Банки

Банки как контролеры

Все материалы

52% малых и средних предприятий из числа столкнувшихся с блокировками средств банками были вынуждены полностью остановить все операции.

Такую статистику приводит РБК, опираясь на данные опроса независимого агентства MAGRAM Market Research, проведенного по заказу Промсвязьбанка и «Опоры России».

В 2018 году блокировка счетов сказалась на бизнесе сильнее, чем в предыдущий период, отмечается в исследовании. 20% из опрошенных представителей бизнеса столкнулись с блокировкой за прошедший год. Причем о серьезных последствиях заявили 43% из них против 28% в 2017 году.

Половина (51%) блокировок происходит по вине самих предпринимателей, отмечается в исследовании. 35% респондентов признали, что не оплатили налоги в срок, 10% нарушили правила сдачи деклараций, 6% допустили ошибки.

По вине контролирующих органов произошло 16% блокировок. В 14% случаев банки блокировали счета без объяснения причин, в 10% — из-за подозрения в отмывании средств. Незначительное число опрошенных отказались сообщить причины блокировок.

Блокировки на практике в большинстве случаев приводят к гибели бизнеса, говорят эксперты. Причем закон не предусматривает ответственность для банков за неправомерные действия. Банк России уже указывал на то, что кредитные организации зачастую злоупотребляют полномочиями, блокируя средства по формальным признакам.

Остро стоит проблема «заградительных тарифов». Бизнесмен с заблокированным счетом в одном банке может расторгнуть с ним договор обслуживания и перевести деньги в другой, однако банк при этом хочет получить 10-20% от переводимой суммы.

Сложившаяся ситуация уже привела к росту расчетов наличными. Согласно исследованиям, доля компаний, перешедших на наличный расчет за год выросла в четыре раза, до 8%.

ЦБ РФ Указанием № 5083-У от 27.02.2019 г.  внес изменения  в Требования к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Революционных изменений нет - банки как и раньше должны определять критерии риска самостоятельно, исходя из видов оказываемых услуг. Например, операции с наличными денежными средствами, операции с ценными бумагами, в частности векселями, переводы денежных средств без открытия банковского счета и и иных самостоятельно определяемых кредитной организацией факторов.

Однако добавлено, что необходимо при этом учитывать результаты национальной оценки рисков совершения операций (сделок) в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма, размещенные на официальном сайте уполномоченного органа в сети Интернет

При этом риск использования услуг банка в незаконных целях должен оцениваться кредитной организацией как до начала, так и в ходе предоставления клиентам соответствующих услуг.

Результаты мероприятий по мониторингу, анализу и контролю за риском использования услуг кредитной организации в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма должны документально фиксироваться не реже одного раза в шесть месяцев.

Сегодня на «Клерке» была опубликована статья, в которой рассказывалось о том, как предпринимателю Никите Ларченко Сбербанк заблокировал счета, в том числе и карточный счет физица. Блокировка произошла из-за того, что он снимал со своей личной карты деньги и тратил их на свой бизнес. Реакция банка была молниеносной — с ним уже связался представитель Сбербанка и пообещал разрешить ситуацию.

Правда, на вопрос о том, как быть самозанятым лицам, формально нарушающим договор с банком, представитель кредитной организации не ответил. Просто был не готов. Но тоже обещал разобраться.

Злоключения предпринимателя описаны в статье «Банки будут блокировать счета „физиков“, которые решат стать самозанятыми?»

Семинары по теме Банки как контролеры
Все семинары

На прошлой неделе было обнародовано два определения ВС, где суд дал правовую оценку законности «заградительных» тарифов банков для клиентов, подозреваемых в совершении сомнительных операций с точки зрения антиотмывочного закона (115-ФЗ). Оценивая по сути одни и те же комиссии, суд пришел к прямо противоположным выводам, пишет «Коммерсантъ».

В первом споре Совкомбанк зачислил средства во вклад физлица, но при этом удержал с него 20% комиссии. Операцию по зачислению крупной суммы от юрлица во вклад физлица банк счел сомнительной с точки зрения 115-ФЗ. В определении ВС указал, что в 115-ФЗ «не содержатся нормы, позволяющие кредитным организациям в качестве мер противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение». То есть усомнился в законности таких комиссий.

