Обзор актов СКЭС Верховного Суда по налогу на имущество

Рассматриваются ключевые позиции Верховного Суда по налогу на имущество

Рассматриваются ключевые позиции Верховного Суда по налогу на имущество

см. также

Акты СКЭС по НДС за 2021 - ссылка

Определение от 26 февраля 2021 г. № 309-ЭС20-18883 (с. Иваненко Ю.Г., Завьялова Т.В., Тютин Д.В., Лоза) +

По общему правилу российская организация обязана уплачивать налог на имущество в отношении активов, которые признаются основными средствами и подлежат отражению в ее бухгалтерском учете. Как правило, упомянутым критериям отвечает имущество, принадлежащее налогоплательщику на праве собственности. Однако, если имущество, отвечающее признакам основных средств, закреплено собственником на ограниченном вещном праве - праве оперативного управления за некоммерческой организацией, оно признается активом этой организации и, следовательно, именно некоммерческая организация - балансодержатель выступает плательщиком налога. Изложенное согласуется с выработанным в судебной практике подходом к толкованию и применению положений главы 30 "Налог на имущество организаций" Налогового кодекса, который состоит в том, что обязанность по исчислению и уплате налога связана с наличием у налогоплательщика реально существующих объектов имущества, способных приносить экономические выгоды его владельцу и потому признаваемых частью активов налогоплательщика - объектами основных средств (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 20.09.2018 N 305-КГ18-9064, от 24.10.2018 N 305-КГ18-12600).

То обстоятельство, что запись о закреплении спорных помещений за институтом на праве оперативного управления сохранялась в государственном реестре в результате незаконного поведения института, не могло сложить основанием для его освобождения от обязанности по уплате налога и возложения налогового бремени на общество, поскольку в данном случае нарушение закона, допущенное при оформлении права, не являлось препятствием для использования спорных помещений в уставной деятельности института, извлечения выгоды при ее ведении, в то время как общество названной возможности было лишено.

Определение от 17 мая 2021 г. № 308-ЭС20-23222 (с. Завьялова Т.В., Антонова М.К., Тютин Д.В., Юг-Новый Век) +

Сами по себе критерии прочной связи вещи с землей, невозможности раздела вещи в натуре без разрушения, повреждения вещи или изменения ее назначения, а также соединения вещей для использования по общему назначению в сложную вещь, используемые гражданским законодательством (пункт 1 статьи 130, пункт 1 статьи 133, статья 134 Гражданского кодекса), не позволяют однозначно решить вопрос о праве налогоплательщиков на применение рассматриваемой льготы, поскольку эти критерии не позволяют разграничить инвестиции в обновление производственного оборудования и создание некапитальных сооружений от инвестиций в создание (улучшение) объектов недвижимости - зданий и капитальных сооружений. В обоих случаях приобретаемые налогоплательщиком активы до окончания монтажа не имеют прочной связи с землей, а после начала эксплуатации - могут образовывать сложную вещь с объектом недвижимости, разделение которой без разрушения или повреждения становится невозможным или экономически нецелесообразным.

Наличие (отсутствие) сведений об объекте основных средств в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним в силу пункта 6 статьи 8.1 Гражданского кодекса имеет доказательное значение для целей применения подпункта 8 пункта 4 статьи 374 и пункта 25 статьи 381 НК РФ, но также не может использоваться в качестве безусловного критерия для оценки правомерности применения льготы. Это объясняется тем, что вещь является недвижимой либо в силу своих природных свойств (абзац первый пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса), либо в силу прямого указания закона, что такой объект подчинен режиму недвижимых вещей (абзац второй пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса). Государственная регистрация права на вещь устанавливается в целях обеспечения стабильности гражданского оборота и не является обязательным условием для признания ее объектом недвижимости, о чем указано в пункте 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

Нормативные основания для вывода о том, что при приобретении и монтаже установки налогоплательщик осуществил инвестиции не в приобретение оборудования, а в улучшение объектов недвижимости - здания энергоцентра и (или) недвижимого гостиничного комплекса, инспекцией при рассмотрении дела не приведены и судами не установлены. Так, из материалов дела не следует, что в случае признания здания энергоцентра (гостиничного комплекса) и энергоустановки одним объектом, образованным из нескольких частей, будет соблюдено условие пункта 6 ПБУ 6/01 об отсутствии существенных различий в сроках их полезного использования. Энергоустановка также не может быть отнесена к коммуникациям здания энергоцентра и (или) здания гостиницы согласно Общероссийскому классификатору основных фондов ОК 013-94.

