнес при взаимодействии с ФНС. Одна из тем, волнующих предпринимателей – «дробление бизнеса».

Действующее законодательство не содержит понятий «дробления бизнеса», «налоговой выгоды» или «необоснованной налоговой выгоды». Вместе с тем, налоговыми органами под налоговой выгодой понимается: уменьшение своих налоговых обязательств путем занижения дохода, увеличения суммы налоговых вычетов по НДС; получение льготы, зачета налога; применения более низкой ставки.

При этом само получение «налоговой выгоды» не признается нарушением действующего законодательства, если налоговыми органами не доказан факт ее необоснованности.

«Дробление бизнеса» – это одна из схем ведения предпринимательской деятельности, при которой единая хозяйственная деятельность функционально разделяется и осуществляется не одним крупным субъектом предпринимательства, а несколькими мелкими, с целью снижения налоговой нагрузки на бизнес.

Однако, следует учитывать, что «дробление бизнеса» не запрещено законом, наоборот, может выступать в качестве способа оптимизации. Соответственно, при отстаивании своих интересов в налоговом органе или в суде предпринимателю необходимо знать следующее.

Доказательством формальности «дробления бизнеса» может послужить только совокупность установленных в ходе выездного налогового контроля фактов, при этом в случае принятия мер с целью сохранения своего бизнеса, а именно, самостоятельности и добросовестности субъектов, отстоять свою позицию будет легче.

Владимир Туров в своей статье рассказал нам «про налоги и одного KFC-шника, который «развел курятник» по договорам франчайзинга. И у которого под золотистой корочкой была спрятана не первой свежести налоговая оптимизация».

Итак, ближе к делу: Определение ВС РФ № 308-КГ18-12753 от 05.09.2018 года по делу №А32-44581/2017.
Как было дело?

Сеть «KFC» в Краснодарском крае и республике Адыгея. 18 пунктов общественного питания и 11 юридических лиц (УСН 6% + ЕНВД), которые входили в группу компаний. Работа по стандартам бренда. Но не по стандартам налоговой службы.

Инспекция пришла к одному и зацепила всех… Несложно догадаться, что проверяющие решили всех объединить и доначислить налоги по классической системе налогообложения. Ведь это схема дробления со всеми сопутствующими признаками. Итак, что нашли проверяющие:

  • Общий учредитель. Между прочим, очень честный. Он не скрывал, для чего создал 11 компаний: «экономически целесообразно работать без НДС, применяя ЕНВД и УСН. Как следствие, мы вынуждены соблюдать ограничение численности работников организации до 100 человек»;
  • Единый управленческий аппарат. Всем рулил центральный офис. Печати, личные дела работников, сшивы кассовых документов, электронные ключи, строительно-разрешительная документация хранились в одном месте. «Таким образом, оформление документации от имени всех перечисленных организаций, а также принятие решений и обеспечение текущей деятельности в целом осуществлялось единым органом – в одних помещениях одними и теми же лицами».
  • Про единство и целостность команды рассказали и сотрудники. А именно. Собеседование и трудоустройство проходило в центральном офисе. Там же находится бухгалтерия и начисляется з/п. Работники центрального офиса контролируют деятельность всех точек, ставят планы продаж, организуют корпоративные мероприятия.
  • Общий банк. Но это не так страшно… Страшнее, что «право подписи в банковских документах одной организации группы компаний может предоставляться работникам, оформленным в других организациях группы компаний»;
  • Один IP-адрес, с помощью которого осуществлялся доступ к системе «Банк-клиент»;
  • Регулярная финансовая помощь. Более успешные ООО дают беспроцентные займы «нуждающимся» компаниям, помогают вновь открывшимся организациям рассчитаться по обязательствам перед держателем бренда КFС;
  • Взаимовыручка и поддержка. Расходы по приобретению и страхованию основных средств несут одни организации, а доходы от эксплуатации основных средств получают другие участники группы. Плюс, остатки продукции, мебель, кухонное торговое оборудование переходят от компании в компанию без оформления сделок купли-продажи, аренды и т.д.;
  • Общая корреспонденция. Учет входящей корреспонденции, адресованной организациям группы компаний, ведется в едином журнале с единой сквозной регистрацией входящих номеров;
  • Общий персонал. Сотрудники получали зарплату одновременно в нескольких компаниях – это следует из справок 2-НДФЛ и показаний самих работников. «Кроме того, имели место формальные кадровые перемещения, а именно ряд работников, выполняя одни и те же функции, не изменяя фактическое место работы, были переведены кадровой службой из состава сотрудников одного юридического лица в другое». Вдобавок, сотрудники центрального офиса, которые оформлены в одних ООО ездили в служебные командировки с целью «планового осмотра», «передачи ресторана», «проверки ресторана» в другие ООО.
Какие обоснования представила компания, как их воспринял суд, а так же комментарии эксперта, читайте здесь.