Во втором случае ВС вынес определение по поводу комиссии в размере 10% от остатка по счету за снятие средств, которую удержал Альфа-банк при отказе в обслуживании сомнительного клиента-юрлица. Банк неоднократно информировал Росфинмониторинг о подозрительных трансакциях компании, запрашивал у нее документы, далее был отказ в проведении операций и отказ в обслуживании. ВС счел действия законными, так как у банка были отдельные тарифы за вывод средств при отказе в обслуживании сомнительным с точки зрения 115-ФЗ клиентам, и необходимые меры с точки зрения закона банк принял.

Эксперты отмечают, что различные решения ВС не случайны. В первом случае судьи смотрели на то способствует ли повышенная комиссия защите от сомнительных операций. И пришли к выводу, что комиссия не препятствует проведению операции, лишь дает дополнительный доход банку. Во втором же случае комиссия взималась уже при закрытии счета, когда в отношении покидающего банк клиента меры 115-ФЗ уже не применялись, потому комиссия на защиту правового интереса не влияла.

Банкиры подходят к вопросу практически. «Банки, естественно, учтут решение ВС, но от комиссий вряд ли откажутся,— отметил зампред правления „Ренессанс Кредит“ Сергей Королев.— Скорее, из их описания исчезнут ссылки на 115-ФЗ». Причина проста: для многих банков «заградительные тарифы» — это дополнительный доход в несколько сотен миллионов в год, рассуждает собеседник «Ъ» из крупного банка, отказываться от него никто не будет. По его словам, у отдельных игроков ниже топ-30 сама бизнес-модель подразумевает принимать на обслуживание всех клиентов без разбору, а при расставании с различными обнальщиками зарабатывать на комиссиях.

Оцифровка информации и замена живых людей в комплаенсе программами, формирующими так называемые кейсы при каждом тревожном звонке – основная причина нелепых запросов, которые рассылают банки.

Порой даже микробизнес получает требования о представлении документов по перечню, более подходящему для крупных фирм. Причем стандартные фразы запроса могут скрывать какой угодно смысл.

пввапп

Так, например, в марте 2019 года у микрофирмы, которая имела налоговую нагрузку 5% от оборота по счету, потребовали объяснить «несопоставимо низкие налоговые платежи» по сравнению с этим самым оборотом.

Бухгалтер была уверена, что в 2019 году рекомендованная Центробанком налоговая нагрузка составляет 1,5 %, а в 2018 году (данные были запрошены за прошлый год) и вовсе была 0,9%. Однако банк не смутил ее удивленный вопрос. Оказалось, что комплаенс проверяет не только сумму налоговой нагрузки, но и структуру.

Ежемесячно банки хотят видеть НДФЛ, страховые взносы и… НДС. Как минимум ежеквартально – налог на прибыль. Примечательно, что даже уплата авансовых взносов по УСН не наводит банки на мысль, что ждать уплаты налогов, предусмотренных общей системой налогообложения, по меньшей мере странно.

Центробанк опубликовал методические рекомендации, в которых изложил свою позицию по тем клиентам, чьи операции или деятельность банк считает сомнительными, и вместо отказа в проведении операций с обязательным информированием Росфинмониторинга просто временно или совсем отключает ДБО.

Несмотря на то что ЦБ уже направлял в банки письмо от 12 сентября 2018 года с требованием информировать о причинах подобных действий по запросу клиентов, банки по прежнему не объясняют причины.

Поэтому ЦБ теперь настоятельно рекомендует банкам при отключении ДБО информировать клиентов о причинах ограничения в обслуживании, а также «создавать условия для возможности представления клиентами необходимых пояснений, информации и (или) документов с целью осуществления ими защиты своих прав. Это связано с тем, то регулятор получает много жалоб от клиентов.

Однако и это письмо мало поможет отказникам. Информировать о причинах отказа банкам следует согласно установленному ими же порядку, то есть к этой обязанности они могут подойти формально, ограничившись общими словами о нарушении 115-ФЗ или сомнительности операций, а этого недостаточно для реабилитации. При этом в законе 115-ФЗ по прежнему не прописана обязанность объяснять причины в отказе обслуживания

Банк России в этом году планирует начать работу над реестром контрагентов с повышенным риском участия в сомнительных операциях, рассказал «Известиям» зампред ЦБ Василий Поздышев.