Определение от 28 сентября 2021 г. № 308-ЭС21-6663 (с. Павлова Н.В., Завьялова Т.В., Першутов А.Г., Минеральная вода "Ачалуки") +

Сам по себе факт монтажа оборудования в зданиях и помещениях (цехах), предназначенных для обеспечения производственной деятельности, не может служить основанием для отказа в применении освобождения от налогообложения, в том числе по мотиву использования имущества (оборудования и зданий) по общему назначению, предопределенному технологией производства (розлива) минеральной воды, поскольку это приводит к дискриминационным условиям налогообложения лиц, осуществивших капитальные вложения в обновление основных средств.

Определение от 24 ноября 2021 г. № 305-ЭС21-13506 (с. Тютин Д.В. Павлова Н.В., Першутов А.Г., Велес Траст) –

Одним из оснований для выработки правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 19.07.2019 № 305-КГ18-17303, стало то, что различие между первоначально определенной кадастровой стоимостью принадлежащего налогоплательщику объекта недвижимости и его исправленной кадастровой стоимостью является многократным. Такое различие (занижение) кадастровой стоимости со всей очевидностью не укладывается в разумный диапазон возможных значений, которые могут быть получены в рамках соблюдения законной процедуры кадастровой оценки на основе имеющейся информации об объекте недвижимости с учетом профессионального усмотрения, что согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 11.07.2019 N 20-П, позволяет сделать вывод о заведомой некорректности ранее состоявшейся кадастровой оценки, о чем не мог не знать налогоплательщик, являющийся действующей коммерческой организацией. Указанная правовая позиция применима и к фактическим обстоятельствам настоящего дела.

Соответственно, подход, в соответствии с которым общество может быть освобождено от пени и налоговых санкций на основании указанных норм НК РФ, не является правомерным.

Определение от 24 ноября 2021 г. № 310-ЭС21-11695 (с. Иваненко Ю.Г., Павлова Н.В., Першутов А.Г., Воронежский синтетический каучук) +

Само по себе изменение федерального законодательства, повлекшее опосредованным путем изменение условий, необходимых для применения ставки налога 0,2 процента, предусмотренной статьей 1 Закона N 62-ОЗ, не могло служить безусловным основанием для отказа в применении пониженной ставки налога для инвестора, приступившего к реализации инвестиционного проекта до принятия новых актов законодательства, и для доначисления налога к уплате в несоизмеримо большем размере - 152 364 994 рубля. Поскольку на момент начала реализации инвестиционного проекта (до 01.01.2013) используемое в региональном законодательстве понятие "налогооблагаемая база" включало в себя стоимость всего имущества налогоплательщика (как движимого, так и недвижимого), то с учетом положений пункта 2 статьи 5 Налогового кодекса последующее изменение содержания данного понятия на уровне федерального законодательства не должно применяться с обратной силой к добросовестному инвестору.

В то же время необходимо обратить внимание на то, что инвестор не вправе получить налоговую выгоду одновременно как за счет применения пониженной ставки налога, предусмотренной региональным законодательством, так и за счет изменений, внесенных на уровне федерального законодательства. Поэтому при определении того, ухудшено ли положение инвестора в результате изменения с 01.01.2013 редакции пункта 4 статьи 374 Налогового кодекса, и для определения окончательного размера налога, подлежащего уплате в бюджет по итогам реализации инвестиционного проекта, должна быть принята во внимание налоговая выгода, которая получена обществом в связи с исключением вновь созданного движимого имущества из объекта налогообложения.

Определение от 13 декабря 2021 г. № 305-ЭС21-12104 (с. Иваненко Ю.Г., Антонова М.К., Першутов А.Г., ГАЗПРОМНЕФТЬ-ХАНТОС) +

Улучшения земельного участка, необходимые для использования этого участка по назначению, по общему правилу не подлежат налогообложению налогом на имущество организаций, поскольку не формируют самостоятельного объекта гражданских прав, отличного от земельного участка, и в соответствии с правилами бухгалтерского учета их стоимость не включается в стоимость возводимых на земельном участке сооружений капитального характера. Следовательно, само по себе использование земельного участка для возведения и эксплуатации на нем объектов капитального строительства (зданий, сооружений и т.п.) не может служить основанием для взимания налога на имущество в отношении стоимости работ по улучшению земельного участка.

Созданное по результатам выполнения данных работ покрытие кустовых площадок обеспечивает ровную и твердую поверхность для расположенных на ней объектов нефтепромысла, но не обладает самостоятельными полезными свойствами, а лишь улучшает полезные свойства земельного участка, на котором оно находится. При этом расположенные на кустовой площадке сооружения и оборудование, в том числе не носящие капитального характера, являются отдельными объектами основных средств.

ТОП-10 Налоговых споров за 2021

Другие Акты Верховного Суда

ТОП-10 по НДС за 2021 - ссылка