Налоговики разработали специальные таблицы, по которым они будут определять, есть дробление или нет, надо ехать к вам на проверку или не надо, пишет Владимир Туров.

Первая таблица анализирует обстоятельства, указывающие на дробление бизнеса при применении одновременно ЕНВД и упрощенки или «классики» с распределением по видам деятельности.

Вторая таблица: обстоятельства, указывающие на дробление бизнеса при применении ЕНВД «распределение по площадям».

Третья таблица: обстоятельства, указывающие на дробление бизнеса при применении упрощенки с распределением дохода между упрощенцами.

Подробности в статье.

В качестве признаков, свидетельствующих о применении схемы дробления бизнеса с целью ухода от исполнения налоговой обязанности, могут выступать следующие обстоятельства:

 - дробление одного бизнеса (производственного процесса) произошло между несколькими лицами, применяющими специальные системы налогообложения (ЕНВД УСН вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;

 - применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников данной схемы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении в целом всей хозяйственной деятельности;

- налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;

- участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;

- создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала;

- несение расходов участниками схемы друг за друга;

 - прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.);

- использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта, адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и т.п.;

- фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;

- единые для участников схемы службы, осуществляющие: ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и т.д.;

- представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и иными контрагентами (не входящими в схему дробления бизнеса) осуществляется одними и теми же лицами.

На такие признаки, в частности, указал суд в решении по делу А24-2305/2017.

Подробнее об этом деле читайте в материале «ИФНС против налогоплательщика в деле о дроблении бизнеса: кто кого».

В налоговых спорах каждое второе судебное решение – это дела с подозрительными лицами, не имеющими права и возможности вести бизнес.

И часто получается так, что эти «на лицо ужасные» фирмочки, на самом деле «добрые внутри». Т.е. реальные. Например дело, по которому было вынесено Постановление АС Поволжского округа №Ф06-31899/2018 от 08.05.2018 года по делу №А12-20171/2017.

Оно ничем не примечательно: необоснованное применение вычетов по НДС из-за якобы недобросовестных  контрагентов. Обычный город. Обычный бизнесмен. Обычная ситуация с классической «серой» схемой. Конечно же, среди контрагентов обычного бизнесмена налоговая нашла «нехорошие» конторы.

Кульминация, как и большинстве подобных эпизодов, заключалась именно в поставщиках. Итак, барабанная дробь:

  • Ну, не могли контрагенты поставить товар, потому что нет технического персонала, основных средств, движимого и недвижимого имущества;
  • Ну, нет на расчетных счетах контрагентов «движений», характерных для «живой» деятельности;
  • Ну, не расположены они на местах госрегистрации;
  • Ну, не представил налогоплательщик товарно-транспортные накладные и путевые листы;
  • Ну, отрицает руководитель участие в деятельности одного из спорных поставщиков;
  • Ну, не проявил налогоплательщик должную осмотрительность.
А развязка сей истории такова: инспекция не доказала факт отсутствия реальности. И на каждый «серый» признак нашелся свой контраргумент.

Какой? Читайте в статье

В последнее время активно проводится работа налоговых органов по выявлению схем дробления бизнеса.

Зачастую при проведении налоговых проверок устанавливаются факты фиктивного разделения бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды, применения льготного режима налогообложения, отметили в УФНС по Приморскому краю. У налогоплательщика отсутствует реальная необходимость в создании дополнительных взаимозависимых организаций, дробление бизнеса проводится искусственно.

При таких схемах бизнес, фактически не относящийся к категории малого получает существенную налоговую экономию в ущерб государственным и общественным интересам.

При установлении во время проведения налоговой проверки таких фактов,  ИФНС вправе применить ответственность по статье 122 НК в виде штрафа в размере 40%, на руководителя и учредителей, направить материалы в следственные органы для возбуждения уголовного дела по статье 199 УК – уклонение от уплаты налогов. Уголовное дело может быть прекращено только при полном погашении всех доначисленных сумм налогов, пени, штрафов.

Во избежание риска негативных последствий и для сохранения деловой репутации налоговые органы края предлагают налогоплательщикам отказаться от применения схем дробления бизнеса, уточнить свои налоговые обязательства и предоставить налоговую отчетность по общему режиму налогообложения.