ФТС с 2016 года ведет собственный реестр объектов особого контроля, он создан для внутреннего пользования. В перечень вносят компании, которые проводят сомнительные внешнеторговые операции, сообщили «Известиям» в службе. В зону риска автоматически попадают и новые фирмы, зарегистрированные владельцами или руководителями «сомнительных» юрлиц. Эта система уже функционирует на основе межведомственного взаимодействия, пояснили в ФТС. Если компания попала в аналогичный список, например, ФНС или ЦБ, она автоматически окажется в реестре объектов особого контроля ФТС, добавили в службе.

Наиболее распространенные причины включения в список – невозврат валютной выручки и манипуляции с авансами (завышение при поставке товаров). Однако существует и механизм реабилитации. Как отметили в ФТС, ежегодно проводится автоматический анализ каждого из включенных объектов и формируется новый список.

Создание общего реестра лиц с повышенным риском участия в сомнительных операциях снизит опасность негативных последствий при работе с клиентами, считают представители банков. А эксперты считают, что появление такого инструмента должно снизить риски необоснованного включения клиентов в «черные списки».

Доступ к реестру контрагентов с повышенным риском участия в сомнительных операциях банки могут получить уже к концу 2019 или началу 2020 года.

1848 ЦБ РФ

Растущее число клиентов банков, пострадавших из-за отказа в проведении операций, смутило даже Центробанк, который сам требовал от банкиров ужесточать контроль, пишут «Ведомости».

Очевидно, что необходимо менять действия ЦБ — чтобы не возникало чрезмерного давления на добросовестных клиентов, признала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина на встрече с банками, организованной ассоциацией «Россия». По ее словам, ЦБ и Росфинмониторинг планируют пересмотреть признаки сомнительных операций и сократить перечень оснований для отказа в их проведении. Черный список компаний и людей, которым банки уже отказали в обслуживании из-за подозрений в легализации доходов, будет пересмотрен.

Сами банки должны внимательно относиться к клиентам, а не слепо применять формальные критерии, призвала Набиуллина. В ноябре 2017 г. ЦБ даже выпустил методические рекомендации, призывая банки комплексно анализировать действия клиента, прежде чем отказать в операции. Сейчас ЦБ думает о создании сервиса проверки компаний на соблюдение антиотмывочного законодательства, рассказала Набиуллина, подобный опыт есть в Сингапуре.

Бизнес столкнулся с огромной проблемой – власти требуют от банков, чтобы они наравне с ними осуществляли контроль над всеми операциями клиентов, негодует владелец сети кофеен Алексей Петропольский: «В результате банк вынужден закручивать гайки всем без исключения».

Информацию обо всех отказах банки направляют в Росфинмониторинг, откуда она поступает в ЦБ. Регулятор формирует списки отказников и рассылает их во все банки, об обновлении списков становится известно в течение недели. Первый раз такие списки российские банки получили в июне 2017 г., в них вошла информация с января 2016 г.

Клиент может обжаловать решение о включении его в черный список сначала в банке, затем в созданной весной 2018 г. межведомственной комиссии и в суде. Но клиент не всегда знает, в какой банк обращаться за реабилитацией, кто и за что включил его в список, признает топ-менеджер крупного банка. К середине сентября 2018 г. банки реабилитировали более 6400 клиентов. Сколько всего клиентов в черном списке, Росфинмониторинг не раскрывает.

На реабилитацию бизнеса уходит много времени – случается, что компании по полгода не могут добиться разблокировки средств и получить возможность открывать новые счета.

Банк России рекомендует участникам рынка усилить контроль за «сомнительными» трансграничными переводами наличных без открытия банковского счета, так как предприниматели могут использовать переводы средств физлицами для оплаты контрактов на поставку товаров и тем самым избегать валютного контроля, пишет РБК.

Под внимание Центробанка попали трансграничные переводы наличных, которые с минимальными временными интервалами в течение одного дня проводят одни и те же физические лица (так называемые серийные отправители).

Такие переводы, как правило, осуществляются через банковские отделения, расположенные в крупных торговых точках, где не используется контрольно-кассовая техника, или рядом с ними. «Серийные отправители» при этом переводят суммы, превышающие обычные суммы переводов физлиц (зарплаты, подарки, материальная помощь и т.д.). Часто средства переводятся нескольким получателям в одни и те же города.

