Клерк.Ру

Как Люда, мать-одиночка, не в тот день с ребенком в налоговую ходила

13963

Следующая серия про обычного бухгалтера Люду из Краснодара. Пришла бухгалтер Люда в налоговую передать документы с младшим. Он в очередной раз заразился от кого-то из 20 сопливых детей в группе.

Тут своя-то психика недостаточно окрепла для таких мест.

«Буду искать позитив», — твёрдо решила Людмила — «Хорошо, что детскую комнату сделали! Для людей постарались!».

Она сделала вид, что это не она называла это место исключительно как портал в (3)ад.

Время идёт, а очередь не двигается. Сотрудники суетятся и нервничают. Народ шепчется: «Что-то не работает», «Какой-то сбой»... Делать нечего, всем сдаваться надо, все ждут.

Молодой человек в костюме решил уступить место женщине в возрасте с огненно рыжими волосами:

— Пожалуйста, садитесь.

— Такое бухгалтеру не говорят! — с напускной строгостью воскликнула дама.

Парень явно был не в теме бородатых бухгалтерских шуток, но опытная очередь похихикала.

Через час детская комната уже не помогала. Игры в ладушки, кулачки и «по кочкам» тоже. Через полтора Люде пришлось идти добывать еду. На третьем часу хотелось всё бросить и уйти в закат, но было жалко потраченного времени. Через три часа, когда, наконец, подошла её очередь, Людмиле показалось, что она слышит ангельское пение и видит лучи света над девушкой в окошке.

Берёт Люда стопочку документов подаёт девушке, та начинает их проверять. Внезапно как в замедленной съемке поднимает на Люду глаза — в них ступор. Показывает документы. Немая сцена достойная театра — на полях некоторых страниц красивые цветные каракули, нарисованные трехлетней реинкарнацией Пикассо. В то время, когда Люда читала новость в телеграм-канале Клерка про этот самый сбой в налоговой. Как иронично...

Вся бухгалтерская жизнь пронеслась у неё перед глазами. За один вздох Люда пережила все стадии переживания горя: отрицание («Это не те бумаги. Это я, наверное, черновики прихватила»), злость («Ну он у меня получит»), торг («Может, и так прокатит?»), депрессию («Я никчемная и мать, и бухгалтер! Сама, дура, виновата...») и принятие («Неприятно, но все живы и надо думать, что делать дальше»).

За одно моргание Люда вспомнила только что изученную гарвардскую стратегию переговоров Win/win (сотрудничество). Она уже приготовилась всей собой демонстрировать бесконечные уважение и позитив, искать взаимные выгоды, сыпать аргументами, напоминать об общих интересах и шутить как в последний раз.

Но, чудо! Сотрудница как будто услышала последние Людмилины мысли о чей-то матери и всей этой системе налоговой отчетности в целом. Она быстро загнула изрисованные поля, отдала Люде на подпись и приняла весь пакет документов.

«Сейчас проснусь», — подумала Людмила. Вышла на улицу, держа сына за маленькую пухлую теплую ручку. Вдохнула морозный воздух, решила, что это всё-таки был сон. И пошла дальше по своим бухгалтерским делам с легкой душой и верой в человечество в своем старом, но всё ещё красивом и удобном пальто.