допрос

Инспекция провела выездную проверку, в рамках которой допрашивала сотрудников компании. Инспекторы использовали их показания для доначислений. Но после того, как налоговая представила акт выездной, компания представила налоговой нотариально заверенные протоколы допросов сотрудников у нотариуса. Новые показания были в пользу компании.

Но ни налоговая, ни суд не поверили новым показаниям и суд не стал учитывать их при вынесении решения. Почему?

– сотрудники были допрошены в один и тот же день;

– сотрудники дали идентичные показания;

– новые показания были в пользу работодателя;

– работодатель мог надавить на сотрудников, чтобы они дали показания в его пользу.

Возможно, суд прислушался бы к новым показаниям, если бы:

  • они не были идентичны по содержанию;
  • новые показания не были бы датированы одним днём;
  • ещё на стадии допроса инспекторами сотрудники налогоплательщика сделали бы отметки в протоколах допроса о том, что их не устраивает: неверные формулировки, двусмысленные вопросы и т.д. Иначе получилось, что сначала у сотрудников не было никаких вопросов по протоколу допроса, а потом они вдруг передумали и решили «передопроситься» у нотариуса. Конечно, суд отнёсся к этому скептически.

Инспекция очень любит допрашивать сотрудников проверяемой компании. Налоговая ведёт допрос так, чтобы полученные ответы можно было истолковать против налогоплательщика. Например, если сотрудник скажет, что не помнит какого-либо контрагента, то инспекция однозначно использует этот ответ как доказательство того, что контрагента и не было.

Хитрости с формулировками, вопросы о событиях трёхлетней давности, двусмысленные вопросы – это ещё не всё. Бывает, что инспекция умышленно задаёт сотрудникам компании вопросы, ответы на которых они знать не могут, потому что у них не те служебные функции. Упрощенно говоря, инспекция спрашивает бухгалтера об остатках товара на складе, а кладовщика – о том, как платили контрагенты.

Как ещё инспекция хитрит, допрашивали сотрудников компании? На практике встречаются такие ситуации:

– инспекция опрашивает сотрудников, которые не были на объекте, который строил контрагент. А тех сотрудников, которые были на этом объекте – не допрашивает;

– задает вопросы о работе с контрагентами тем сотрудникам, которые в силу служебных функций не могут этого знать;

– допрашивает сотрудников, которые пропустили большой промежуток времени, когда компания работала со спорным контрагентом. Они могли пропустить его из-за болезни или находясь в отпуске;

– инспекция допрашивает бывших сотрудников компании, которые были уволены со скандалом. При этом инспекция рассчитывает, что бывший сотрудник, желая отомстить компании, даст показания против неё;

– во время допроса свидетель не смог назвать ни одного из подрядчиков, в том числе тех, сотрудничество с которыми инспекция не оспаривает. Следовательно, показаниям этого сотрудника нельзя доверять, потому что он явно не владеет информацией.

Конечно, о таких действиях инспекции нужно заявлять в суде. Есть ряд судебных решений, где отмечено, что инспекция допрашивала сотрудников, которые в силу служебных функций не могли ответить на её вопросы.

В делах об уклонении от уплаты налогов следователи задают разные вопросы. ФНС согласовала целую методичку со Следственным комитетом. Там десятки вопросов: про знакомство с контрагентами, про дружбу с клиентами, про места встреч для переговоров. Подробно мы об этом писали.

Про аудиторов в методичке не говорится. Но можно готовиться, что про них теперь все чаще будут спрашивать следователи и налоговики. Личным опытом поделился известный адвокат Владимир Китсинг на своей странице в Facebook.

«Дело по уклонению от уплаты налогов. Вопрос следователя — пользуетесь ли вы услугами аудиторских компаний. Если да, то назовите их. Думаю, в скором времени стандартным вопросом будет — кто осуществляет юридическое сопровождение компании, в том числе налоговое консультирование», — размышляет Китсинг.

20876 допрос

Когда не знаешь, где встретить подполковника полиции — пойди в налоговую инспекцию.

С недавних пор в состав комиссий в ИФНС, на которых рассматривают декларации с разрывами по НДС и заслушивают вызванных «на ковер» налогоплательщиков, стали входить представители правоохранительных органов.

О такой тенденции рассказала на своей странице в Фейсбуке управляющий партнер юридической фирмы «Гин и партнеры» Кира Гин.

Приходим в налоговую на заседание рабочей группы по НДС и тут... сюрприз: в составе группы подполковник полиции. Вежливо интересуемся у товарищей: как обстоят у нас в государстве дела с налоговой тайной, и в силу каких таких полномочий подполковник хочет беседовать с нами на тему разрывов по НДС? Оппоненты недружелюбны: жаждут крови и доплат в бюджет. Налоговая тайна, равно как и банковская, и аудиторская уже давно никого не интересуют. Разрывы в дальних коленах, но кто-то должен за это ответить. «Мне нужен труп. Я выбрал Вас. До новой встречи! Фантомас» (примерно так сказал подполковник на прощание. Походы в налоговую без налогового юриста окончательно перестают быть томными

Открыть оригинал изображения (1237x519, 165.55 Кб) Как отмечает автор публикации, такой тренд прослеживается не только в Москве, но и в других регионах. Например, в Свердловской области, в состав различных налоговых комиссий входят представители МВД и Прокуратуры.

О чем говорят ваши сотрудники? 

Особенно, если речь идет о бизнесе? Особенно, если представить, что собеседник генерального директора или главбуха – налоговый инспектор.

В Постановлении АС Западно-Сибирского округа от 22.11.2018 года по делу №А67-4208/2017 сотрудники наболтали на 35 миллионов рублей. Особенно отличились директора.

Общие сотрудники общего бизнеса рассказали правду:

  • «Мы не знали, где будем работать, и кто будет нашим работодателем».
  • «Трудовые договоры мы подписывали задним числом».
  • «Бухгалтерия и отдел кадров находятся в головном офисе по адресу…».
  • «Зарплату нам выдавал директор» (сотрудники всех участников схемы знали в лицо только одного директора).
Что рассказали директора и как подготовить сотрудников?