Ранее Банк России называл розничную теневую торговлю основным каналом для вторичного нелегального обращения наличности вне банковского сектора. Объем теневой розничной торговли только в Москве ЦБ оценивал в 600 млрд руб. в месяц, а крупнейшими операторами по обращению наличности, по данным регулятора, являются столичные рынки ТЦ «Москва» (Люблино), ТК «Садовод» (на юго-востоке столицы, у МКАД) и «Фуд Сити» (Калужское шоссе, Новая Москва).

Банки начали сбор биометрических данных клиентов, пишут «Ведомости». Впереди всех оказался Сбербанк, что неудивительно.

Сбербанк ранее пообещал, что в его офисах, банкоматах и мобильном приложении появится распознавание по лицу, а при звонке в колл-центр система сможет узнавать клиентов по голосу. В перспективе эти технологии помогут ускорить обслуживание и повысить безопасность операций благодаря дополнительному фактору, позволяющему подтвердить личность.

Крупнейшие банки, в том числе российские, уже используют биометрические технологии в обслуживании: например, так они распознают клиентов при звонке в колл-центр или визите в сейфовое хранилище, ведут базу берущих заведомо невозвратные кредиты мошенников, собирая фото заемщиков. Кроме того, Россия — мировой лидер по платежам с помощью смартфонов, ряд которых также используют биометрические технологии (оплата подтверждается с помощью отпечатка пальца).

В этом году Сбербанк форсировал сбор биометрии: по словам его президента Германа Грефа, к декабрю банк собрал «миллионы образцов» биометрических данных клиентов, речь идет о слепках голосов и изображениях лиц. Собрать столько образцов Сбербанк смог в том числе за счет агрессивных продаж. Его сотрудники говорили клиентам, что с января, если биометрических данных нет в системе, обслуживание клиентов будет начинаться с их сдачи, правда, пресс-служба заявляла, что с Нового года ничего не изменится.

По количеству собранных биометрических данных клиентов Сбербанк на несколько порядков обгоняет запущенную с конца июня государственную Единую биометрическую систему (ЕБС), единожды сдав в которую изображение лица и слепок голоса человек может в любом банке получать кредиты, открывать счета и делать переводы без визита в отделение. Антиотмывочный закон требует от банков идентифицировать всех новых клиентов, и теперь сделать это они могут не только при личном присутствии клиента, но и с помощью ЕБС.

Собирать биометрию для ЕБС обязаны все банки, но пока это делают немногие, а оказывают услуги с ее помощью – лишь единицы. В итоге к октябрю в ЕБС сдали данные лишь 2000 человек, актуальную цифру оператор системы – «Ростелеком» не раскрывает.

ЦБ РФ не стал давать банкам указания по временной приостановке подозрительных операций по банковским картам, оставив все взаимоотношения с клиентом на усмотрение самой кредитной организации. Об этом пишет «КоммерсантЪ».

Ассоциация банков России (АБР) опубликовала ответ ЦБ на вопросы, касающиеся их обязанности останавливать транзакции клиентов при подозрениях в их несанкционированном характере. Такая обязанность возникла в связи с поправками к закону «О национальной платежной системе», которые вступили в силу 26 сентября 2018 года. Однако формулировки в законе оказались весьма неконкретными, допускающими двоякое толкование. В итоге банки написали ЦБ письмо со списком из более 40 вопросов с просьбой дать разъяснения, в отдельных случаях даже просили урегулировать порядок действий на уровне нормативного акта. Но Банк России, по сути, дал отписку, напомнив о свободе договора банка с клиентом или просто процитировав нормы закона.

В результате открытыми остались вопросы взаимодействия банка—отправителя денежных средств и клиента в случаях выявления кредитной организацией сомнительной операции. В частности, по закону при выявлении попытки хищения клиентских средств банк обязан приостановить операцию на два дня, незамедлительно уведомить клиента об этом и после получения подтверждения провести трансакцию (или не проводить). Но как именно информировать клиента и в какой форме должно быть получено его согласие или отказ от проведения операции, закон не разъясняет.

В ситуации взаимодействия банка—получателя средств и клиента проблемы еще серьезнее. Банк-получатель может задержать сомнительные средства на счете на пять дней, в течение которых клиент должен предъявить подтверждающие легальность денег документы. О каких именно документах идет речь и в каком виде их нужно представить, закон не разъясняет, не говоря уже о том, как проверить подлинность представленных документов.

Отсутствие установленных правил может привести к проблемам как у банков, так и их клиентов.